Человек из автозака: политические задержания в Москве

Годовой доклад ОВД-Инфо за 2012 год

Резюме

ОВД-Инфо - это независимый правозащитный медиа-проект, с декабря 2011 года занимающийся мониторингом политических задержаний. В данном докладе представлены собранные ОВД-Инфо статистические данные о количестве политических задержаний, а также проанализированы форматы политических мероприятий, их тематика и организаторы. Значительная часть доклада посвящена выявленным нарушениям при задержаниях, в отделениях полиции, а также ходу судебных разбирательств над задержанными.

Географически доклад охватывает задержания, происходившие в Москве и нескольких городах ближайшего Подмосковья, хронологически - период с 4 декабря 2011 года по 31 декабря 2012 года. В докладе приведены сведения о 5169 политически мотивированных задержаниях в ходе 228 мероприятий, из них 1312 задержаний приходятся на декабрь 2011 года и 3857 - на 2012 год.

Все мероприятия, вошедшие в мониторинг ОВД-Инфо, кроме закончившегося столкновениями с полицией Марша миллионов 6 мая 2012, имели подчеркнуто мирный характер.

В ходе 20 согласованных с органами власти мероприятий было задержано 1079 человек, в ходе 208 несогласованных или не требующих согласования мероприятий зафиксировано 4090 задержаний. Самым распространенным форматом уличной протестной активности является пикет - в ходе 65 пикетов зафиксировано 682 задержания. По числу задержаний лидируют митинги - на 23 митингах было задержано 1983 человека. Самой частотной темой протестных мероприятий оказалась поддержка политических заключенных - данной тематике было посвящено 49 мероприятий, на которых было задержано 305 человек. По количеству задержаний на мероприятиях вперед выходит общепротестная тематика - в ходе 44 мероприятий с антипутинскими лозунгами зафиксировано 1773 задержания, на 35 мероприятих, посвященных фальсификациям и честным выборам, было задержано 1750 человек.

Если исходить из данных ОВД-Инфо, то основным фактором протеста оказываются граждане и гражданские активисты - на стихийные мероприятия и мероприятия, организованные различными группами активистов, приходится подавляющее большинство всех зафиксированных ОВД-Инфо мероприятий и по их числу, и по количеству задержаний: 137 мероприятий (60% от общего числа) или вовсе не имеют организаторов, или организованы независимыми активистскими группами, на долю подобных мероприятий приходится 2300 задержаний (44%).

На базе свидетельств задержанных, приведенных в докладе, можно сделать следующие выводы об основных нарушениях прав задержанных:

  • большинство задержаний проходит без предварительного предупреждения задерживаемого о нарушении им закона;
  • при задержании сотрудники полиции не представляются и не называют задерживаемому причину задержания;
  • полиция широко практикует необоснованное и безнаказанное применение насилия при задержаниях и в отделениях полиции;
  • нередки случаи задержаний журналистов, находящихся на политических мероприятиях по заданию редакции;
  • сотрудники ОВД допускают в отношении задержанных множество нарушений как процессуального характера, так и значительно более тяжких, в т. ч. касающихся права на юридическую защиту и своевременную медицинскую помощь.

На примере конкретных историй в докладе описывается, как проходит силовой разгон оппозиционных мероприятий (5 марта 2012 года и 6 мая 2012 года).

Постановления мировых судов по административным делам задержанных на политических мероприятиях носят обвинительный уклон. Зафиксировано также множество процессуальных нарушений, которые и позволяют мировым судьям выносить обвинительные заключения без должных доказательств виновности задержанного. Несмотря на крайне низкое качество работы мировых судов, в 94% случаях районные суды оставляют решение нижестоящей инстанции без изменений.

Некоторые активисты за отчетный период задерживались несколько раз, поэтому число задержаний не равно количеству людей, прошедших через опыт задержаний. Установить точное соотношение не возможно, однако согласно аналитической оценки ОВД-Инфо число людей, прошедших через опыт задержаний, может составлять не менее 3256 человек или 63% от общего числа задержаний.

Определение терминов и источники данных подробно описаны в методологическом вступлении, встречающиеся в тексте доклада термины и законы расшифрованы в глоссарии. Вводная глава доклада - Общий обзор задержаний - описывает собранную и проанализированную ОВД-Инфо статистическую информацию о политических задержаниях за отчетный период. Инфографическое и картографическое представления статистических данных ОВД-Инфо вынесены в отдельные разделы. В остальном доклад структурирован в главы и подглавки в соответствии с последовательностью событий при стандартном задержании. В главе Ход задержания описываются стандартные причины задержаний и на конкретных примерах показываются типы зафиксированных нарушений. Глава Нарушения в ОВД касается событий, происходящих с задержанными в отделениях полиции. Заканчивается доклад описанием хода Судебных разбирательств. Попытка оценить, каково соотношение между количеством задержаний и количеством задержанных активистов вынесена в приложение Сколько людей прошло через задержания. Глава Возбуждение уголовных дел на задержанных также вынесена в приложение, поскольку данные случаи не касаются собственно административных задержаний, однако имеют прямое влияние на поведение активистов и сотрудников полиции в ходе задержания. Исходные данные, на которых базируется доклад, доступны для дальнейших исследований в виде таблиц или csv-файла в одноименном разделе.

Предисловие

Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Конституция Российской Федерации

В декабре уже позапрошлого, 2011 года, новый опыт всколыхнул общество: опыт массовых политических задержаний. Только за три дня и только в Москве было задержано свыше тысячи человек, многие провели в отделениях полиции по несколько суток, а десятки людей оставались за решеткой по две недели. Сегодня для внимательного наблюдателя российских реалий это звучит обыденно, а все обыденное не шокирует. Но тогда для большинства задержанных это был новый опыт — физический опыт несвободы. Этот опыт всколыхнул и нас, авторов этого доклада, и с тех декабрьских дней мы в ежедневном режиме отслеживаем все политические задержания в Москве.

ОВД-Инфо - независимый правозащитный медиа-проект, занимающийся мониторингом политических задержаний. Наш проект аполитичен — мы не являемся частью протестного движения, в своей работе не отдаем предпочтения ни одной политической силе. Но у ОВД-Инфо есть, если угодно, идеологические ориентиры: это, прежде всего, закон, а конкретней — 31-ая статья российской Конституции, гарантирующая гражданам право на свободу собраний. Это опыт советских диссидентов, а конкретней - “Хроника текущих событий”, самиздатский бюллетень, отслеживавший нарушения прав человека в СССР с 1968 по 1983 год. И это французский философ Мишель Фуко, который, создав в 1971 году Группу информации по тюрьмам, сформулировал простой тезис — разговор о тюрьме должен строиться на рассказах заключенных, а не тюремщиков.

Ни у кого из нас нет уверенности в том, что он избежит тюрьмы. И сегодня такой уверенности еще меньше, чем когда- либо. Наша повседневная жизнь втиснута в полицейские клетки.

Манифест Группы информации по тюрьмам

Наша сфера интересов не столь страшна, как страшна российская тюрьма. Но любая несвобода — это всегда несвобода. Задержание и содержание в отделении полиции по своему внутреннему смыслу ничем не отличается от любых иных вариантов несвободы. И важно то, что об этом типе несвободы мы можем узнать многое — с помощью рассказов самих задержанных.

Все то, что удается узнать участникам проекта ОВД-Инфо, мы сразу же сообщаем через наш сайт. Эту информацию используют сотни новостных изданий, что позволяет избежать самого страшного элемента несвободы — безголосости, информационного вакуума. Теперь, по результатам более чем годичного наблюдения, мы публикуем эти данные и знания в обобщенном и проанализированном виде. Зачем?

«Хроника» изо всех сил стремится к спокойному и сдержанному тону. К сожалению, материалы «Хроники» вызывают эмоциональное отношение, которое невольно пробивается и в тексте. «Хроника» прилагает и будет прилагать силы к максимальному сохранению строго информативного стиля, но не может ручаться за полный успех.

Хроника текущих событий, выпуск от 30 июня 1969 года

Мы верим, что информация и знание способны менять ситуацию. Само по себе детальное описание сложившейся практики на конкретных примерах и на базе проверяемой статистики — уже изменение: прежде, чем поменяется система, должно измениться ее восприятие. И прежде всего, должно появиться понимание самой системы и понимание того, какие изменения необходимы. На базе доклада можно выявить если не все, то множество слабых мест полицейской и судебной систем, и эта информация понадобится законодателям — если не текущим, то будущим. И это важно — ведь если избиения и иные чудовищные нарушения полиция совершает по отношению к политическим задержанным, которые знакомы со своими правами и к которым приковано внимание масс-медиа, то страшно предположить, с чем сталкиваются сотни тысяч обычных задержанных, которым не приходится рассчитывать ни на внимание прессы, ни на помощь адвокатов и правозащитников. Мы призываем экспертов и политиков со вниманием отнестись к нашему докладу и использовать полученные данные в своих законодательных и общественных инициативах.

Побочным результатом сбора данных о политических задержаниях стало некоторое представление о протестной активности в целом. Но неискушенного в социологии читателя мы хотим предостеречь от прямолинейных выводов — наши данные описывают только феномен политических задержаний, и корректное их использование для суждений о протестной активности невозможно без сопоставления с каким-либо иным массивом данных. Именно поэтому мы сами избегаем каких-либо выводов. Но мы будем рады, если журналисты, социологи и политологи найдут применение нашим данным в своих публикациях и исследованиях — являясь сторонниками идеологии открытых данных, мы предоставляем все исходные данные в формате, позволяющем легко их адаптировать под собственные исследовательские нужды.

Занимаясь мониторингом политических задержаний, а потом работая над этим докладом, мы испытали множество эмоций. Те знания и то понимание, которое дает этот доклад, оставляют следы — мы изменились. И несмотря на то, что в докладе мы придерживаемся сухого фактологического языка, мы надеемся на то, что наш доклад изменит и вас.

Мы ставим себе целью узнать, что есть тюрьма: кто туда попадает, как и почему туда попадают, что там происходит, что такое жизнь заключенных, а также жизнь персонала, что представляют собой здания, как там питаются, как соблюдается гигиена, как применяются Правила внутреннего распорядка, как осуществляется медицинский контроль, как поставлена работа мастерских, как оттуда выходят и что значит в нашем обществе быть одним из тех, кто оттуда вышел.

Манифест Группы информации по тюрьмам

Методология доклада, источник данных

Как статистические, так и качественные данные, используемые в докладе, базируются прежде всего на информации, получаемой ОВД-Инфо непосредственно от задержанных или их адвокатов, а также от очевидцев задержаний. Сбор данных осуществлялся с помощью горячих линий ОВД-Инфо, на которые задержанные звонили во время задержаний, а также с помощью письменных опросов задержанных через онлайн-форму на сайте. Исключение составляют данные о задержаниях с 4 по 10 декабря 2011 года, которые основываются на данных СМИ и иных организаций, в частности, движения “Солидарность” и Правозащитного центра “Мемориал.” Качественные данные базируются на рассказах и интервью задержанных, ранее опубликованных как ОВД-Инфо, так и СМИ или самими задержанными в социальных сетях.

В мониторинг ОВД-Инфо попадают только задержания, которые расцениваются нами одновременно как неправомерные и политически мотивированные.

Под неправомерностью подразумевается нарушение сотрудниками полиции при задержании или оформлении задержанных действующего российского законодательства. Редкие случаи правомерного задержания политических активистов — в частности, задержание граждан, провоцирующих конфликты на массовых мероприятиях или осуществляющих насилие в отношении сотрудников полиции и других граждан — в итоговые данные ОВД-Инфо не попадают. При этом при массовых задержаниях не всегда есть возможность установить обстоятельства задержания, поэтому в итоговых данных за отчетный период могло быть статистически незначительное число — не более двух-трех десятков — правомерных задержаний. В силу закрепленного в Конституции права на свободу собраний с одной стороны и волюнтаристской политикой властей при согласовании мероприятий — с другой ОВД-Инфо не расценивает несогласованность мероприятия как правомерный повод для задержаний. Все задержанные 6 мая 2012 года на Болотной площади также входят в итоговую статистику политически мотивированных задержаний, данная позиция обоснована в тексте доклада.

Политический мотив задержаний определяется обстоятельствами задержания: речь может идти о задержании человека, находившегося на политической акции или митинге, задержании политического активиста при агитации или расклейке агитации или ничем не мотивированном задержании человека, известного своей политической или общественной активностью. Политика в данном докладе понимается в широком смысле отстаивания своих прав и интересов — мероприятия, посвященные экологии, правам сексуальных меньшинств, точечным застройкам или социальным требованиям, рассматриваются ОВД-Инфо как политические.

Статистические данные по количеству задержаний в Москве за отчетный период имеют практически исчерпывающий характер, однако остается вероятность, что отдельные мероприятия или задержания отдельных активистов оказались вне поля зрения ОВД-Инфо. Поскольку иные данные ОВД-Инфо неполны — например, ОВД-Инфо не обладает статистическими данными по всем судебным решениям, не все случаи избиения активистов при задержании зафиксированы при мониторинге, — анализ нарушений при задержаниях и в отделениях полиции имеет не статистический, а качественный характер.

В двух случаях — для анализа количества людей, прошедших через задержания, и оценки доли успешных апелляций по административным делам задержанных — авторы доклада прибегают к внешним источникам количественных данных: к базе данных мировых судов Москвы и к данным нескольких районных судов Москвы. Методология работы с этими данными описана в соответствующих местах доклада.

Качественные данные, включенные в доклад, преимущественно взяты из материалов ОВД-Инфо и лишь иллюстрируют те или иные нарушения прав задержанных и российского законодательства. Ими не исчерпывается список подобных нарушений за истекший период в Москве.

Источник данных отмечен с помощью гиперссылки в онлайн-версии доклада и в сносках — в PDF-версии доклада. В случаях, когда источник данных не указан, интервью взяты непосредственно для данного доклада. Данные, на которых базируется инфографика, картография и общая статистика, приведены в таблицах “Исходные данные” с указанием их источника.

Тематическое атрибутирование всего списка мероприятий, попавших в мониторинг ОВД-Инфо, произведено с помощью рассмотрения заявленных целей каждого конкретного мероприятия. Классификация мероприятий по формату произведена с помощью анализа каждого конкретного мероприятия — критерии классификации подробно описаны в тексте доклада. Очевидно, что как тематическое, так и типологическое атрибутирование мероприятий в достаточной степени условно и предложенное в данном докладе разбиение может быть пересмотрено в зависимости от постановки исследовательской задачи.

Хронологически доклад охватывает период с 4 декабря 2011 года по 31 декабря 2012 года. Географически доклад охватывает задержания, происходившие в Москве и нескольких городах ближайшего Подмосковья (Химки, Жуковский, Железнодорожный, Троицк). Данные о задержаниях в других городах России в текущий доклад не включены, поскольку о них ОВД-Инфо не обладает сколько-либо полной информацией. Данные в приложении “Возбуждение уголовных дел на задержанных” охватывают более широкий период и не ограничиваются Москвой.

Определение терминов и понятий и расшифровка законов дается при первом вхождении, полный их список можно посмотреть в Глоссарии.

Общий обзор задержаний

С момента начала массового политического протеста 4 декабря 2011 года по 31 декабря 2012 года ОВД-Инфо зафиксировало 5169 политически мотивированных задержаний в Москве и ближнем Подмосковье в ходе 228 мероприятий, из них 1312 задержаний приходятся на декабрь 2011 года и 3857 - на 2012 год.

Визуализация данных позволяет увидеть общую картину протеста через призму задержаний (слайд “Все задержания”), хронологическое развитие уличной активности (слайд “Хронология задержаний”), разбиение мероприятий по организаторам (слайд “Организаторы мероприятий”) и типу мероприятий (слайд “Формат мероприятий”), а также официальный статус мероприятия (слайд “Согласованнность мероприятий”). Цветом отмечена тематика мероприятия, а радиус круга отражает количество задержанных. Исходные данные с указанием их источника доступны в виде сводной таблицы (“Исходные данные”).

Формат мероприятий

За отчетный период ОВД-Инфо зафиксировало 228 мероприятий. В данном докладе под мероприятием подразумевается собственно задержание одного или более человек, объединенное общими географическими и тематическими обстоятельствам. Необходимо отметить, что данный термин включает как уличные публичные мероприятия, сопровождающиеся задержаниями, так и некоторые специфические случаи политически мотивированных задержаний вне митингов, акций и пикетов.

