Мы подготовили краткую выжимку из доклада для тех, у кого совсем мало времени: Как подавляли протесты в Хабаровске. Главное

Введение

Хабаровский край — это регион на Дальнем Востоке России с населением почти 1,5 миллиона человек. Более пяти месяцев назад на улицах Хабаровска и других городов края начались акции в ответ на арест бывшего губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, в отношении которого возбудили дело об организации убийств. Фургал пользовался большой популярностью в крае, многие жители считают его дело политическим. Протест продолжается до сих пор.

Член партии ЛДПР Сергей Фургал победил на выборах губернатора Хабаровского края в сентябре 2018 года. В первом туре он опередил тогдашнего главу региона Вячеслава Шпорта («Единая Россия») на 0,19 процентного пункта, во втором — уже более чем на 40 процентных пунктов, при том что практически не вел предвыборной кампании. Аналитики тогда объясняли такой результат усталостью жителей от действующего губернатора и «Единой России» вообще (аналогичная ситуация на тех выборах сложилась и в некоторых других регионах).

В течение своего недолгого губернаторства Фургал принял ряд шагов в целях борьбы с привилегиями чиновников: сократил собственную зарплату, отказывался от принадлежавших правительству предметов роскоши, сократил штат и расходы на перелеты, урезал доплаты к пенсиям чиновников и депутатов. Кроме того, губернатор внес в региональное законодательное собрание законопроект о возвращении прямых выборов глав районов — закон был принят. При нем парламент края принял законы, ограничивающие полномочия губернатора.

Ряд популярных шагов, предпринятых Фургалом (квартиры для сирот, льготные авиаперевозки для жителей северных районов, помощь обманутым дольщикам, полезное строительство), перечислен в петиции с призывом освободить губернатора. Некоторые из этих решений обсуждались на публичных совещаниях, транслировавшихся в прямом эфире на YouTube. Авторы петиции отмечают, что Фургал регулярно встречался с жителями. Важно отметить, что во время своего губернаторства он неоднократно лично приходил к людям, выступающим с протестами и требующим защиты прав, и обсуждал с ними их проблемы и возможности их решения.

В сентябре 2019 года в результате выборов в Законодательную думу Хабаровского края «Единая Россия» получила только три кресла из 36, в то время как 29 досталось ЛДПР. В Хабаровской городской думе вообще не оказалось ни одного депутата-единоросса.

Сергей Фургал во время встречи с Владимиром Путиным, 2018 год / Фото: kremlin.ru, CC BY 4.0

В середине ноября в интернете появилась запись разговора людей с голосами, похожими на голоса Фургала и полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева. Голос, предположительно принадлежащий Трутневу, пенял собеседнику на то, что рейтинг губернатора в крае выше рейтинга президента. Собеседник соглашался с тем, что это неправильно, и ссылался на неких приезжих из Москвы, которые «умышленно уничтожают рейтинг власти».

По мнению координатора штаба Навального в Хабаровске Алексея Ворсина, чашу терпения российских властей переполнила ситуация с голосованием по поправкам к Конституции в июне 2020 года, когда явка составила всего 44%, а «за» проголосовало 62% пришедших на участки.

Фургалу предъявили обвинения в организации в 2004 году убийства бизнесмена Евгения Зори, убийства своего бизнес-партнера Олега Булатова в 2005 году и покушения на предпринимателя Александра Смольского в том же году — в период, когда Фургал занимался торговлей металлоломом. Алексей Ворсин отмечает, что за время, прошедшее с этих событий, Фургал успел побыть депутатом регионального парламента и депутатом Госдумы (11 лет), прежде чем стать губернатором.

Известно, что аресту Фургала предшествовал конфликт из-за акций завода «Амурсталь», часть которых принадлежала его бывшей жене Ларисе Стародубовой, с московским бизнесменом Павлом Бальским, которого связывают с влиятельным и близким к Путину предпринимателем Аркадием Ротенбергом.

9 июля 2020 года Фургал был задержан и доставлен в Москву, где на следующий день суд постановил отправить его под стражу. В настоящий момент бывший губернатор Хабаровского края находится в московском СИЗО «Лефортово», президент Путин лишил его полномочий 20 июля в связи с утратой доверия.