Общее распределение мероприятий по форматам представлено на Рис. 1. Слайд “Формат мероприятий” позволяет увидеть те же данные, обогащенные тематическим атрибутированием каждого мероприятия и количеством задержаний на них. Табл. 1 позволяет сравнить зависимость числа задержаний от формата мероприятия.

Необходимо отметить, что классификация мероприятий по форматам имеет довольно условный характер и в данном докладе атрибутирование выполнено с целью продемонстрировать, на какого типа мероприятия приходится наибольшее количество задержаний. Само по себе развитие форматов уличной протестной активности представляет определенный исследовательский интерес, однако данных ОВД-Инфо для решения этой задачи недостаточно.

Специфические случаи задержаний

ОВД-Инфо зафиксировало задержания 78 человек в ходе 17 агитационных мероприятий — подобные мероприятия в базе данных ОВД-Инфо маркированы как “Агитация”, задержание 17 активистов в ходе 10 специальных полицейских мероприятий — эти мероприятия маркированы “Активист”, и задержание 70 человек в ходе 15 немаркированных мероприятий (“Другое”).

Под агитацией в данном докладе имеются в виду мероприятия политических активистов, направленные на раздачу агитационных материалов общего содержания или с призывом выйти на конкретное политическое мероприятие. В данную категорию мероприятий, например, попадают задержанные 23 февраля 2012 года при раздаче доклада “Путин. Итоги” активисты движения “Солидарность” или активисты, задержанные 2 мая 2012 года за раздачу листовок с призывом выйти на Марш миллионов 6 мая.

Под специальными полицейскими мероприятими, маркированными словом “Активист”, в данном докладе имеются в виду задержания активистов вне публичных политических акций. Например, 28 ноября 2012 года без какого-либо формального повода в метро были задержаны активисты “Другой России” — таким образом была сорвана акция, посвященная очередной годовщине партийной газеты “Лимонка”.

В категорию “Другое“ попадают случаи задержания, происходящие в нетипичных обстоятельствах. В данную категорию мероприятий попали, например, и задержанные 5 августа 2012 года музыканты группы “Макулатура” за антипутинскую риторику во время концерта, и задержание 24 мая 2012 года случайных прохожих с плакатом “С днем рождения”, которых полиция приняла за участников протестного “лагеря” #ОккупайАрбат.

Формат уличных мероприятий

Наиболее распространенной формой уличной активности за охваченный период является пикет — ОВД-Инфо зафиксировало задержания 682 человек на 65 пикетах, что составляет более 28% всех зафиксированных мероприятий.

Традиционно под пикетом имеются в виду как согласованные, так и несогласованные мероприятия с участием более одного человека и не предполагающие сцены или звукоусиления, передвижения, прямого действия. Однако в рамках данного доклада проверочными критериями пикета являются также проведение мероприятия а) по конкретному поводу, б) в пешеходном пространстве, в) в непосредственной близости к пикетируемому учреждению. В данную категорию попадают, например, регулярные пикеты у Следственного комитета в поддержку арестованных по Болотному делу, пикеты у здания Госдумы против закона о митингах и закона о запрете усыновления детей гражданами США, довольно многочисленные мероприятия в поддержку Pussy Riot у зданий московских судов во время судебных слушаний. Несмотря на несоответствие проверочным критериям в данную категорию также включена серия согласованных агитационных пикетов “Другой России” у станции метро “Новокузнецкая” в силу согласования данных мероприятий именно в форме пикета и их соответствия законодательному определению пикета.

Одиночный пикет предполагает участие одного человека, и данная форма уличной активности не требует согласования. Тем не менее, на одиночных пикетах за отчетный период зафиксировано задержание 47 человек в ходе 15 мероприятий данного типа — это несоответствие объясняется тем, что в Москве получила распространение форма протестной активности в виде серии одиночных пикетов, когда одиночные пикеты объединены одной тематикой, временем, а иногда и пространством, однако участники мероприятия находятся на значительном расстоянии друг от друга; кроме того, иногда сотрудники полиции задерживают на одиночных пикетах двух человек — например, в тот момент, когда участники мероприятия меняются плакатами (подробнее см. Согласованные и несогласованные мероприятия).

В ходе 38 акций ОВД-Инфо зафиксировало 433 задержаний. В данную категорию попадают преимущественно театрализованные акции, т.е. акции, предполагающие не только и не столько письменную или устную демонстрацию своей позиции, сколько представление своей позиции с помощью того или иного действия с собой, другими участниками акции или внешними объектами. В эту же категорию попадают акции прямого действия (АПД), которые в рамках данного доклада определяются как акции, содержащие прямое, а не символическое действие с объектом протеста.

ОВД-Инфо зафиксировало 1978 задержания на 22 митингах. Под митингами в данном докладе имеются в виду массовые мероприятия, объединенные общей тематикой и пространством вне зависимости от статуса согласования. Митинги проводятся как со сценой и звукоусилением, так и без них, и с целью отделить массовые пикеты от митингов введены проверочные критерии пикета– — в отличие от пикетов митинги могут проходить в местах, не привязанных непосредственно к объекту протеста, митинг не обязательно посвящен конкретной теме, а место проведения митинга может не ограничиваться пешеходной зоной. Тот факт, что именно на митингах зафиксировано наибольшее количество задержаний, объясняется как тем, что массовые задержания были зафиксированы на ряде согласованных митингов “За честные выборы”, так и тем, что серия мероприятий “Стратегия-31” на Триумфальной площади в данном докладе атрибутированы именно как митинги.

484 задержания зафиксировано ОВД-Инфо в ходе 4 маршей. Под маршем имеется в виду скоординированное движение участников мероприятия по заранее определенному маршруту вне зависимости от статуса согласования.

Определенные трудности связаны с классификацией мероприятий, находящихся на грани различных форматов. Граница между маршем и прогулкой довольно расплывчата, а между прогулкой и серией длящихся во времени и пространстве мероприятий, получивших название “оккупай”, она еще тоньше. Тем не менее, и термин “прогулка”, и термин “оккупай” укоренились в языке описания московских политических уличных мероприятий, в том числе — и в самоназваниях, даваемых организаторами. Поэтому в данном докладе приняты три термина — прогулка, переходный формат прогулка/оккупай и собственно оккупай, и при атрибутировании мероприятий уделяется внимание как формально вычленяемым критериям, так и самоназванию.

В ходе 6 прогулок было зафиксировано 72 задержания. В отличие от маршей данный формат мероприятия не предполагает согласования и, хотя предполагает передвижение участников, маршурт проглуки имеет довольно неопределенный характер, а участники прогулки не координируют свои передвижения, не группируются в единые колонны и участвуют в мероприятии в индивидуальном порядке.

В ходе 12 прогулок/оккупаев было зафиксировано 1034 задержаний. В данную категорию попали два типа мероприятий, довольно различных по формату: это серия “Прогулки с белыми лентами” на Красной площади, которые по формату и идеологии были чем-то средним между “Стратегией-31” и прогулками, и акция “Белый город” 7 мая 2012 года, которая планировалась как прогулка без привязки к конкретной географической точке, но из-за жесткого разгона участников силами полиции практически превратились в оккупаи, растянувшись и во времени, и в пространстве — эти прогулки длились трое суток, охватив собой весь центр города.

Наконец, в ходе оккупаев ОВД-Инфо зафиксировало 17 случаев разгона полицией или задержаний отдельных активистов, всего зафиксировано 234 задержаний. Под оккупаем в данном докладе имеются в виду протестные мероприятия, отвечающие ряду критериев: а) круглосуточное присутствие активистов, б) трудновычленимая тематика, в) отсутствие единого организатора и наличие самоорганизации участников или конкурирующих групп организаторов. Данным критериям соответствуют #ОккупайАбай на Чистопрудном бульваре у памятника Абаю Кунанбаеву, #ОккупайАрбат на Старом Арбате у памятника Булату Окуджаве и #ОккупайБаррикады в сквере у Кудринской площади. Случаи задержания активистов, передвигавшихся из одного пространство в другое, также классифицированы как оккупаи. Различные мероприятия, хронологически возникшие после появления оккупаев и носящие в своем названии слово “оккупай”, например, #ОккупайМУР, #ОккупайСК, атрибутированы в данном докладе как пикеты, палаточный лагерь нескольких сторонников группы Pussy Riot, известный под названием #ОккупайСуд, атрибутирован как “Другое”.

Зафиксировано также 40 задержаний в ходе 7 инцидентов в эколагерях. В 6 случаях задержания проходили в лагере защитников Цаговского леса в Жуковском, в одном случае 6 человек были задержаны в лагере защитников Химкинского леса. Под эколагерем имеются в виду растянутые во времени и единые в пространстве экологические акции протеста вне городского массива.

Рисунок 1: Распределение мероприятий по их формату

Формат мероприятий Количество мероприятий Количество задержанных

Таблица 1: Количество мероприятий и задержаний на них в зависимости от формата

Тематика

ОВД-Инфо зафиксировано 49 мероприятий, посвященных поддержке политзаключенных или задержанных активистов — подобная тематика помечается словом “политзеки”. Второе и третье место по количеству мероприятий занимает общепротестная тематика. Если до выборов президента России 4 марта 2012 года превалировала тематика фальсификаций на выборах и требования честных выборов (35 мероприятий, помеченных “За честные выборы”), то после выборов повестка стала менее конкретной, но выражающей более радикальные настроения по отношению к властвующей группе — 44 мероприятия в докладе отмечены словом “антиПутин”, поскольку в протестной среде именно Владимир Путин олицетворяет все негативные характеристики текущей политической системы. Как показывает Табл. 2, в ходе мероприятий первой общепротестной волны (тематика “За честные выборы”) и второй (тематика “антиПутин”) было задержано примерно одинаковое количество людей.

19 мероприятий были посвящены поддержке арестованных участниц группы Pussy Riot. Здесь необходимо отметить, что административное задержание собственно участниц группы после концерта на Лобном месте 20 января 2012 года подпадает под тематику “антиПутин”.

Московские оккупаи тематически атрибутированы в данном докладе собственно как “оккупай”, поскольку одним из критериев оккупая является “трудновычленимая тематика”. По мнению авторов доклада, в формате оккупаев форма важнее содержания, поэтому количество мероприятий данного формата (17 оккупаев) равно количеству мероприятий с данной тематикой (17).

Мероприятия с тематикой “Стратегия-31” — это собственно митинги “Стратегии-31” с требованием соблюдения 31-й статьи Конституции о свободе собраний. Количество мероприятий с данной тематикой (10 мероприятий) за отчетный период больше, чем собственно митингов “Стратегии-31” на Триумфальной площади, поскольку дважды активисты “Другой России” задерживались у мэрии Москвы на акциях с требованием согласовать проведение “Стратегии-31”.

В категории экологической (9 мероприятий) и социальной (6 мероприятий) тематики попадают мероприятия с соответствующими требованиями — например, мероприятия за сохранение Химкинского и Цаговского лесов отмечены как экологические, а акции, посвященные реформе образования или точечной застройке, как социальные.

За отчетный период 5 мероприятий были посвящены ужесточению законодательства о публичных мероприятиях — данная тематика обозначена как “Против закона о митингах”, — и 3 мероприятия были посвящены запрету на усыновление детей гражданами США (тематика — “Против антимагнитского закона”).

Тематика двух мероприятий за права сексуальных меньшинств обозначается аббревиатурой ЛГБТ, тематика двух антифашистских мероприятий обозначена словом “антифа”.

Тематика “другое” — 27 мероприятий за отчетный период — включает в себя как мероприятия, посвященные какой-то конкретной, но редкой теме (как, например, акция партии “Яблоко” против военного призыва или пикеты у посольства США по поводу ситуации на радио “Свобода”), так и случаи задержания активистов вне публичных мероприятий и другие исключительные случаи задержаний.

Рисунок 2: Распределение мероприятий по их тематике

Тематика мероприятий Кол-во мероприятий Кол-во задержанных

Таблица 2: Количество мероприятий и задержаний на них в зависимости от тематики

Организаторы

Полный список организаторов мероприятий и распределение количества задержанных на мероприятиях в зависимости от их организаторов представлены в Табл. 3 и слайде “Организаторы мероприятий”.

Как можно увидеть на Рис. 3, абсолютного организационного лидера уличных мероприятий не существует, потому что наибольшее количество мероприятий — 99 из 228 — никто не организовывал. Подобные мероприятия в данном докладе помечены как “стихийные мероприятия”. Критерием для определения мероприятий как стихийных является отсутствие как формального институционального организатора — в таком качестве могут выступать политические партии или тематические комитеты и оргкомитеты, — так и легко вычленяемой организационной группы активистов, не связанных с каким-либо одним институциональным организатором. Вторым критерием стихийности мероприятия является его многочисленность — как правило, за малочисленными и точечными мероприятиями без определенного организатора стоит та или иная группа активистов, не связанная напрямую или вообще не связанная с институциональными игроками. Подобные мероприятия в данном докладе в классификации по организаторам попадают в категорию “другое”, которая и занимает второе место по количеству мероприятий — 38. Необходимо отметить, что в силу невозможности доподлинно установить отсутствие единого организатора несогласованных мероприятий в принятой в данном докладе классификации организаторов мероприятий может быть определенная доля ошибочной атрибуции именно в категориях “стихийные мероприятия” и “другое”.

В целом, на стихийные мероприятия и мероприятия, организованные различными группами активистов (“другое”), приходится подавляющее большинство всех зафиксированных ОВД-Инфо мероприятий и по их количеству, и по количеству задержанных на них людей: 137 мероприятий (60% от общего числа) или вовсе не имеют организаторов, или организованы независимыми активистскими группами, на долю подобных мероприятий приходится 2300 задержаний (44%).

На группу организаторов, имеющих то или иное формальное отношение к общепротестному движению (Оргкомитет протестных действий, Координационный совет, Оргкомитет 23 августа, движение “Солидарность”, Левый фронт, Мастерская протестных действий, “Росагит”, Комитет 6 мая) приходится 40 мероприятий (17%) и 2088 задержаний (40%).

Среди институциональных игроков, участвующих в общем протестном движении, лидером по числу собственных мероприятий вне коалиционных проектов является движение “Солидарность” с 14 мероприятиями (6%) и 488 задержаниями (9%).

Среди институциональных игроков, не участвующих в общем протестном движении, лидером по числу мероприятий является незарегистрированная партия “Другая Россия” с 23 мероприятиями (10% от общего числа) и 193 задержаниями (менее 4%).

Необходимо отметить, что организатором митингов “Стратегия-31” в данном докладе является не “Другая Россия”, а собственный оркомитет “Стратегия-31”, поскольку вопреки сложившемуся мнению “Стратегия-31” является коалиционным проектом нескольких политических игроков. На 8 митингов “Стратегия-31” (3% от общего количества мероприятий) приходится 429 задержаний (8%).

Рисунок 3: Распределение мероприятий по их организаторам

Рисунок 4: Количество задержаний в зависимости от организаторов мероприятий

Организатор мероприятий Кол-во мероприятий Кол-во задержанных

Таблица 3: Количество мероприятий и задержаний на них в зависимости от организаторов

География задержаний

Распределение задержанных по отделениям полиции — отделам внутренних дел (ОВД), т.е. районным отделениям полиции, а также линейным отделам, т.е. пунктам полиции на метрополитене или при вокзалах — представлено в картографическом виде. Необходимо отметить, что число задержаний в данном представлении меньше, чем в общей статистике ОВД-Инфо, в силу того, что мы не обладаем полнотой данных о задержаниях с 4 по 10 декабря 2011 года. За отчетный период ОВД-Инфо зафиксировало 5166 задержаний, а в распределении задержанных по отделениям полиции учтены только 4269 из них.

Общее количество отделений полиции, задействованных в политических задержаниях, за отчетный период составляет 87. Из них 68 — столичные ОВД, 16 — линейные отделы, и 3 — отделения полиции в Московской области.

Больше всего задержанных за отчетный период побывало в ОВД “Басманный” (372), ОВД “Тверской” (365), ОВД “Пресненский” (262).

Согласованные и несогласованные мероприятия

Политически мотивированные задержания проходят на акциях и митингах, а также во время агитации или иной политически окрашенной деятельности активистов. Задержания проходят как на несогласованных, так и на согласованных мероприятиях: за отчетный период на официально согласованных мероприятиях зафиксировано 1079 задержаний, на несогласованных — 4087 задержаний. При этом необходимо отметить, что несогласованность мероприятия не означает его немирный характер — все мероприятия, вошедшие в мониторинг ОВД-Инфо, кроме закончившегося столкновениями с полицией Марша миллионов 6 мая 2012, имели подчеркнуто мирный характер.

В ходе больших согласованных митингов (5 декабря 2011 г., 5 марта 2012 г., 10 марта 2012 г., 12 сентября 2012 г.) задержания начинались преимущественно после окончания основного мероприятия, в том случае если часть участников решает продолжить мероприятия в ином формате.

5 декабря 2011 г. участники поддержали предложение выступавших со сцены “пройтись к метро «Лубянка»”, в результате около 300 человек были задержаны.

5 марта 2012 г. Сергей Удальцов предложил собравшимся не уходить, и митинг на Пушкинской площади продолжался в виде встречи с депутатом Госдумы Ильей Пономаревым — встреча была жестко подавлена ОМОНом, около 200 человек были задержаны.

10 марта и 12 сентября также был задержан Сергей Удальцов и несколько человек рядом с ним, после того как Удальцов предложил продолжить мероприятие в ином, но законном формате — при этом 12 сентября Удальцов был задержан до истечения срока согласованного митинга.

Необходимо отметить задержание активистов “Другой России” на серии согласованных пикетов у станции метро “Новокузнецкая” летом 2012 года. Под предлогом несоответствия плакатов заявленной тематике пикетов полиция каждый раз жестко задерживала участников мероприятия. Например, 29 июня 2012 года “на согласованном пикете у метро “Новокузнецкая” задержаны: активисты “Другой России” Колесников Дмитрий, Петров Евгений, Георгий Дорохов, Краев Виталий, Ростислав Барсуков, а также блогер-журналист Шелковенков. По словам одного из активистов, задержали организаторов, а также всех, кто держал транспарант на пикете. Задержанных привезли в ОВД Замоскворечье”.

Особняком стоит разгон согласованного Марша миллионов на Болотной площади 6 мая 2012 года, вылившийся в массовые избиения, задержания, а затем и уголовные дела против участников шествия. В рамках данного доклада мы не готовы дать комплексную оценку произошедшему на Болотной площади, однако с уверенностью можно утверждать, что полиция применила избыточную силу к задержанным, а сами задержания проходили вне правового поля.

Задержания на мероприятиях, не требующих согласования, — одиночных пикетах или прогулках без лозунгов и транспарантов — либо проходят без всякого правового обоснования, либо обосновываются формальными поводами. Так, без всякого повода 27 октября 2012 года в ходе прогулки против репрессий и пыток были задержаны Сергей Удальцов, Алексей Навальный, Сергей Пархоменко, Максим Санников, Екатерина Мочалова и еще один человек: все они шли по улице без плакатов и лозунгов или стояли в одиночных пикетах. 24 ноября 2012 года на одиночном пикете “Завтра придут за тобой!” были задержаны Сергей Шаров-Делоне и Олег Пыхтин — Шаров-Делоне стоял с плакатом, к нему с приветствием подошел Пыхтин, и обоих тут же задержали.

24 марта 2012 года “у здания Министерства внутренних дел на Калужской площади полиция задержала двух участниц пикета памяти Сергея Магнитского. <…> Задержанные нарушили регламент проведения одиночного пикетирования — стояли с развернутыми плакатами на расстоянии всего десяти метров друг от друга. Активисты быстро исправили ошибку, попросив одну из активисток плакат свернуть, но полицейские все равно задержали обеих”.

В целом, при всей жесткости российского законодательства в области публичных мероприятий, множество форм уличной активности, зафиксированных ОВД-Инфо за год, не регулируется законом. Задержания активистов в ходе майских прогулок и оккупаев, как и задержания в ходе прогулок с белыми лентами или на одиночных пикетах, оцениваются нами как заведомо неправомерные в силу отсутствия соответствующих запретов в российском законодательстве.

Наибольшее количество задержаний проходит на несогласованных мероприятиях, которые, по мнению власти, требуют согласования — таких, как митинги “Стратегии-31” на Триумфальной площади, различные перформансы и флешмобы или массовые стихийные пикеты у зданий судов и других государственных органов. При этом решения о разгоне подобных мероприятий имеют конъюнктурный и политический характер — в абсолютно идентичных ситуациях мероприятия могут как разгоняться, так и не разгоняться. Так, людей, собиравшихся у здания суда поддержать предпринимателя Алексея Козлова, не задерживали, вероятно, во избежание лишнего шума, а каждое судебное слушание по делу Pussy Riot сопровождалось задержаниями.

Ход задержания

Подавляющее большинство задержаний проходит без предварительного предупреждения задерживаемого о нарушении им закона; при задержании сотрудники полиции не представляются и не называют задерживаемому причину задержания; на оппозиционных мероприятиях обычно присутствуют оперативники Центра по противодействию экстремизму, по чьей указке полиция задерживает активистов; регулярно при задержании полиция применяет избыточную физическую силу.

Рассказывает Даниил Файзов, задержанный 18 марта 2012 года на пикете “Против наглой лжи НТВ” у телецентра Останкино:

“На 10 примерно минуте меня свинтили (не сопротивлялся и вел себя вежливо). Не скандировал, не выкрикивал. Сотрудники полиции не представились, лица не опознаю, а на резонный вопрос “За что?” ответили “Там объяснят”.

22 апреля 2012 года на Красной площади был задержан активист, развернувший плакат “Россия без Пут”: “Задерживающий активиста подполковник представляться отказался, поскольку считает, что закон “О полиции” от него этого не требует”. 13 июня 2012 года у Следственного комитета задержали журналистов, вышедших на одиночные пикеты по поводу угроз своему коллеге из “Новой газеты” Сергею Соколову со стороны главы СК Бастрыкина: “Ольга Бычкова сообщает в “Твиттере”, что полицейские при задержании и после отказались представляться”. Отказ представляться и назвать причину задержания столь системное явление, что обычно в сводках ОВД-Инфо данное нарушение не отмечается.

Одного человека задерживает от 1 до 4 сотрудников силового ведомства — это могут быть сотрудники ОМОНа, 1 или 2 оперативного полка или сотрудники московских ОВД. Нередко задержание происходит в форме, унижающей человеческое достоинство, — зафиксированы многочисленные случаи, когда задержанных тащат в автобус или из автобуса по асфальту; часто людей препровождают в автобус в лежачем виде, подхватив с четырех сторон за ноги и руки.

7 октября 2012 года в Александровском саду были задержаны участники “Прогулки свободы”: “Полицейские волокли по земле Зиновкину, Санникова, Дровецкого и Дергачева”. 11 октября 2012 г. “из ОВД “Китай-город” на улицу была вытащена по мокрому асфальту Вера Лаврешина”.

Рассказывает задержанный 5 марта 2012 г. на Пушкинской площади:

“Два омоновца подхватывают за ноги, несут уже втроем. Тот, что держал за плечи, почему-то отпускает, я вишу вниз головой. В запрокинутом небе вижу темные фигуры журналистов, объективы камер. Потом мир переворачивается. Рядом со мной парней со всей силы швыряют на стену автозака. А меня заталкивают внутрь”.

Задерживать могут как всех участников мероприятия без особого разбору, так и по специальному указанию полицейского начальства. Рассказывает журналист Аркадий Бабченко, задержанный 6 декабря 2012 года на Триумфальной площади:

“Ну вот я час-полтора так простоял, а потом мимо шел товарищ майор с двумя бойцами и говорит: «Этого возьмите тоже»”.

При задержаниях практически всегда присутствуют оперативники Центра по противодействию экстремизму: “Пока автобус стоял возле ОВД “Китай-город”, в него заходил известный сотрудник Центра “Э” Алексей Окопный и увел Дмитрия Смирнова, Павла Шехтмана, Сергея Заплавного, Дмитрия Колесникова”.

Часто поводом для задержаний является наличие у активиста оппозиционной символики, например, белых лент. Рассказывает Илья Воронцов, задержанный 7 мая 2012 г. на Лубянке:

“У нас на одежде были повязаны белые ленточки. Не успели мы еще дойти до места событий, как из подземного перехода вышли два «космонавта», один из них увидел мою белую ленточку и пошел ко мне со словами: «Молодой человек, пройдемте!»”.

Новшеством 2012 года стали задержания протестующих в кафе.

Рассказывает журналист Ася Чачко, задержанная 7 мая 2012 года:

“Разгромив «Жан-Жак», цепочка ОМОНа отогнала нас и посетителей всех соседних кафе к Никитским воротам, утащив писателя Льва Рубинштейна, главреда «Граней» Владимира Корсунского, двух девочек из «Коммерсанта», Машу Шубину из Ельцинского фонда и еще десяток людей в автозаки”.

23 декабря 2011 года в одном из московских клубов полиция задержала двух активистов, раздававших агитматериалы к митингу “За честные выборы” 24 декабря 2012 года: “Анну Шабалкову и Алексея Шичкова полицейские задержали в одном из клубов в центре Москвы без объяснения причин. Волонтеры сидели за столиком, на нем лежала стопка отпечатанных листовок. Задержанных везут в ОВД “Мещанский””. Подобные случаи потом повторялись, например, с активистами “Другой России”.

Типы задержания

Самый распространенный тип задержаний — это “доставление в ОВД с целью оформления протокола”. В подавляющем числе случаев задержанным инкриминируется статья 20.2 КоАП РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования — предусматривает штраф до 30,000 руб.), однако регулярно задерживаемые оформляются и по ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции — до 15 суток административного ареста).

Ст. 19.3 КоАП редко используется сотрудниками ОВД одновременно со ст. 20.2 КоАП, несмотря на то что неповиновение законному требованию или распоряжению сотрудника полиции на публичных мероприятиях может возникнуть только при нарушении того или иного закона (например, ст. 20.2 КоАП). В подавляющем числе случаев ст. 19.3 КоАП используется для более жесткого “наказания” задержанного, например в том случае, если задержанный настойчиво требует от полиции соблюдать его права или задержанный был избит при задержании или в ОВД.

30 октября 2012 года активисты “Другой России” собирались встретиться с мэром Москвы Сергеем Собяниным, чтобы потребовать от него убрать забор с Триумфальной площади. 8 человек были задержаны и затем отпущены из ОВД без составления протоколов, и только Виталий Краев был оформлен по ст. 19.3 и оставлен ночевать в ОВД — при задержании сотрудники полиции ударили Краева головой об столб.

При оформлении ст. 20.2 КоАП задержанного обязаны отпустить из отделения полиции в течение 3 часов, при ст. 19.3 КоАП задержанный может дожидаться суда в ОВД в течение 48 часов. 5 декабря 2011 года, 5 марта 2012 года и 6 мая 2012 года большинство задержанных оформлялись по 19.3 КоАП — в дальнейшем суд задним числом засчитывал сутки, проведенные в ОВД, в счет административного ареста.

Применение к задержанным каких-либо других правовых норм случается довольно редко, однако иногда активистов оформляют по ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство) или по ряду статей КоАП г. Москвы (при расклейке стикеров и иной политической агитации).

“14 марта 2012 г. гражданских активистов Николая Ляскина, Романа Ткача, Павла Шехтмана и Даниила Когтева задержали в Большом Козихинском переулке на акции против проходящего там строительства. В ОВД Пресненского района их оформили по статье 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство)”.

“30 августа 2012 г. двум задержанным у Следственного комитета за расклейку стикеров на ежедневном пикете в поддержку политзаключенных была инкриминирована ст. 8.13 КоАП города Москвы — “несанкционированное размещение информации на объектах””.

Практикуются и “мягкие” виды задержания, вообще не регулируемые российским законодательством и не имеющие для задержанных никаких правовых последствий. Самый распространенный метод — “доставление в ОВД” с целью написания “объяснительной”, проверки документов или проведения “профилактической беседы”.

27 апреля 2012 года семь человек были задержаны на Красной площади за раздачу агитационных материалов. Они были доставлены в ОВД “Китай-город” и отпущены без составления протокола после взятия объяснительных. 3 мая 2012 года Александр Мысленков был задержан на согласованном митинге за раздачу листовок и “доставлен в отделение полиции для проверки документов”. 17 июня 2012 года задержанных на согласованном пикете “Другой России” отпустили из ОВД “Замоскоречье” “после проведения профилактической беседы”.

После 6 мая 2012 г. распространенным видом юридически ничтожного задержания также стала “проверка на причастность к беспорядкам 6 мая” — именно с такой формулировкой держали в ОВД большинство задержанных в ходе московских оккупаев. Например, 19 августа 2012 года активист Максим Винярский был задержан на согласованном митинге за ношение “балаклавы” — шапки с прорезями для глаз, являющейся символом группы Pussy Riot. Позднее он был “отпущен из ОВД “Пресненский” без предъявления обвинений. Обоснованием задержания стала проверка на причастность к событиям на Болотной площади 6 мая”.

Организаторов согласованных мероприятий также задерживают за превышение заявленной численности мероприятий. 19 января 2012 года “после завершения антифашистского шествия памяти Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова сотрудники полиции задержали Юлию Башинову, одну из заявительниц акции”. Она была доставлена в ОВД “Тверской” и “обвинена в нарушении согласованного порядка проведения акции, а именно в превышении заявленной численности шествия (300 человек), и ей инкриминируют статью 20.2 ч.1 КоАП РФ”.

При задержании политических активистов вне публичных уличных мероприятий практикуется ссылка на “ориентировку”. 26 июня 2012 г. был задержан активист движения “Солидарность” Павел Елизаров “по причине внешнего сходства с “грабителем”” и “отвезен в ОВД “Якиманка” для обыска с понятыми”. Внешнее сходство с активистом группы “Война” Олегом Воротниковым стало и причиной задержания и двухдневного удерживания в ОВД Андрея Лукьянова.

Нередки случаи задержания случайных прохожих. 24 мая 2012 полиция задержала на Арбате группу гуляющих, которая отмечала день рождения: “По словам очевидца из лагеря #ОккупайАрбат, гуляющих задержали из-за того, что при них были листки с поздравлениями и они подошли близко к лагерю, — после этого на них обратили внимания сотрудники полиции и тут же их задержали”.

Два случая политически мотивированных задержаний в 2012 году выделяются из общей ряда. 4 августа 2012 года на Болотной площади вне какой-либо политической акции во время игры в петанк был задержан адвокат ассоциации “Агора” и геодезист Николай Помещенко, занимавшийся подсчетом численности протестных митингов: “Обыск и задержание мотивировали тем, что их подозревают в сбыте наркотиков. Задержанных увезли в ОВД “Якиманка”, оттуда — на наркологическое освидетельствование”. 5 августа 2012 года музыканты группы “Макулатура” Евгений Алехин и Константин Cтрокольский были задержаны в Бауманском саду во время выступления, “содержавшего негатив в адрес Путина и полиции”. Оба были обвинены в мелком хулиганстве (ст. 20.1 КоАП РФ) и приговорены к штрафам.

Силовой разгон протестующих

Полиция практикует силовой разгон оппозиционных мероприятий, при котором насилие применяется к протестующим без всякого повода. Наиболее известный случай — разгон согласованного “Марша миллионов” 6 мая 2012 г., однако это не единичный случай даже в хронологических рамках данного доклада.

События 6 мая 2012 года хорошо описаны в СМИ, факты избиений и необоснованного применения силы со стороны сотрудников полиции задокументированы с помощью фото- и видеосъемки (см., например, подборку ОВД-Инфо).

Из отчета Уполномоченного по правам человека В.Лукина:

“Начались задержания. Первоначально ОМОН действовал вполне корректно и адекватно ситуации. Однако вскоре применение силы стало явно избыточным. Полицейские избивали людей, не оказывавших сопротивления, били резиновыми палками по головам демонстрантов. <…> Применяется сила к случайным прохожим”.

6 мая на Болотной площади и на Тверской, по данным ОВД-Инфо, было задержано около 650 человек. В ходе проведения мониторинга 6 мая 2012 г. ОВД-Инфо зафиксировало жалобы на избиения и травмы практически в каждом ОВД. Отчет Общественной наблюдательной комиссии по г.Москва дает представление о том, как проходили задержания:

“Тихомиров О., 27 лет, выглядел ужасно, с опухшим и подбитым глазом, находился в КАЗе за решеткой с другими задержанными на площади людьми (их в тот момент было 7 человек), в клетке были и лица без определенного места жительства. Во время давки, по его словам, ОМОНовцы выдернули его из толпы и нанесли травму глаза. Члены ОНК вызвали Тихомирову “скорую помощь” и он был госпитализирован.

Устинов Д. сообщил, что при задержании его хватали за волосы и били головой об автозак, ударили два раза, били в пах ногой, били дубинкой по ногам, показал следы избиений. Во время избиений в глазах темнело. В момент собеседования с ОНК он чувствовал себя плохо, его сильно тошнило.

Лайков Д. показал разбитое лицо, правую бровь, его терли лицом об асфальт. Повреждены (растянуты) мышцы груди, когда выкручивали руки и тащили в автозак.

Всего в ОВД “Сокольники” было доставлено 31 человек, по оценкам полиции 70% из них — с повреждениями), части из них были вызваны машины скорой помощи”.

ОНК приходит к тому же выводу, что и Уполномоченный по правам человека:

“Есть все признаки «несоразмерного применения силы» полицией во время и после митинга 6 мая. Расшифровка термина: под «несоразмерным» понимается: а) применение такой силы, которая чрезмерна по сравнению с законной целью применения силы; б) ответ, неадекватный возникшей угрозе”.

Свою оценку произошедшему 6 мая на Болотной площади дала и исполнительная власть в лице Дмитрия Пескова, пресс-секретаря только что ставшего президентом Владимира Путина: по его мнению, “ОМОН действовал слишком мягко”, надо было “размазать печень митингующих по асфальту”.

5 марта 2012 года митинг “За честные выборы” по результатам выборов президента России также закончился силовым разгоном протестующих. После окончания митинга ряд оппозиционных лидеров призвал пришедших остаться на площади в формате бессрочной встречи с депутатом Госдумы Ильей Пономаревым. ОМОН разогнал не оказывавших сопротивления протестующих с применением спецсредств и болевых приемов, многие были избиты.

Рассказывает задержанный на Пушкинской площади 5 марта 2012 года:

“Не церемонились. Со спины чья-то рука в перчатке схватила меня за лицо и начала нащупывать рот. Сосед крикнул: “Осторожно!” Я вывернул голову, но был схвачен за… шапочку. Ага, вот такой болевой прием от полиции. Шапочка слетела, я было обернулся за ней, но получил удар в челюсть. Отвечать нельзя! Делаю несколько шагов вперед, меня пытается сбить с ног подлетевший сбоку боец. Хватает меня за одежду, срывает фотоаппарат. Фотик летит под ноги сминаемой толпе, а я сзади получаю удар электрошокером под колено. От неожиданности падаю”.

Применение спецсредств — электрошока — находит доказательство и в другой истории очевидца: “Сегодня у них не было щитов, только дубинки и электрошок. Начинают тыкать шокерами в ноги впереди сидящих”.

Гражданской активистке Алене Поповой при задержании была сломана рука, она же свидетельствует в интервью радио “Свобода”, что видела “грузинскую журналистку из “Рустави”, она сидела под фонтаном с камерой, снимала происходящее, и ее били ногами по лицу. У нее все лицо было в крови”.

Свою оценку действиям полиции на Пушкинской площади дал и только что избранный президентом Владимир Путин: “Очень профессионально работали. Никого не били, спецсредств не применяли”.

Избиения и госпитализация

Если силовой разгон протестующих применяется полицией в исключительных случаях, то необоснованное и безнаказанное применение насилия при задержаниях широко практикуется сотрудниками полиции на всех мероприятиях.

31 января 2012 года на традиционном митинге “Стратегии-31” при задержании были избиты трое протестующих:

“Марата Салахиева задержали первым. В автобусе полицейский поинтересовался, один ли он, и, получив утвердительный ответ, ударил Салахиева по голове, сообщает сам Салахиев. При этом сотрудники полиции отняли у него паспорт. Михаил Щукин был избит в автобусе сотрудниками полиции, у него серьезная ссадина на правой скуле. Арсения Мещерякова полицейские избили перед тем, как завести в автобус. Его били в пах, по ногам и по голове. На левой ноге у Мещерякова серьезная ссадина”.

8 мая 2012 года на Чистых прудах был задержан Георгий Дорохов, которому при задержании выбили зубы.

31 мая 2012 года на Триумфальной площади при задержании был избит Валерий Цатуров, позднее у него “обнаружили закрытую черепно-мозговую травму. Цатурова госпитализируют в 14-ю больницу с сотрясением мозга и гипертоническим кризом”.

13 июля 2012 года на пикете “Другой России” у станции метро “Новокузнецкая” при задержании был травмирован активист Игорь Щука:

“По сообщению Сергея Фомченкова в “Фейсбуке”, еще одного задержанного, Игоря Щуку, “полицейские при задержании сильно ударили головой об автобус. После чего Игорь потерял сознание. В данный момент Игорь без сознания лежит на асфальте возле полицейского автобуса”.

11 октября 2012 года в ходе акции в поддержку политзаключенных на Красной площади было задержано 9 человек, в том числе Дарья Гладских. При задержании полиция прищемила ей руку дверью полицейского автомобиля. Поскольку полиция долгое время отказывалась госпитализировать Гладских, она потеряла большое количество крови, палец был сломан. Позднее она была госпитализирована в 6 городскую больницу.

24 октября 2012 года на пикете у посольства Китая полиция избила троих активистов “Другой России”, сломав одному из них нос:

“Шестеро другороссов задержаны у посольства Китая после акции против китайской экспансии, у одного из них сломан нос. Куркин, Попов и Авдюшенков избиты дубинками, причем первому полицейские сломали нос”.

26 ноября 2012 года на пикете у здания ФСИН в Москве в поддержку заключенных ИК-6 в Копейске при задержании потеряла сознание 66-летняя Вера Черемисова:

“Черемисовой стало плохо в момент задержания, и она упала в обморок, сообщают очевидцы, однако сотрудники полиции все равно “затащили” женщину в автозак и отказались дожидаться скорой помощи. В автозаке женщине не стало лучше, сообщали ОВД-Инфо задержанные вместе с ней, однако доступ к медицинской помощи она получила только через сорок минут, после того как задержанные были доставлены в ОВД “Якиманка”. В данный момент Черемисова госпитализирована в 55-ю городскую больницу”.

Несмотря на систематические избиения при задержанях, сотрудники полиции остаются безнаказанными из-за угроз в адрес активистов - подробнее об этом см. раздел “Возбуждение уголовных дел на задержанных”. Необходмо отметить, что зачастую в случае госпитализации активистов, пострадавших в ходе задержания, их не оформляют как задержанных в ОВД и не включают в официальную полицейскую статистику.

Задержания журналистов

Нередки случаи задержаний журналистов, находящихся на политических мероприятиях по заданию редакции. В подавляющем числе случаев журналистов отпускают из ОВД при наличии пресс-карты, однако на сотрудников полиции, производящих задержания, удостоверение журналиста не производит должного эффекта. Необходимо отметить, что ход задержания на мероприятиях и количество сотрудников полиции, участвующих в стандартном задержании, легко позволяет полиции выяснить статус задерживаемого без доставления в ОВД. Более того, свидетельства задерживаемых журналистов показывают, что сотрудники полиции хорошо осведомлены о том, что задерживают именно журналистов.

5 марта 2012 года на Лубянской площади вместе с протестующими были задержаны журналисты ИД “КоммерсантЪ” и газеты “Московские новости”.

Рассказывает Глеб Щелкунов, фотокорреспондент ИД “КоммерсантЪ”:

“В основном, в толпе были снимающие журналисты. Послышалась команда «Зачищаем!». Откуда-то выскочили ОМОНовцы в шлемах с забралами и грубо начали теснить прессу. Получил достаточно сильный толчок в грудь. Вырвался из разорвавшегося кольца оцепления. Подошел к стоящему старшему офицеру руководящему операцией и в деликатной форме указал на недопустимость действий его подчиненных по отношению к журналистам. В ответ услышал: «БЕРИТЕ ЭТОГО!» Подскочили четыре или пять «космонавтов» схватили за руки, попытались подсечкой свалить на землю.

Ага. Фигушки. Мои сто килограмм, да плюс еще аппаратура. Не так просто это сделать. Кричать “я журналист” бесполезно. Люди в скафандрах похожи на андроидов, выполняющих полученную команду. Не сопротивляюсь, чтобы не было повода инкриминировать противодействия полиции, да еще и аппаратура на боку. Хоть и казенная, но все ж жалко.

Завели в автобус. Там уже пара задержанных. Девушка вцепилась в решетку и не дает закрыть дверь. Полицейские безрезультатно пытаются разжать ей руки. Раздается голос: «Давай зажигалку», — и в полутьме после щелчка загорается огонек. Судя по комментариям, собираются прижечь руку, но, видимо, моя камера их останавливает. Отзваниваюсь в редакцию. Сообщаю о случившемся. Показываю сотрудникам МВД пресс-карту. Отвечают — разбирайтесь с начальством. Прошу позвать старшего. Никакого эффекта”.

Позднее Щелкунов был отпущен из отделения полиции после предъявления пресс-карты.

Корреспондент газеты “Московские новости” Павел Никулин, также задержанный 5 марта, рассказал РИА Новости, что “четверо полицейских схватили его и потащили к ПАЗику, а затем закинули туда, ударив головой о ступеньки, несмотря на то, что он продолжал кричать, что является журналистом”. Никулин потребовал возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции, а сам был обвинен по ст. 20.2 КоАП, однако суд его оправдал.

На этой же акции была избита журналистка радиостанции “КоммерсантЪ ФМ” Ульяна Малашенко — она получила удар дубинкой по голове и позднее была госпитализирована с сотрясением мозга.

На данный момент о ходе расследования данных инцидентов ничего не известно.

3 октября 2012 года в метро был задержан фотоблоггер Михаил Сазонов: “на ст. м. “Площадь Революции” прошла акция оппозиции — в воздух в вестибюле метро были выпущены белые шары. Все участники акции благополучно уехали на поездах, однако был задержан Михаил Сазонов, который вел фотосъемку акции”. После доставления в отделение полиции он был с извинениями отпущен начальником отделения.

1 июля 2012 года у здания министерства образования после акции Левого фронта был задержан журналист радио “Свобода” и портала “Грани.Ру” Дмитрий Зыков: “Активисты ЛФ оставили на ступенях министерства гроб с надписью “Образование” в ответ на вступление в силу ФЗ-83, резко сокращающего финансирование образовательных учреждений из бюджета. Зыков, оставшийся снимать дальнейшую судьбу гроба, был задержан как участник акции, несмотря на предъявленную пресс-карту, и доставлен в ОВД “Тверской”. Позднее Зыков был отпущен из ОВД без предъявления обвинения”.

1 октября 2012 года у ОВД “Преображенский” был задержан журналист Кирилл Михайлов, который “вел прямую трансляцию с пикетов в поддержку ранее задержанных на акции в поддержку Pussy Riot. Вместе с 8 другими задержанными он был обвинен по ст. 19.3 КоАП (неподчинение законным требованиям полиции, до 15 суток ареста) и оставлен на ночь в ОВД “Преображенский”. В суде его защищала адвокат Виолетта Волкова, и несмотря на показания свидетелей и статус журналиста Михайлов был признан виновным”.

Автозак как пытка

Нахождение в полицейском транспорте после задержания и до доставления в ОВД наиболее опасный этап задержания. Полицейский автобус или автозак — пространство, изолированное от наблюдателей, чем пользуются сотрудники полиции для избиений и угроз.

Рассказывает журналистка Дженни Курпен, задержанная 6 мая 2012 года на улице Тверская:

“Внутри в клетке уже находились Бабченко, Дмитрий Смирнов и еще несколько незнакомых мне задержанных. В предбаннике находились Надежда Низовкина, Татьяна Стецура и еще один незнакомый мне задержанный. Двое сотрудников держали Низовкину со Стецурой за шею, заломив их руки за спину и блокируя возможность двигаться. Кроме трех задержанных и двух ОМОНовцев, в помещении перед клеткой находилась одна сотрудница полиции в форме и еще одна в штатском. Сотрудница в штатском снимала нас и все происходящее на профессиональную видеокамеру.

Перед тем, как автозак тронулся сотрудники, удерживавшие Стецуру, начали бить ее головой о поручень у двери, я стала снимать. Сотрудница с камерой стала кричать, что я не имею права на съемку внутри автозака и требовала выключить камеру. Я отказалась, сказав, что я имею полное право фиксировать любые незаконные действия полиции и сообщать о них как представитель СМИ и что мои профессиональные задачи именно это и предполагают. Далее сотрудница попыталась вырвать у меня камеру из рук, но ничего не получилось. Тогда она просто схватила объектив моей камеры и сломала его.

В полуметровом пространстве перед клеткой возникла потасовка. Один из находившихся там полицейских ее пресек, мы расселись по местам. Автозак тронулся. Мы ехали около часа и до последних минут было неизвестно, куда нас доставят. На протяжении всего времени, что мы ехали до ОВД, сотрудница с камерой хамила задержанным, провоцировала агрессивные высказывания и действия и затем снимала это все на камеру. Так, она говорила запертому Аркадию Бабченко: «Ты нищеброд и алкаш, которого вып..ли с работы за пьянку, и поэтому обозлился и поперся х..ней заниматься». Другому задержанному: «Тебе бабы не дают, вот и страдаешь х..ней». Стецуре и Низовкиной говорила, что «девушки просто пообниматься захотели с молодыми людьми, вот и пошли нарываться», говорила: «Вы тут все жиды и поэтому работать не хотите, и за вас мы вынуждены работать», «книжки читаете вместо того, чтобы работать». Позже, вероятно, кто-то из коллег позвонил ей и дама произнесла демонстративную речь о том, как ей «все это осто..ло», что «скорее бы закончился рабочий день» и что «ходят тут эти говножуи и права какие-то качают вместо того, чтобы работать». Важно заметить, что антураж сотрудницы в полной мере соответствовал жизненным принципам, речи и общей ее дикости: желтеющая крашенная блондинка лет 30-35 с похабным макияжем, в леопардовом мини-платье, сетчатых чулках и туфлях на каблуках, такая рыночная торговка, мотивированная классовой ненавистью.

Когда я спокойно сообщила ей, что по факту угроз, оскорблений и нанесения мне материального ущерба (сломанная камера) будет подано заявление в прокуратуру, у нее резко сменился тон с безразлично-хамского на истерический. Она занервничала и стала на меня орать. Стала угрожать мне уголовным делом, сказала, что в отделе к нашему прибытию уже будет лежать готовое заявление о том, что я ее обокрала или что я участвовала в «массовых беспорядках на Болотной площади и нанесла ножевые ранения сотруднику ОМОН»”.

Угрозы и избиения в автозаке имеют систематический характер.

5 марта 2012 года 56-летняя Татьяна Кадиева была задержана на Лубянской площади и избита сначала в автозаке, а потом на улице рядом с ОВД Замоскоречье. По ее словам, в автозаке ей устроили “темную” — ее били несколько сотрудников полиции, накрыв курткой. Затем при выходе из автозака ей нанесли удар ногой по голове. После ночи, проведенной в ОВД, ее повезли в суд и по дороге с силой ударили головой об автомобиль. 7 марта Кадиева была госпитализирована в 1 городскую больницу: у нее обнаружены “множественный перелом носа со смещением. Синяки на руках, ушибы — в том числе головы. Подозрение на сотрясение мозга” , см. также интервью Татьяны Кадиевой.

1 апреля 2012 года после задержания на Красной площади в одном из полицейских автобусов задержанных “избивали сотрудники ОМОНа после требования представиться. Задержанные засняли избиения на видеокамеру”.

8 мая 2012 года Михаил Лукашев находился в автозаке у ОВД Хорошевское один, к нему “зашел майор милиции и угрожал физической расправой”.

Не менее распространено использование автозака как пыточной камеры — в холодную погоду автозаки не всегда отапливаются, в дополнение к этому сотрудники полиции могут специально открыть двери. В жаркую погоду в автозаке, наоборот, закрываются все окна, зафиксированы случаи, когда полиция специально включает отопление.

31 июля 2012 года Амира Хайруллина “затащили в автобус, закрыли окна и двери и со словами “Подыши немного” врубили печку”. Сам Хайруллин рассказал ОВД-Инфо, что перед тем, как закрыть его в автозаке, у него отняли воду. Температура в Москве в этот день: 30 градусов тепла.

2 августа 2012 года Юрий Емельянов был задержан у Хамовнического суда, где проходил пикет в поддержку Pussy Riot: “В данный момент задержанный находится в автозаке — по словам Емельянова, сотрудники полиции закрыли в автозаке все окна и применяют к нему “пытку духотой””. Температура в Москве в этот день: 25 градусов тепла.

26 ноября 2012 года доставленные к ОВД “Якиманка” “задержанные уже более часа находятся в автозаке с открытыми дверьми — в ОВД их не заводят, автозак не отапливается”. Температура в Москве — -3 градуса.

Как пытку стоит рассматривать и наполнение помещения автобуса или автозака выхлопными газами.

5 марта 2012 года 18 задержанных на Пушкинской площади после доставления к зданию ОВД “Лефортово” не выпускали из автобуса более полутора часов, ”внутрь автобуса пускают выхлопные газы”.

Выхлопные газы попадают в автобус из-за того, что автобус стоит на месте с заведенным мотором. Однако ОВД-Инфо известны случаи, когда сотрудники полиции разгоняют двигатель стоящего автобуса специально. Данную технологию хорошо иллюстрирует инцидент, происшедший вне хронологических рамок данного доклада. 15 ноября 2011 года на Триумфальной площади состоялась акция “Выборы без оппозиции — преступление!”, рассказывает задержанный Марат Салахиев:

“…в автозаке нас оказалось 19 человек, выключили свет. Мы стали протестовать, сил еще хватало на несколько десятков лозунгов. Но лозунгами не обошлось и автобус начал раскачиваться из стороны в сторону. Реакция ментов не стала ждать, водитель резко дал по газам и так же резко затормозил. Задержанные сорвались с решеток, некоторые упали. Тут же в адрес ментов полилась отборная русская брань. Автобус вновь начал раскачиваться, но водитель опять же применил свой подлый метод. Так продолжалось несколько раз и в один из моментов я учуял запах выхлопных газов и гари, остальные так же почувствовали что дышать становиться труднее. Свет не включали, включали лишь для того чтобы нас пересчитать. В лучах телефонных фонариков резко различался едкий сизый дым…”

Поскольку законодательно срок административного задержания определяется с момента доставления задержанного в отделение полиции, возникает правовая лакуна, которая позволяет сотрудникам полиции держать задержанных в автозаке неограниченное количество времени. В большинстве случаев намеренно игнорируются требования КоАП о доставлении задержанных в ближайшей отдел полиции, что ярко иллюстрируется попаданием в лидеры по количеству доставленных ОВД Пресненское, на подведомственной территории которого происходило очень мало из рассматриваемых мероприятий.

21 июля 2012 года задержанные провели в автозаке практически весь день:

“Семеро активистов, доставленных сегодня к 12.00 для разбирательства их административных дел в судебном участке №399 Замоскорецкого районного суда, до сих пор находятся в автозаке”.

Как ОВД-Инфо сообщили активисты, находящиеся у здания суда, из 9 доставленных к суду задержанных за прошедшие шесть часов осуждены только двое — Анна Щука и Евгений Попов, всех остальных даже не выводили из автозака. Активисты также сообщают, что сотрудники полиции запрещают передавать задержанным в автозак еду, а сами задержанные вынуждены “с боем” прорываться на улицу для посещения туалета”.

Нарушения в ОВД

Сотрудники ОВД допускают в отношении задержанных множество нарушений как процессуального характера (нарушения в ходе оформления задержания превышение сроков задержания), так и значительно более тяжких, в т. ч. касающихся права на юридическую защиту и своевременную медицинскую помощь. ОВД-Инфо также зафиксировало случаи избиения задержанных сотрудниками ОВД. Кроме того, сами условия содержания в ОВД в подавляющем числе случаев нарушают законодательно закрепленные нормы.

Срок задержания

В зависимости от инкриминируемой задержанному статьи, КоАП РФ предуматривает максимальный срок нахождения задержанного в отделении полиции до трех часов (если инкриминируемая статья не предполагает административного ареста, как наиболее популярная в Москве ст. 20.2 КоАП) или до 48 часов (в случае, если статья предусматривает административный арест, как ст. 19.3 КоАП). До 48 часов задержанного также могут удерживать в ОВД для установления личности, если задержанный отказывается назвать сотрудникам полиции свое имя.

На практике трехчасовой срок, отведенный сотрудникам полиции на предъявление обвинения по ст. 20.2 КоАП и оформление соответствующего протокола, регулярно превышается.

28 ноября 2012 года в метро были задержаны активисты “Другой России”:
“Как сообщила ОВД-Инфо Мария Зинченко, ее, Владимира Макаренко и Георгия Дорохова, задержанных около полудня, сначала продержали более трех часов в отделение полиции на ст. м. “Октябрьская”. Там им предъявляли обвинение по ст. 20.2 КоАП (нарушение правил проведения пикета), хотя, по словам Зинченко, никакой акции активисты не проводили. Потом задержанных отвезли в ОВД “Якиманка”, где также продержали более полутора часов, пока не выяснилось, что сотрудникам ОВД “Якиманка” задержанные “не нужны”, и их снова везут в отеделение на ст. м. “Октябрьская””

5 июня 2012 года около 10 утра у Госдумы были задержаны активисты, выступавшие против ужесточения закона о митингах. 13 человек, в том числе лидер партии “Яблоко” Сергей Митрохин, были доставлены в ОВД “Тверской”. Около 14:00 “из ОВД “Тверской” отпущены все задержанные, кроме лидера “Яблока” Сергея Митрохина. Задержанных держали в ОВД более трех часов и оформили по ст. 20.2 КоАП”.

Часто превышение срока задержания, если задержанные начинают обращать на это внимание, оборачивается для задержанных выдвижением против них более тяжкого обвинения по ст. 19.3 КоАП, поскольку она предусматривает более длительный срок задержания (до 48 часов). 28 мая 2012 года на пикете у здания ГУВД (Петровка, 38) были задержаны несколько человек, в том числе Алиса Образцова и Анастасия Юдицкая. Они были доставлены в “ОВД Тверской”, и поскольку в течение трех часов им не было предъявлено никакого обвинения, их оставили на ночь и затем предъявили обвинение по ст. 19.3 КоАП.

Процессуальные нарушения в ходе оформления задержанных

Официальные документы, заполняемые сотрудниками ОВД, ложатся в основу дальнейшего судебного разбирательства, и в силу специфики российской судебной системы на практике именно показания сотрудников полиции, изложенные в рапорте о задержании и протоколе об административном правонарушении, становятся той доказательной базой, которая и определяет исход судебного слушания. В ходе составления рапортов и протоколов сотрудники полиции допускают множество различных процессуальных нарушений, и в подавляющем количестве случаев изложенное в этих документах не соответствует реально происходившим событиям.

В связи с необходимостью соблюдать законодательно закрепленные сроки задержания сотрудники ОВД часто произвольно проставляют время доставления задержанного в ОВД. Рассказывает Сергей, задержанный 5 декабря 2011 года около Чистых прудов на митинге против фальсификаций на выборах:

“Если судить по протоколам, Владислав Гордеев доставлен в полицию в 21.20, Глеб Аминов в 21.50, хотя они вошли в ОВД “Мещанский” друг за другом. Далее, в протоколах значатся одни и те же действия перед задержанием (“находясь в группе граждан в количестве около 1000 человек, выкрикивал антиправительственные лозунги, пытался прорваться через оцепление сотрудников полиции”), но все задержанные находились в разных местах”.

Практически всегда протоколы всех доставленных в один и тот же ОВД задержанных оказываются идентичными, содержащими одно и то же описание событий, упоминание одних и тех же лозунгов и плакатов, а также одни и те же грамматические ошибки. В последнее время эти протоколы распечатываются на принтере таким образом, что описательная часть протокола, которую сотрудники ОВД должны заполнять со слов сотрудников полиции, во всех протоколах заполнена заранее и идентично.

Рассказывает Аркадий Бабченко, задержанный 6 декабря 2012 года на Триумфальной площади:

“Отвели к дознавателю, это была женщина, она назвала меня «тупым таджиком», взяла какие-то минимальные показания, а дальше отвели в актовый зал и начали составлять протокол. Они все были распечатаны под копирку, по статье 19.3 ч.1 — «неповиновение сотрудникам милиции и препятствие движению на проезжей части». Протоколы заполняли до двух-трех ночи. Все это время люди еще сидели в автобусе, ждали своей очереди — последней вывели Надю Толокно, художницу из группы «Война», я слышал, как кто-то из начальства сказал: «Вот эту в желтой куртке выводим последней, она вые…вается слишком много» (прошу прощения — это дословно)”.

Данный вид нарушений в ОВД после задержаний 5 декабря 2012 года отмечается и в докладе Уполномоченного по правам человека В.Лукина за 2011 год:

“Всем без исключения задержанным была вменена ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). Рапорты сотрудников полиции об этих якобы имевших место нарушениях оказались написаны как «под копирку», одними и теми же словами и речевыми оборотами”.

Содержание протоколов зависит только от фантазии сотрудников полиции. Например, активистам, задержанным 31 декабря 2011 года на Триумфальной площади на акции в поддержку арестованной Таисии Осиповой, которые вышли с лозунгом “Свободу Тасе!”, в протоколе написали, что они держали лозунг “Свободу олигархам!”.

После составления протокола задержанный может, но не обязан его подписать. В случае, если задержанный отказывается подписывать протокол, сотрудники ОВД отказываются отпускать задержанного. 27 мая 2012 года на разогнанном полицией гей-параде было задержано несколько десятков человек: “В ОВД “Тверской” осталась только Елена Черепанова, которую уже оформили по ст. 20.2 ч.2 КоАП, однако она отказывается подписывать протокол, и ее не отпускают. С момента доставления в ОВД прошло уже более трех часов”.

Иногда в подобных случаях сотрудники ОВД прибегают к помощи понятых, что также оборачивается нарушением закона. 31 октября 2012 года в ОВД “Басманный” понятыми выступили сами сотрудники полиции: “Из ОВД “Басманный” отпущены все задержанные на Триумфальной площади. Последней вышла Надежда Митюшкина, отказавшаяся после истечения 3-х часов, отведенных законом на составление административного дела, подписывать бумаги. Любопытно, что в ее деле в качестве понятых расписались полицейские, в том числе участковый, принимавший участие в оформлении”.

Другим распространенным нарушением является отказ в выдаче задержанным копии протокола: 1 апреля 2012 года “Людмилу Любомудрову, которую также оставляли на ночь в ОВД “Пресненский”, после трех часов ночи удалось освободить — у нее поднялось давление до крайних показателей, и после вмешательства Общественной наблюдательной комиссии Любомудрову отпустили, не оформив никаких документов. Стоит отметить, что Любомудрова пробыла в ОВД в статусе задержанной без какого-либо правового основания более семи часов, после чего еще три часа Любомудрова дожидалась получения копий протоколов, которые ей так и не были выданы”.

Сотрудники ОВД допускают множество иных процессуальных нарушений, узнать о которых методом интервьюирования задержанных невозможно, однако о них становится известно благодаря инспекциям Общественной наблюдательной комисии. Так, 6 мая 2012 года “несмотря на то, что задержанные на момент приезда ОНК содержались в отделении более часа, они не были зарегистрированы в книге доставленных, что выяснилось, когда члены ОНК попросили книгу, чтобы ознакомиться с формулировками задержания”.

Необходимо отметить, что данное процессуальное нарушение носит системный характер и позволяет сотрудникам ОВД фальсифицировать данные о моменте доставления задержанного и произвольно менять состав инкриминируемого правнонарушения, как и утверждать при необходимости, что задержанный не является задержанным: “На вопрос ОНК «за что задержаны» и «какой статус задержанных» члены ОНК ответа не получили, так как руководство ОВД напрочь отрицало версию о том, что задержанные задержаны”.

Недопуск адвоката

Согласно российскому законодательству задержанный имеет право на юридическую защиту, которую может оказывать как адвокат, так и общественный защитник. На практике сотрудники ОВД регулярно отказываются допускать к задержанным защитников, обладающих доверенностями на защиту задержанных, зафиксированы и случаи, когда в ОВД не допускают адвоката.

Рассказывает Дмитрий Сухов, задержанный 5 марта 2012 года на Пушкинской площади:

“С допуском защитника был отдельный цирк с конями. Как я говорил, машина с адвокатом ехала прямо за нашим автозаком. Но в отделении он никак не появлялся. Первая версия полиции была: “А он не хочет сюда идти!” Лукавство было разоблачено немедленно — одним звонком защитнику. Потом нам стали говорить, что адвокат “вот-вот подойдет!”. Но он все не шел. Тогда мы позвонили в ОНК. После их приезда к нам допустили защитника”.

Защитника и адвоката могут допустить к работе с задержанным спустя произвольное количество времени или не допустить вовсе. 25 декабря 2011 года экологический активист Ярослав Никитенко был задержан у Тверского мирового суда и доставлен в ОВД “Китай-город”: “К задержанному 25 декабря Ярославу Никитенко допустили защитника Елизавету Приходину после нуля часов 26 декабря. До того к нему не допустили адвоката Андрея Маргулева. Никитенко был задержан в 21.05 25 декабря”.

10 января 2012 года несколько активистов были задержаны на одиночных пикетах в поддержку Таисии Осиповой и доставлены в ОВД Китай-город. К задержанным их защитников и адвокатов не допустили. Рассказывает общественный защитник Елизавета Приходина:

“Сначала мне даже дверь не открывали, после того, как я дозвонилась до дежурного по ЦАО, он соединил меня с оперативным дежурным ОВД “Китай-город” Гостевым Дмитрием Анатольевичем. Соответственно только через час после доставления моих подзащитных Митюшкиной и Позднякова я смогла поговорить с дежурным ОВД. Гостев мне заявил, что меня не впустит, потому что мои полномочия оформлены неправильно — нет ордера адвоката, а только доверенность защитника. Просьбу указать закон, который требует ордера, Гостев проигнорировал, что и понятно. По закону 25.5 КоАП РФ защиту может осуществлять не только адвокат, но и защитник на основании доверенности. Саму доверенность у меня никто не смотрел. Прямо сейчас Гостев Д.А. нарушает права задержанных и мои права защитника”.

Позднее в ОВД “Китай-город” приехали адвокаты Виолетта Волкова и Николай Полозов, которые затем были выдворены сотрудниками полиции из ОВД с применением грубой физической силы.

Практикуется и прямой обман адвокатов. 31 мая 2012 года “в ОВД “Тверской” приехал адвокат Станислава Позднякова Марк Фейгин и члены Общественной наблюдательной комиссии, однако сотрудники ОВД пока отказываются признавать наличие у них Позднякова”.

Условия содержания

Обычно задержанных на политических мероприятиях содержат в “актовом зале” ОВД — т.е. обычной комнате с партами и стульями, предназначенной для проведения собраний сотрудников ОВД. Однако по решению сотрудников полиции задержанного могут поместить в КАЗ — камеру административного задержания, получившую названия “обезьянник”. В случае, если задержанных оставляют в ОВД на ночь, задержанные должны ночевать в КАЗе, им обязаны предоставить постельное белье и горячее питание.

Рассказывает Павел Шехтман, задержанный 5 марта 2012 года на Лубянской площади:

“КПЗ в «Замосковоречье» (как и в «Тверском» и, видимо, в других старых отделениях) советского и чуть ли не сталинского образца: камера метров 10, без окон, без вентиляции, без мебели (только дощатый настил на большую часть камеры, как в старых сортирах, на котором и предлагается спать) и с лампочкой над дверью, горящей одинаково все 24 часа. <…> Говорят, что административно задержанным более 24 часов полагаются постельные принадлежности, горячая еда и еще что-то в этом роде, но это, должно быть, где-то на другой планете. Мы спали на голых досках, подстелив под голову собственную одежду”.

Рассказывает Аркадий Бабченко, задержанный 6 декабря 2011 года на Триумфальной площади:

“Из актового зала нас группками по 3-4 человека стали заводить в камеру для административно задержанных (КАЗ). КПЗ у нас был рядом, там нары были, а в КАЗ нас набили 20 человек — 19 мужиков и одну девушку (Толокно оставили просто в коридоре, на лавочке). Камера наша была примерно 4 на 4 метра, лежать не было там никакой возможности, и даже сидячих мест на всех не хватало. Часам к четырем ночи мы попросили у полиции пакеты, мы их разорвали и положили на пол — потому что пол ужасно грязный — и стали укладываться спать, но даже в таком варианте места на всех не хватало и периодически человека 3-4 оставались стоять, такая ротация”.

Рассказывает Илья Воронцов, задержанный 5 декабря 2011 года на Чистых прудах:

“Первую ночь мы спали в актовом зале на креслах и на полу, потому что КПЗ рассчитано только на 10 человек, а нас привезли 28. Еду милиционеры не готовят — столовой у них нет, и мы питались тем, что привозили совершенно незнакомые люди и родственники. Кто-то передал нам пять огромных пицц, мы смогли съесть только две и три отдали нашим полицейским”.

Проблему питания отмечает в своем годовом докладе за 2011 год и уполномоченный по правам человека В. Лукин в связи с задержаниями 5 декабря 2011 года:

“Очень остро встал также вопрос обеспечения задержанных питанием. Согласно п. 4 Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.10.2003 г. № 627, задержанные на срок более трех часов обеспечиваются по норме питания для подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах и в изоляторах временного содержания. Между тем задержанные в г. Москве 5 декабря питанием обеспечены не были”.

13 месяцев мониторинга ОВД-Инфо показывают, что питание задержанным не предоставляется практически никогда, более того, нередко сотрудники ОВД отказываются передавать задержанным воду и еду, привезенную родственниками и знакомыми.

Избиения в ОВД

В подавляющем числе случаев избиения задержанных проходят вне территории ОВД, однако периодически случаются эксцессы и внутри отделений полиции.

31 марта 2012 года активиста “Солидарности” Дениса Юдина избили в ОВД “Басманный”: он “сообщил, что его били головой об стену, били в пах, пережимали артерии почти до потери сознания. Сейчас Юдина поместили в камеру предварительного заключения”.

8 сентября на акции “Балаклавинг” были задержаны восемь человек, в том числе несовершеннолетний Андрей Новичков (корреспондент “Граней.Ру”) и активист Вадим Дергачев. По их словам, в ОВД “Тверской” они были избиты.

В интервью “Новой газете” Новичков рассказывает:

[“Меня таким же образом вывели из зала, и он <заместитель начальника="" ОВД="" Сергей="" Никитин=""> приказал подчиненным схватить меня за шею. Давал щелбаны по глазам, чтобы я на него не смотрел". По словам Новичкова, избивавший его сотрудник полиции угрожал ему повесткой в армию и требовал отдать видеозаписи: "Сейчас я тебя оформлю как совершеннолетнего и дам повестку в армию — пойдешь прямо отсюда, даже родителям не сообщим!" Он был очень яростно настроен, будто его действительно довели. По лицу было видно, что он готов всех перестрелять. Потом меня еще раз ударили по животу. Он нагнул меня над перилами и пытался вырвать флешку из камеры. Но я успел ее перехватить и держал в руке. Тут Никитин заявил, что если я не отдам флешку, меня снова ударят. И действительно ударил меня по ногам”.](http://www.novayagazeta.ru/society/54387.html)

В возбуждении уголовного дела по данному инциденту Новичкову было отказано.

11 октября 2012 года в ходе акции в поддержку политзаключенных на Красной площади было задержано 9 человек и доставлены в ОВД “Китай-город”: “Как сообщил ОВД-Инфо Юрий Емельянов, вышедший на свободу, в ОВД “Китай-город” приехал известный оперативник Центра “Э” Алексей Окопный. После того, как Строганова силой подвергли дактилоскопии, у него пошла кровь, которая также насильно была взята для анализа. После этого Строганов был закован в наручники и увезен Окопным в неизвестном направлении. Емельянов также сообщил, что был избит Алексеем Окопным. Были нанесены удары в область солнечного сплетения, коленой по бедру и несколько пощечин. По словам Емельянова, Окопный сказал ему, что еще найдет его и “придавит как собаку””.

Отказ в госпитализации

ОВД-Инфо регулярно фиксирует нежелание сотрудников ОВД вызывать задержанным скорую медицинскую помощь, а также отказ в госпитализации в случае прибытия кареты скорой помощи.

5 декабря 2011 года на Чистых прудах был задержан страдающий эпилепсией Валерий Юрцев и доставлен в ОВД “Таганский”. В ОВД другие задержанные в течение полутора суток пытались вызвать ему “скорую помощь”, однако сотрудники ОВД не допускали врачей в здание ОВД. Жена Юрцева прибыла к ОВД вскоре после задержания Юрцева и пыталась передать ему медикаменты, однако сотрудники ОВД отказались взять у нее лекарства. Врачи были допущены к Юрцеву только через полтора дня после задержания.

31 марта 2012 года в ОВД “Мещанский” находился “Владимир Гладышев, у которого, по всей видимости, сломано ребро, но “скорую” ему вызывать отказываются”.

7 мая 2012 года в ОВД “Соколиная гора” “несовершеннолетней задержанной на Чистых прудах Ксении Донской, пострадавшей при задержании, стало плохо, вызвали “скорую”, полиция не пропускает “скорую” к пострадавшей”.

В случае прибытия кареты скорой помощи в ОВД сотрудники полиции настаивают на том, чтобы задержанного не госпитализировали, а оказали помощь на месте.

ОНК в своем отчете о посещении московских ОВД 6—7 мая 2012 года, когда большинство задержанных на Болотной площади были избиты при задержании, заключает:

“Усматриваются признаки давления силовых структур на сотрудников медучреждений в интересах обвинения”.

Дактилоскопия

Распространенным нарушением в ОВД стало принуждение к снятию отпечатков пальцев, т.е. проведению дактилоскопии. По российскому законодательству дактилоскопия административно задержанных проводится только в том случае, если задержанные “подвергнуты административному аресту” (т.е. после постановления суда) и “если установить их личность иным способом невозможно”.

14 марта 2012 года в ОВД “Преображенский” к дактилоскопии принуждали Таисию Круговых, которая обратилась в этот ОВД в связи с нападением на нее православных активистов:

“Сегодня утром в ходе одиночных пикетов в поддержку участниц группы Pussy Riot на одну из участниц пикета Таисию Круговых напали несколько молодых людей, позднее представившихся как участники Конгресса русских общин. Получив справку об ушибе мягких тканей лба, она направилась вместе со своим представителем Д. Щедриным в ОВД “Преображенский” для подачи заявления о преступлении. Там, однако, выяснилось, что хулиганы обратились в ОВД со встречным заявлением. Ознакомиться с ним Таисии и ее представителю не удалось, но, в частности, в нем содержится ложное утверждение о том, что она находилась в состоянии алкогольного опьянения. В результате на протяжении нескольких часов Т. Круговых не позволяют покинуть ОВД. По инициативе прибывшего в ОВД сотрудника Центра “Э” оттуда был изгнан ее представитель Д. Щедрин. А саму Таисию, несмотря на отказ, настойчиво принуждают к дактилоскопии”.

1 апреля 2012 года к дактилоскопии принуждали задержанных на Красной площади в ОВД “Таганский”: “Половина задержанных доставленных к ОВД “Таганский” до сих пор в автобусе возле ОВД. На тех, кого завели в ОВД, оформляют нарушение статьи 20.2 КоАП РФ. При этом полицейские угрожают насильно сделать дактилоскопию, которую делать задержанным за административное нарушение не имеют права. Кроме того, одному из задержанных, Павлу Елизарову, который отказывается оставлять отпечатки паьцев, угрожают оформить протокол по статье 19.3 КоАП РФ”.

В ночь с 31 июля на 1 августа 2012 года задержанных на Триумфальной площади насильно подвергли дактилоскопии: “Семь человек, ранее задержанных на Триумфальной, в том числе и четырех девушек, две из которых несовершеннолетние, перевезли из ОВД “Мещанский” в ОВД “Красносельский” для дактилоскопии. Активисты сообщают, что там их насильно заставляют проходить дактилоскопию, а Виктора Астахова за отказ дактилоскопироваться избивают сотрудники ОВД”.

Принудительная психиатрическая госпитализация

Настораживающим нововведением в 2012 году стала насильственная психиатрическая госпитализация задержанных.

21 февраля 2012 года “Вере Лаврешиной, отказавшейся предоставить документы в ОВД “Басманный”, вызвали психиатрическую помощь, сейчас ее увозят со связанными руками в психиатрическую клиническую больницу № 4 им.П.Б. Ганнушкина”. На следующее утро Лаврешина была отпущена из больницы, врачи признали ее вменяемой: “Активисты, приехавшие к больнице утром, сообщают, что Вера Лаврешина уже отпущена. Ночь она провела в 20-м отделении. Утром собралась врачебная комиссия и не нашла оснований для содержания гражданской активистки в психушке. Сама Лаврешина рассказала, что полицейские таким образом пытались отомстить ей за отстаивание прав задержанных в ОВД “Басманный”. Сначала ее заперли в камеру, а потом приехала бригада из дурдома, Веру обыскали, связали и закинули в перевозку. Но уже в больнице врачи были недовольны полицейской выходкой: “Если к нам начнут возить политических, то у нас не хватит сил на настоящих больных”.

Эта практика получила продолжение уже через несколько дней. 26 февраля 2012 года “задержанная на Красной площади активистка бурятского отделения движения “Солидарность” Надежда Низовкина отправлена в психиатрическую клиническую больницу № 4 им.П.Б. Ганнушкина. Как сообщает Вера Лаврешина, уже отпущенная из ОВД “Китай-город”, Низовкиной, отказавшейся предоставить документы в ОВД и отказавшейся контактировать с представителями Общественной наблюдательной комиссии по городу Москва, вызвали психиатрическую помощь и увезли в психиатрическую клиническую больницу № 4 им.П.Б. Ганнушкина”. Низовкина была отпущена из психбольницы 28 февраля.

17 марта 2012 года насильственной психиатрической госпитализации пытались подвергнуть активистку в ОВД “Мещанский”, однако медики “пообщавшись с ней и произведя осмотр, отказались от ее госпитализации”.

1 июня 2012 года сотрудники ОВД “Пресненский” пытались сдать Веру Лаврешину в психиатрическую клиническую больницу № 4 им.П.Б. Ганнушкина: Лаврешину “отпустили после отказа психиатрической клинической больницы имени Ганнушкина, куда ее отвезли полицейские, принимать ее”.

Эти случаи имеют исключительный характер и прекратились из-за пристального внимания общества и здравой позиции врачей психиатрической клинической больницы № 4 им. П.Б. Ганнушкина. Тем не менее, данная практика зафиксирована в четырех различных отделениях полиции Москвы, и это дает основания полагать, что подобные меры воздействия на задержанных в других, менее публичных случаях могут входить в стандартный арсенал московской полиции.

Вручение повесток в военкомат

Довольно распространенной практикой является вручение задержанным призывного возраста повесток в военкомат. При этом стоить отметить, что подобные случаи крайне редко встречаются вне массовых и “запланированных” задержаний — так, за отчетный период ОВД-Инфо зафиксировало случаи выдачи повесток практически только задержанным 6 мая 2012 года. По мнению ОВД-Инфо, данная практика используется преимущественно в пропагандистских целях, т.е. для внушения молодым людям идеи о небезопасности посещения политических мероприятий.

После задержаний 6 мая 2012 года данная практика была зафиксирована в ОВД “Коптево”, ОВД “Соколиная гора”. 16 мая 2012 года попытка вручить повестки была предпринята в ОВД “Пресненский”.

Иногда данная практика доходит до абсурда, как после задержаний на “Стратегии-31” 31 июля 2012 года:

[“Задержанному активисту “Другой России” Игорю Щуке в автозаке вручили повестку в белорусскую армию. По сообщениям в Твиттере <что подтверждает="" сам="" Щука="">, повестку Щуке вручил сотрудник центра "Э" Алексей Окопный](http://ovdinfo.org/express-news/853).

Судебные разбирательства

До 1 января 2013 года первой инстанцией для рассмотрения административных правонарушений являлись районные участки мировых судей. Рассмотрения дел задержанных на политических мероприятиях по стст. 20.2 и 19.3 КоАП в Москве выявили, прежде всего, обвинительный уклон в постановлениях мировых судей. Зафиксировано также множество процессуальных нарушений, которые и позволяют судьям выносить обвинительные заключения без должных доказательств виновности задержанного.

Рассказывает защитник Елизавета Приходина:

“В судах, если полицейские говорят то, что не укладывается в линию обвинения, их показания игнорируются судьей. В таких случаях вместо фактически данных показаний в постановление суда переписываются данные из рапортов, либо просто такие показания игнорируются судьей — т.е. не указывается в постановлении то, что противоречит рапортам. Кроме того, судьи задают полицейским наводящие вопросы и тем самым подсказывают, что надо говорить. Судьи также безосновательно отводят вопросы защитника, а показания свидетелей защиты отвергают, потому что они противоречат материалам дела или под другими столь же неосновательными предлогами”.

Скорость рассмотрения административных дел

Необходимо отметить, что при массовых задержаниях судебные разбирательства могут проходить буквально за несколько минут.

Рассказывает Аркадий Бабченко, задержанный 6 декабря 2011 года на Триумфальной площади:

“У меня весь суд занял минуты три, это было в мировом суде Тверского района. Когда я зашел в коридор, перед судом сидели два полицейских, которые изображали свидетелей, хотя к моему, например, задержанию они вообще никакого отношения не имели. Один из них сопровождал нас в автозаке, второго я в первый раз видел — лицо мне его не знакомо. Все мои доводы, что лозунги я не кричал, в демонстрациях не участвовал, на проезжей части не стоял и неповиновения сотрудникам полиции не оказывал, судья внимания не обратил и написал, что вина моя доказана протоколом о задержании, протоколом об административном правонарушении и показаниями этих двух свидетелей”.

Аналогичный срок судебного разбирательства был зафиксирован в ходе судов над задержанными 5 декабря 2011 года и 6 мая 2012 года.

Закрытость судов

Закрытость судебных слушаний без всякого к тому основания стала распространненной практикой при разбирательстве дел задержанных на политических мероприятиях. При этом зачастую на слушания не допускаются как пришедшие поддержать подсудимых граждане, так и журналисты.

25 декабря 2011 года в 370 мировом участке Тверского районного суда проходило разбирательство дела Сергея Удальцова по ст. 19.3. Здание суда было закрыто для входа граждан и прессы, и только после длительных переговоров с пресс-службой Тверского районного суда часть журналистов пропустили в само здание, но затем отказались допустить на само судебное слушание.

В закрытом режиме регулярно проходят судебные слушания по административным делам не только лидеров оппозиционного движения, но и рядовых его участников. Чаще всего подобная практика применяется в случаях массовых задержаний, в частности, 5 декабря 2011 года и 6 мая 2012 года. Про ход судебных разбирательств над задержанными 6 мая 2012 года рассказывает Елизавета Приходина:

“Все три дня судебные приставы, ссылаясь на распоряжение судьи, не пускали в зал слушателей. На процессе Евгения Фрумкина я заявила ходатайство о допуске публики в зал, судья отказал, отказавшись также и выносить письменное определение об отклонении ходатайства об обеспечении открытого рассмотрения дела. После того, как я указала на этот факт в апелляционной жалобе, сданной в канцелярию судебного участка, судья публику допустил — но в ограниченном количестве (не более 5 человек), ссылаясь на нехватку места (в довольно-таки просторном зале, где раньше помещалось 4 ряда скамеек, было оставлено всего две, одна из которых была завалена судебными делами)”.

Доказательная база

В ходе самого судебного разбирательства судьи регулярно отказываются принимать различные ходатайства подсудимого и защиты, в частности, присовокуплять к делу фото- и видеосъемки задержаний и вызывать свидетелей защиты. Однако даже в случае рассмотрения доказательств защиты, если они противоречат показаниям сотрудников полиции, в постановлении суда они не учитываются.

Рассказывает Сергей Пархоменко, посетивший судебное разбирательство по делу Дениса Юдина, задержанного 27 октября 2012 года у ОВД “Басманный”:

“1) Все выводы делаются судом “из совокупности собранных по делу доказательств, в том числе из показаний свидетелей” - двух полицейских, написавших рапорты о задержании Дениса Юдина. Но на самом деле вот это “в том числе” является совершеннейшей ложью: вся эта “совокупность” состоит только из этих двух полицейских свидетельств, никаких других доказательств вины Юдина в деле нет. Вообще никаких! Даже попытки не делается привлечь еще что-нибудь в подтверждение: нет ни фото, ни видео, ни материальных улик, ни экспертиз, ни заключений, ни устных свидетельств посторонних… ничего…
2) Судья изначально заявляет, что доверяет показаним полицейских, потому что они “не противоречивы”. Чему они не противоречат? А вот самим себе и не противоречат - то есть тем доказательствам, которые из этих же свидетельств исключительно и состоят.
3) Судья, наоборот, “относится критически” к показаниям других свидетелей, потому что они “противоречат материалам дела”. Каким же именно материалам? А вот тем самым показаниям полицейских, для опровержения которых, собственно, и вызваны были эти свидетели защитой. То есть показания, которые нужны были затем, чтобы опровергнуть ложь, объявляются недостоверными как раз потому, что они опровергают эту ложь, заведомо признанную правдой.
4) Представленная видеозапись, на которой тот самый момент, который описан в рапортах и свидетельских показаниях двух полицейских, - оказывается “достоверно не опровергает факта”, которого на нем со всей отчетливостью нет. То есть в рапорте и свидетельствах говорится: некто оказывал нам, двоим полицейским, сопротивление, и за это мы его задержали. На видео видно: вот этот некто, вот эти двое полицейских - никакого сопротивления нет. Судья делает вывод: ну и что, а может, он еще когда-нибудь кому-нибудь раньше сопротивлялся…
5) Всё. Готово. Факт преступления установлен. Подпись, штамп.
Вот, собственно, и всё, что нужно, чтобы лишить человека свободы на 15 суток его жизни. В клетку его посадить и держать там две недели”.

Рассказывает Мур Соболева, свидетель задержания Максима Чайко на пикете в поддержку Pussy Riot 17 августа 2012 года:

“C “их” стороны пришли двое незнакомых полицейских в штатском, с “нашей” - две девушки, найденные посредством предыдущего клича. Мы запросили разрешения ознакомиться с делом и увидели, что рапорты распечатаны типографским способом: они должны быть написаны от руки по результатам задержания, а тут получается, что они были заранее подготовлены. >Объяснительные записки, которые “с моих слов записано верно”, тоже отпечатаны и идентичны у обоих полицейских до последней буквы - поразительное сплетенье душ. Самое смешное, что полицейские - не те, что на всех фотографиях, а совсем другие, то есть, дающие заведомо ложные показания; мы вежливо указали им на это обстоятельство и показали фотографии, на что они ответили, что “ваши фотки все равно не примут, а вообще у нас тоже всякие фотки есть, но с какой стати мы будем вам показывать?”. <…> Веселье началось на последней стадии: полицейские путались в показаниях, один говорил, что группа задержания составляет четыре человека, второй - что семь. Утверждают, что слышали, как конкретно Максим кричал “долой полицейское государство!” и вообще - цитирую - “ярко проявлял себя”.

“Вы уверены, что это вы вели Максима Александровича в автозак?” - спрашивает судья. “Уверен!”. “А как вы прокомментируете, что на фотографии его ведут другие люди?”. “Ну, ээээ, у нас группа задержания… может быть… я не знаю… Все в жизни бывает!”, - резюмирует командир группы задержания. Фамилии полицейских с фотографии ни один из “задерживавших” “свидетелей” назвать не смог - “какие-то ребята из нашего полка”.

Через два с половиной часа было оглашено постановление, согласно которому “суд признает показания <полицейских> Дубовикова Е.Б. и Домашева П.С. доказательствами по делу, поскольку они последовательны, непротиворечивы и согласуются с письменными материалами дела" - (протокол, объяснения и рапорты, написанные под копирку). К моим же показаниям и показаниям двух наших свидетельниц "суд относится критически и не доверяет им, поскольку в письменных материалах дела и в ходе судебного заседния объективно не подтвержден и не установлен факт нахождения указанных свидетелей в месте вменяемого Чайко М.А. правонарушения. Кроме того, показания данных свидетелей полностью опровергаются письменными материалами дела и показаниями свидетелей Дубовикова Е.Б. и Домашева П.С., достоверность которых у суда не вызывает сомнений". А "доводы Чайко М.А. о том, что он был задержан другими сотрудниками, что подтверждается представленными им в судебном заседании фотографиями, суд признает несостоятельными, поскольку фотографии не отражают обстоятельств задержания Чайко М.А". <...> Короче, исправление Чайко М.А. возможно путем административного штрафа в размере 20000 рублей”.

Чайко подал жалобу на постановление суда в вышестояющую судебную инстанцию, однако она не была принята.

Обвинительный уклон

ОВД-Инфо не обладает полной статистикой судебных решений по административным делам задержанных, однако опрос активистов показывает, что в подавляющем числе случаев постановления суда имеют обвинительный характер. ОВД-Инфо известно о единичных случаях оправдательных решений за отчетный период.

Позицию судебной системы в подобных делах хорошо иллюстрирует цитата из постановления суда по делу задержанного 5 декабря 2011 года Сергея К.:

“Показаниям С.К. о его невиновности суд не доверяет и расценивает их как защитную позицию, избранную с целью избежать ответственности, посколько они противоречат письменным материалам дела, а также пояснениям в суде сотрудников полиции”.

Кроме того, необходимо отметить, что постановления суда о назначаемом наказании имеют различную степень тяжести в зависимости от поведения обвиняемого в суде.

Об административных делах задержанных 6 мая 2012 года рассказывает Елизавета Приходина:

“Тот, кто соглашается с протоколом, через три минуты выходит из зала судебного заседания сразу на свободу (им судья дает сутки или двое административного ареста, которые фактически уже отсижены в отделе полиции). Того, кто пытается хоть как-то защищаться, судья “наказывает” дополнительными “сутками” — так было, например, с Настей Рыбаченко, которая за нежелание расписаться за получение ещё не полученного постановления огребла пять суток административного ареста”.

Апелляции на судебные решения

В базе данных Хамовнического, Таганского, Пресненского, Мещанского, Замоскворецкого и Басманного районного суда за период с 4 декабря 2011 года по 31 декабря 2012 года содержатся данные по судебным решениям на 176 аппеляций по стст. 20.2 и 19.3 КоАП, решения еще по 18 апелляциям на момент написания доклада были неизвестны. Из 176 рассмотренных судами административных дел лишь 4 дела после рассмотрения жалоб были закрыты, и еще по 3 делам наказание было изменено, т.е. доля успешных апелляций составляет менее 4%. 163 дела после повторного рассмотрения оставлены районными судами без изменения, в рассмотрении 3 апелляций отказано - т.е. доля неуспешных апелляций составляет 94%. Остальные дела “направлены по подведомственности” (два дела) или жалоба не касалась существа дела (одно дело).

Рисунок 5: Постановления районных судов Москвы на аппеляции задержанных

Данная статистика, как и обвинительный уклон и качество рассмотрения дел в мировых судах, объясняет, почему активисты, в подавляющем числе случаев задержанные незаконно или с грубым нарушением закона, не пытаются отстаивать свои права с помощью российской судебной системы.

Насилие со стороны судебных приставов

Судебные приставы нередко проявляют агрессию по отношению к активистам. 14 декабря 2012 года 59-летний гражданский активист Юрий Емельянов был госпитализирован из здания Басманного районного суда Москвы. Как рассказал Емельянов в интервью “Политвестнику”, пристав потребовал, чтобы Емельянов снял с куртки значок “За свободу”. Емельянов, сочтя данное требование незаконным, попросил повторить данное требование под видеозапись, после чего у него из рук выбили камеру. В тот момент, когда Емельянов наклонился за камерой, ему заломили руки за спину и с силой толкнули в сторону выхода. Емельянов ударился грудной клеткой и головой о металлическую рамку металлоискателя и потерял сознание. После этого Емельянова в полусознательном состоянии протащили по лестнице и оставили лежать на бетонном полу у входа в здание суда вплоть до прибытия “скорой помощи”. В больнице у Емельянова был диагностирован инфаркт и перелом руки. См также интервью Юрия Емельянова.

Сколько людей прошло через задержания?

Поскольку существуют политические и гражданские активисты, которых задерживают регулярно, то итоговое число задержаний — в данном докладе 5169 задержаний с момента начала массового протеста 4 декабря 2011 года по 31 декабря 2012 года — разумеется, не равно количеству людей, прошедших через опыт задержаний за тот же период. По нашей аналитической оценке, разница между количеством задержаний и числом людей, прошедших через задержания, составляет около 37%. Таким образом, число людей, прошедших через опыт задержаний, оценочно может составлять 3256 человек или 63% от общего числа задержаний.

Данная аналитическая оценка получена с помощью анализа судебной базы данных Единого информационного пространства мировых судей города Москвы и применения полученных значений к данным ОВД-Инфо по общему количеству задержаний.

За отчетный период в судебной базе данных содержится 2341 административное дело по ст. 20.2 КоАП РФ. Количество дел по данной статье, не имеющих отношения к политически мотивированным задержаниям, зафиксированным ОВД-Инфо, находится в рамках статистической погрешности. Число “повторных дел”, т.е. дел, заведенных на людей, уже встречающихся в данной базе данных, равно 858, или 37% от общего числа дел.

Одновременно в судебной базе данных за тот же период зарегистрировано 1610 административных дел по ст. 19.3 КоАП, из которых чуть более 300 дел были оценены авторами доклада как не имеющие отношения к политически мотивированным задержаниям, зафиксированным ОВД-Инфо. Из 1300 дел, взятых для анализа, количество “повторных дел” составило 212, или 16% от общего числа.

Для учета числа “уникальных” задержаний было решено объединить пофамильный учет по статьям 20.2 и 19.3 КоАП, чтобы учесть повторяемость персоналий и между статьями. Величина повторений в общем количестве дел (3641 дело по обеим статьям, 1332 “повторных” дела) при таком подсчете составляет 37%.

Необходимо отметить, что аналитическая оценка, получаемая таким способом, имеет весьма приблизительный характер.

Прежде всего, как легко видеть, в то время как ОВД-Инфо зафиксировало 5169 задержаний, в судебной базе содержатся сведения только о 3641 административных делах, сочтенных ОВД-Инфо имеющими отношение к политически мотивированным задержаниям. Данная разница объясняется как тем, что далеко не все задержания заканчиваются заведением административных дел (об этом см. Типы задержаний), так и степенью полноты судебной базы данных и оперативностью ее обновления.

Кроме того, пофамильный учет задержанных, на которых не были заведены административные дела, может дать определенные отклонения от полученной оценки, а если исходить из того, что судебная база данных отражает все существующие административные дела, то количество задержаний без административных дел составляет около 30%. Так, большое количество подобных задержаний было произведено во время московских оккупаев и предшествовавших им прогулок, когда всего было зафиксировано 1256 задержаний: персональный состав этих мероприятий может существенно отличаться от иных протестных мероприятий.

Наконец, третье ограничение — погрешности при анализе данных судебной статистики и соотнесении их с данными ОВД-Инфо.

С учетом подобных ограничений данный коэфициент — 63% от общего числа задержаний — можно использовать для получения оценки числа людей, прошедших через опыт задержаний. В будущем ОВД-Инфо скорректирует данную оценку с помощью более детального анализа собственных данных.

Возбуждение уголовных дел на задержанных

В большинстве случаев избиения активистов при задержании и в ОВД не имеют никаких последствий для сотрудников полиции, и наоборот, на задержанных, которые жалуются на избиения, зачастую заводят уголовные дела по ст. 318 УК (“Применение насилия в отношении представителя власти” — до 10 лет лишения свободы).

Угроза возбуждения ст. 318 УК с целью предотвратить жалобы задержанных и возбуждение дела с целью наказания тех политических активистов, кто все-таки жалуется, имеет не эпизодический характер — это сложившаяся в России практика. Самый известный пример — история Сергея Мохнаткина, который был задержан на “Стратегии-31” 31 декабря 2009 года. Согласно его показаниям, он был жестоко избит при задержании. Мохнаткин был доставлен в ОВД “Тверской” и позже обвинен по ст. 318 УК. Он был приговорен к двум с половиной годам заключения, в апреле 2012 года Мохнаткин был помилован президентом Медведевым без признания вины и вышел на свободу.

Подобный случай 1 апреля 2012 года произошел с активистом “Солидарности” Станиславом Поздняковым, 13 июля 2012 года — с активистом “Другой России” Евгением Поповым, 17 августа 2012 года — с Гарри Каспаровым.

1 апреля 2012 года Станислав Поздняков вместе с другими задержанными на гуляниях с белыми лентами на Манежной площади был доставлен в ОВД “Тверской”. Как сообщили ОВД-Инфо свидетели инцидента, по истечении трех часов с момента формального доставления в отдел задержанные, уведомив полицейских об истечении предельного срока задержания, отправились к выходу. В завязавшейся словесной перепалке один из полицейских, не найдя других аргументов, при свидетелях ударил Станислава Позднякова по лицу. Итог: уголовное дело, но не против сотрудника полиции, а против Позднякова - по статье 318 УК РФ. Первое судебное слушание состоялось 22 января 2013 года и было перенесено из-за неявки потерпевшего сотрудника полиции - слушание перенесено на 7 февраля 2013 года.

13 июля 2012 года на пикете “Другой России” у станции метро “Новокузнецкая” были задержаны 10 человек и доставлены в ОВД “Замоскворечье”. Двое были избиты при задержании. Рассказывает Евгений Попов:

“На всех пикетах “Россия без Путина” нас задерживали, но вполне корректно. В тот раз винтили очень жестко. Когда меня забрасывали в автобус, один ОМОНовец угрожал мне, что внутри со мной разберутся. В автобусе у нас завязался словесный конфликт — я не сдержался, послал куда подальше, он меня ударил. Потекла кровь, ею залило весь автобус, до сих пор остается шрам. Уже в автобусе начали угрожать 318-й статьей, когда доставили, то снова тащили в ОВД чуть ли не волоком, в отделении угрожали, принудительно досмотрели без понятых”.

Все задержанные позднее были отпущены из ОВД, но Попова оставили ночевать в отделении по подозрению в нанесении омоновцу телесных повреждений — статья 318 УК РФ. Попов написал заявление об избиении, после чего приехали следователи из Следственного комитета, опросили омоновцев и Попова. На следующий день Попов был доставлен в прокуратуру для дачи показаний, однако он отказался давать объяснения без адвоката.

Большую огласку получил инцидент с Гарри Каспаровым, который якобы укусил сотрудника 2-ого ОПМ при задержании у Хамовнического суда во время вынесения приговора по делу Pussy Riot. Как сообщали “Грани.Ру”, дело Каспарова было передано в Следственный комитет, однако СК отказался заводить уголовное дело.

12 августа 2011 года во время традиционной акции “День гнева” у выхода из станции метро “Площадь Революции” был задержан активист “Другой России” Игорь Щука, вместе с другими задержанными он был доставлен в ОВД «Тверской». Как рассказывают очевидцы, Щука несколько раз просил полицейских вывести его покурить, но его просьбы демонстративно игнорировались. Когда Щука достал сигарету, его вывели из комнаты, где находились остальные задержанные. Услышав шум за дверью, задержанные смогли приоткрыть дверь и увидеть лежащего на полу Щуку, которого избивали полицейские. Те, кто больше всего возмущался, были избиты, а потом оставлены на ночь в ОВД. Щука рассказал ОВД-Инфо, что позднее сотрудники полиции вывели его покурить на улицу и сказали, что он может подать заявление об избиении — если хочет, чтобы против него было возбуждено уголовное дело по ст. 318 УК. В суде Игорь Щука и свидетели избиения были приговорены к административному аресту на несколько суток.

В июле 2011 года Татьяна Кадиева, 56 лет, была задержана на акции в поддержку политзаключенной Таисии Осиповой и доставлена в ОВД “Китай-Город”. После того, как она заявила об избиении ее сотрудниками ОВД, ей пообещали возбудить уголовное дело по ст. 318 УК.

Летом 2007 году уголовное дело по ст. 318 УК было возбуждено против серпуховского нацбола Юрия Червочкина. Он пришел в местное отделение полиции, чтобы узнать о судьбе задержанных на “Марше несогласных” активистов, и, по версии нацболов, был избит сотрудниками полиции. По версии же следствия, Червочкин «ворвался в ЛОВД, избил четверых милиционеров, сам бился головой о бетонную стену». Дело развалилось до суда, а уже в ноябре Червочкин был избит до смерти и в декабре скончался в больнице — соратники Червочкина по “Другой России” утверждают, что он постоянно получал угрозы от сотрудников правоохранительных органов и ими же и был избит.

Трагически закончилось и дело красноярского коммуниста и нацбола Рима Шайгалимова. Он был осужден по ст. 318 УК в 2006 году на полгода колонии-поселения (якобы ворвался в РОВД и избил двух милиционеров). В 2008 году его приговорили уже к 5,5 годам из-за конфликта с начальником полиции на митинге. Шайгалимов погиб в заключении при невыясненных обстоятельствах.

В данный момент по ст. 318 УК осуждены активисты “Другой России” за участие в беспорядках на Манежной площади 11 декабря 2010 года, последние приговоры были вынесены в августе этого года. По этой же статье обвиняется большинство подозреваемых по “Болотному делу”. Стоит отметить, что среди задержанных 6 мая 2012 года многие были избиты, о чем свидетельствует, в частности, и отчет Общественной наблюдательной комиссии. Уголовные дела против задержанных по 318 УК РФ возбуждены были, против сотрудников полиции — нет.

Глоссарий

Политически мотивированное задержание

Политический мотив задержаний определяется обстоятельствами задержания: речь может идти о задержании человека, находившегося на политической акции или митинге, задержании политического активиста при агитации или расклейке агитации или ничем не мотивированном задержании человека, известного своей политической или общественной активностью. Политика в данном докладе понимается в широком смысле отстаивания своих прав и интересов — мероприятия, посвященные экологии, правам сексуальных меньшинств, точечным застройкам или социальным требованиям, рассматриваются ОВД-Инфо как политические.

Мероприятие

В данном докладе под мероприятием подразумевается собственно задержание одного или более человек, объединенное общими географическими и тематическими обстоятельствами. Необходимо отметить, что данный термин включает как уличные публичные мероприятия, сопровождающиеся задержаниями, так и некоторые специфические случаи политически мотивированных задержаний вне митингов, акций и пикетов.

Формат мероприятия

В данном докладе выделены следующие форматы мероприятий: пикет, акция, митинг, оккупай, агитация, прогулки\оккупай, активист, одиночный пикет, эколагерь, прогулка, марш и немаркированные мероприятия (“другое”).

Агитация (формат мероприятия)

Под агитацией в данном докладе имеются в виду мероприятия политических активистов, направленные на раздачу агитационных материалов общего содержания или с призывом выйти на конкретное политическое мероприятие.

**Активист (формат мероприятия) **

Под специальными полицейскими мероприятими, маркированными словом “Активист”, в данном докладе имеются в виду задержания активистов вне публичных политических акций.

Другое (формат мероприятия)

В категорию “Другое“ попадают случаи задержания, происходящие в нетипичных обстоятельствах.

Пикет (формат мероприятия)

Традиционно под пикетом имеются в виду как согласованные, так и несогласованные мероприятия с участием более одного человека и не предполагающие сцены или звукоусиления, передвижения, прямого действия. Однако в рамках данного доклада проверочными критериями пикета являются также проведение мероприятия а) по конкретному поводу, б) в пешеходном пространстве, в) в непосредственной близости к пикетируемому учреждению.

Одиночный пикет (формат мероприятия)

Одиночный пикет предполагает участие одного человека, и данная форма уличной активности не требует согласования.

Акция (формат мероприятия)

В данную категорию попадают преимущественно театрализованные акции, т.е. акции, предполагающие не только и не столько письменную или устную демонстрацию своей позиции, сколько представление своей позиции с помощью того или иного действия с собой, другими участниками акции или внешними объектами. В эту же категорию попадают акции прямого действия (АПД), которые в рамках данного доклада определяются как акции, содержащие прямое, а не символическое действие с объектом протеста.

Митинг (формат мероприятия)

Под митингами в данном докладе имеются в виду массовые мероприятия, объединенные общей тематикой и пространством вне зависимости от статуса согласования. Митинги проводятся как со сценой и звукоусилением, так и без них, и с целью отделить массовые пикеты от митингов введены проверочные критерии пикета– — в отличие от пикетов митинги могут проходить в местах, не привязанных непосредственно к объекту протеста, митинг не обязательно посвящен конкретной теме, а место проведения митинга может не ограничиваться пешеходной зоной.

Прогулка (формат мероприятия)

Мероприятия, не требующее согласования и, хотя предполагает передвижение участников, маршурт прогулки имеет довольно неопределенный характер, а участники прогулки не координируют свои передвижения, не группируются в единые колонны и участвуют в мероприятии в индивидуальном порядке.

Прогулка\оккупай (формат мероприятия)

Переходный формат мероприятия, которым обозначены мероприятия на стыке форматов прогулка и оккупай.


Оккупай (формат мероприятия)

Под оккупаем в данном докладе имеются в виду протестные мероприятия, отвечающие ряду критериев: а) круглосуточное присутствие активистов, б) трудновычленимая тематика, в) отсутствие единого организатора и наличие самоорганизации участников и/или конкурирующих групп организаторов.

Эколагерь (формат мероприятия)

Под эколагерем имеются в виду растянутые во времени и единые в пространстве экологические акции протеста вне городского массива.

Марш (формат мероприятия)

Под маршем имеется в виду скоординированное движение участников мероприятия по заранее определенному маршруту вне зависимости от статуса согласования.

Согласование

Ряд публичных мероприятия в России требует согласования с местными властями. Это процедура носит уведомительный характер - организаторы мероприятия должны уведомить власти, а власти - согласовать место проведения мероприятия или в ходе переговоров предложить альтернативное. На практике процедура согласования имеет непрозрачный характер и практически является механизмом ограничения свободы собраний. В категорию согласованных мероприятий в докладе попадают мероприятия, согласованные с органами власти, в категорию несогласованных - как несогласованные мероприятия, так и не требующие согласования.

####Тематика

Тематическое атрибутирование всего списка мероприятий, попавших в мониторинг ОВД-Инфо, произведено с помощью рассмотрения заявленных целей каждого конкретного мероприятия. В докладе используются следующие категории: Политзеки, За честные выборы, АнтиПутин, Pussy Riot, Оккупай, Стратегия-31, экология, социальная, против закона “о митингах”, против “антимагнитского закона”, ЛГБТ, антифа, другое.

Политзеки (тематика мероприятия)

Политзеки - это политические заключенные. Мероприятия с данной тематикой посвящены поддержке как задержанных или административно арестованных, так и активистов, преследуемых в уголовном порядке. Мероприятия, посвященные поддержке арестованных участниц группы Pussy Riot выделены в отдельную, одноименную группе, тематику.

За честные выборы (тематика мероприятия)

За честные выборы - лозунг первой волны протестов после выборов в Государственную думу 4 декабря 2011 года. Однако в данную тематику в докладе отнесены все мероприятия, посвященные фальсификациям на выборах, вне зависимости от организатора.

АнтиПутин (тематика мероприятия)

После выборов президента России 4 марта 2012 года повестка протестных мероприятий стала менее конкретной, но выражающей более радикальные настроения по отношению к властвующей группе — 44 мероприятия в докладе отмечены словом “антиПутин”, поскольку в протестной среде именно Владимир Путин олицетворяет все негативные характеристики текущей политической системы.

Другое (тематика мероприятия)

Тематика “другое” включает в себя как мероприятия, посвященные какой-то конкретной, но редкой теме (как, например, акция партии “Яблоко” против военного призыва или пикеты у посольства США по поводу ситуации на радио “Свобода”), так и случаи задержания активистов вне публичных мероприятий и другие исключительные случаи задержаний.

Pussy Riot (тематика мероприятия)

Мероприятия, посвященные поддержке арестованных участниц группы Pussy Riot. Здесь необходимо отметить, что административное задержание собственно участниц группы после концерта на Лобном месте 20 января 2012 года подпадает под тематику “антиПутин”.

Оккупай (тематика мероприятия)

Московские оккупаи тематически атрибутированы в данном докладе собственно как “оккупай”, поскольку одним из критериев оккупая является “трудновычленимая тематика”. По мнению авторов доклада, в формате оккупаев форма важнее содержания, поэтому количество мероприятий данного формата (18 оккупаев) равно количеству мероприятий с данной тематикой (18).

Стратегия-31 (тематика мероприятия)

Мероприятия с тематикой “Стратегия-31” — это собственно митинги “Стратегии-31” с требованием соблюдения 31-й статьи Конституции о свободе собраний. Количество мероприятий с данной тематикой (10 мероприятий) за отчетный период больше, чем собственно митингов “Стратегии-31” на Триумфальной площади, поскольку дважды активисты “Другой России” задерживались у мэрии Москвы на акциях с требованием согласовать проведение “Стратегии-31”.

Экология (тематика мероприятия)

Мероприятия, посвященные экологической повестке, попадают в одноименную тематику.

Социальная (тематика мероприятия)

Мероприятия, посвященные социальной повестке, попадают в одноименную тематику.

Против закона “о митингах” (тематика мероприятия)

Вскоре после силового разгона марша и митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года, власти объявили о планах ужесточить правила проведения публичных мероприятий. В течение мая и июня 2012 года Госдума приняла, а президент подписал поправки в федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и Кодекс об административных правонарушениях, которые, в частности многократно увеличили штрафы по ст.20.2 КоАП с 500-1000 рублей до 30,000 рублей для физических лиц.

Против “антимагнитского закона” (тематика мероприятия)

После принятия в США “Акта Магнитского”, закона, запрещаюго въезд в США лиц, причастных к смерти юриста Сергея Магнитского в российском СИЗО, российские депутаты в декабре 2012 года выступили с инициативой принять закон, в частности запрещающий гражданам США усыновлять детей из России. Сами депутаты называют данный закон “Законом Димы Яковлева”, оппозиционные активисты предпочитают название “Закон подлецов”, а в данном докладе закон именуется “Антимагнитский закон”, поскольку содержат множество различных ограничений на действие граждан США в России и является ответом на принятие “Акта Магнитского”.

ЛГБТ (тематика мероприятия)

Мероприятия, посвященные защите прав сексуальных меньшиств, попадают в категорию ЛГБТ.

Антифа (тематика мероприятия)

Мероприятия, посвященные борьбе с расизмом, национализмом и ксенофобией, попадают в категорию антифа.

Отдел внутренних дел (ОВД)

Наиболее распространенное название районного отделения полиции в Москве. Для удобства все районные отделения в докладе называются по формуле “ОВД + Название района”.

Линейное отделение

Отделение полиции на транспорте, в частности, в метрополитене или на вокзале.

КоАП

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КРФоАП).

20.2 КоАП

Статья КРФоАП, которую чаще всего инкриминируют задержанным на публичных мероприятиях.

Статья 20.2. Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования

  1. Нарушение организатором публичного мероприятия установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 - 4 настоящей статьи, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов; на должностных лиц - от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.
  2. Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия, за исключением случаев, предусмотренных частью 7 настоящей статьи, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до пятидесяти часов; на должностных лиц - от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от семидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.
  3. Действия (бездействие), предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, повлекшие создание помех движению пешеходов или транспортных средств либо превышение норм предельной заполняемости территории (помещения), - влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или обязательные работы на срок до ста часов; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей.
  4. Действия (бездействие), предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, - влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или обязательные работы на срок до двухсот часов; на должностных лиц - от двухсот тысяч до шестисот тысяч рублей; на юридических лиц - от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей.
  5. Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частью 6 настоящей статьи, - влечет наложение административного штрафа в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов.
  6. Действия (бездействие), предусмотренные частью 5 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, - влекут наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или обязательные работы на срок до двухсот часов.
  7. Организация либо проведение несанкционированных собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования в непосредственной близости от территории ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ либо активное участие в таких публичных мероприятиях, если это осложнило выполнение работниками указанных установки, источника или пункта своих служебных обязанностей или создало угрозу безопасности населения и окружающей среды, - влечет наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц - от двухсот тысяч до шестисот тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.

19.3 КоАП

Статья КРФоАП, регулярно применяющаяся к задержанным на публичных мероприятиях.

Статья 19.3. Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, военнослужащего, сотрудника органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудника органов федеральной службы безопасности, сотрудника органов государственной охраны, сотрудника органов, уполномоченных на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы

  1. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей - влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
  2. Неповиновение гражданина (за исключением осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы в уголовно-исполнительном учреждении, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и содержащихся под стражей в иных учреждениях) законному распоряжению или требованию сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы, военнослужащего либо другого лица при исполнении ими обязанностей по обеспечению безопасности и охране этих учреждений, поддержанию в них установленного режима, охране и конвоированию осужденных (подозреваемых, обвиняемых) - влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
  3. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или сотрудника органов, уполномоченных на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей - влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
  4. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов федеральной службы безопасности в связи с исполнением им служебных обязанностей, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц - от одной тысячи до трех тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей.
  5. Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов государственной охраны в связи с исполнением им служебных обязанностей по осуществлению государственной охраны и (или) поддержанию общественного порядка либо воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц - от одной тысячи до трех тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей. Примечание. Положения части 4 настоящей статьи не распространяются на граждан в случае применения в отношении их мер профилактики в соответствии с Федеральным законом “О федеральной службе безопасности”.

20.1 КоАП РФ

Статья КоАП РФ, эпизодически применяемая к задержанным на публичных мероприятиях.

Статья 20.1. Мелкое хулиганство

  1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, - влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.
  2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, - влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Центр по противодействию экстремизму

ЦПЭ, или “Центр Э” - структурное подразделение Министерства внутренних дел. Официальная задача ЦПЭ - “организация и координация антитерористической деятельности в системе МВД”, однако многочисленные свидетельства политических активистов показывают, что оперативники ЦПЭ активно вовлечены в политический сыск.

Общественная наблюдательная комиссия (ОНК)

Общественная наблюдательная комиссия – это общественный орган, образованный на основании Федерального закона Российской Федерации от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ “Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания”. Члены ОНК имеют право доступа в места лишения свободы, в частности - и в отделения полиции.

Ориентировка

Описание лица, находящегося в полицейском розыске из-за подозрения в совершении преступления.

Спесцсредства

Специальные средства - средства, находящиеся на вооружении полиции, перечень которых устанавливается правительством. К спецсредствам относятся, в частности, дубинки, наручники и электрошок.

Автозак

Автомобиль для перевозки заключенных. Существуют специально оборудованные для этого автомобили, и московская полиция регулярно использует их для доставления административных задержанных в ОВД. Однако полиция также использует для этих целей обычные автобусы. В своих материалах ОВД-Инфо обычно употребляет термин “автозак” вне зависимости от модели автомобиля.

318 УК

Статья уголовного кодекса, регулярно применяющаяся против участников массовых мероприятий.

Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти

  1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.
  2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, - наказывается лишением свободы на срок до десяти лет. Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Дактилоскопия

Процесс снятия отпечатков пальцев полицейскими ведомствами, строго регламентируемый российским законодательством.

Объяснительная

Неочевидная и юридически не регламентируемая практика дачи письменных или устных объяснений официально не задержанными гражданами по поводу своих действий сотрудникам полиции.

Административное дело

Юридический термин, обозначающий судебное или полицейское дело по административному правонарушению.

Рапорт о задержании

Типовой документ, который составляет сотрудник полиции, объясняющий мотивы действий полицейского и обстоятельства, в результате которых гражданин был задержан.

Протокол об административном нарушении

Основной документ, описывающий мотивы привлечения к ответственности лица, в отношении которого составлен протокол.
Требования к его содержанию, порядку оформления, перечень уполномоченных лиц, которые его могут составлять изложены в статьях 28.2, 28.3 и 28.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КРФоАП).

Книга доставленных

Журнал регистрации доставленных в отделение полиции лиц, который содержит:

  • сведения об имени доставленных граждан и других данных,
  • точном времени доставления,
  • должностном лице осуществившем доставление,
  • указание на нарушение гражданина, ставшее причиной его доставления,
  • точном месте, из которого был доставлен гражданин,
  • может содержать другую важную информацию, например указание на повреждения.

Находится у дежурных по отделению полиции, является документом строгой отчетности, заполняется дежурным, по порядку с нумерацией записей, листы пронумерованы, прошиты и опечатаны.

Актовый зал

Зал для массовых собраний личного состава отделения полиции для присутствия на различных мероприятиях (актах). Обычно используется в концентрационных, фильтрационных целях или для изоляции при массовом доставлении.

Камера административно задержанных (КАЗ)

Специальное помещение или выгородка с решетками для содержания лиц во время административного задержания. Требования к ней содержатся в статье 27.6 КРФоАП и нормативных актах МВД.

Камера предварительного заключения (КПЗ)

Помещение в отделах полиции, предназначенное для содержания подозреваемых в уголовных преступлениях. Режим содержания в них регулируется УПК РФ и законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступленйи». Имеет более жесткие ограничения и требования к лицам, помещаемым в них, не предусмотренные законодательством к задержанным за административные правонарушения. В ОВД обычно применяется для содержания задержанных подозреваемых до суда, определяющего им меру пресечения.