Первая же акция в поддержку Фургала в Хабаровске 11 июля собрала десятки тысяч людей. По некоторым оценкам, на нее пришли до 60 тысяч человек — около 10% от числа жителей города. Многочисленной были также шествие и митинг 18 июля и 25 июля. С тех пор крупные акции проходят каждую субботу, но и во все остальные дни то или иное число людей выходит на улицу в поддержку Фургала. Акции проходили не только в Хабаровске, но и в Комсомольске-на-Амуре, Николаевске-на-Амуре, Амурске, поселках Ванино, Солнечный, Чегдомын, Новый Ургал. В настоящее время число протестующих сильно сократилось, однако жители Хабаровска по-прежнему выходят на улицы. Если судить по лозунгам на акциях и тому, что говорят их участники, протестующие воспринимают Фургала как «народного губернатора», а его преследование — как удар по их выбору («Как так можно поступить с человеком, которого мы выбрали?» — говорит один из собеседников журналиста «Новой газеты» Ильи Азара, сделавшего большой материал о ситуации в крае). Недовольные жители требуют не столько даже освободить Фургала, сколько вернуть его из Москвы в Хабаровск и судить там. Протест фактически направлен против федерального центра — Москвы и лично Путина, которого обвиняют в преследовании губернатора, несмотря на то, что сам губернатор ни во время своего правления, ни до того никоим образом себя федеральной власти не противопоставлял. Стоит также отметить, что до 2020 года Хабаровский край не был регионом с высокой протестной активностью: в частности, если судить по данным ОВД-Инфо о количестве дел, возбужденных по административной статье о нарушении порядка проведения публичных мероприятий, то в предыдущие годы на этот регион приходилось не более 1,5% от общего числа дел.

Запущенная в крае волна протестов была подхвачена и другими регионами. Все эти месяцы по стране проходили акции солидарности с хабаровчанами. В свою очередь, в Хабаровском крае протестующие выражали поддержку жителям Белоруссии, а также Алексею Навальному в связи с его отравлением.

Петербургская акция в поддержку протестующих в Хабаровске, 8 августа 2020 года / Фото: Давид Френкель

Ответом на протесты стало, как это часто бывает в России, давление со стороны властей на участников акций и освещающих их журналистов, ставшее особенно отчетливым после того, как в регионе появился временно исполняющий обязанности губернатора Михаил Дегтярев, подчеркнуто дистанцирующийся от протестов. Власти используют различные методы — возбуждение дел по административным и уголовным статьям, внесудебное преследование.

В конце июля координатор «Открытой России» Сергей Наумов приехал в Хабаровск из Комсомольска-на-Амуре. Он планировал освещать протесты. В тот же день на площади на него напали два мужчины. После случившегося Наумов пришел в отдел полиции, чтобы написать заявление по поводу нападения на него двух неизвестных. Но на выходе из отдела полиции его задержали и обвинили в участии в несогласованном мероприятии. После составления протокола Наумова оставили в отделе до суда, после чего арестовали на 10 суток.

Чаще всего мирным протестующим вменяют, как и Наумову, статью 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичного мероприятия). Кроме административных дел, на протестующих заводят и уголовные. Есть три дела по статье 318 УК (о применении насилия в отношении полицейских) и одно по 212.1 УК (о неоднократных нарушениях на уличных акциях). В обоих случаях максимальное наказание может быть до пяти лет лишения свободы.

Сергея Наумова задерживали неоднократно, как и другого постоянного участника акций, Ростислава Смоленского (известен также под фамилией Буряк). Смоленский — владелец «Фургаломобиля», одного из главных символов протестов в Хабаровске. Изначально этот автомобиль использовался как фудтрак, позже на нем появились плакаты в поддержку Фургала, и на шествиях он двигался перед колонной. Ростиславу начали поступать угрозы, его несколько раз задерживали и арестовывали. Через некоторое время появился «Фургаломобиль 2.0» — Андрей Маклыгин решил выразить свой протест и повесил на машину плакаты. Его тоже стали задерживать и арестовывать. В начале декабря Маклыгин рассказал, что его сыну-подростку позвонил сотрудник Центра по противодействию экстремизму и убедительно просил повлиять на отца, чтобы тот больше не участвовал в митингах. Сейчас в отношении Маклыгина проводят проверку с целью решить вопрос, возбуждать ли против него уголовное дело: силовики считают, что он оскорбил сотрудника ДПС

«Я горжусь, что являюсь журналистом, работаю в этой сфере 22 года и живу в правовом государстве, где соблюдаются права всех категорий граждан, в том числе мои» — так написала журналистка Екатерина Бияк в протоколе. В середине ноября она вела прямые эфиры и освещала события на площади Ленина, где собрались протестующие. Бияк задержали, составили протокол по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в несогласованной акции, создавшей помехи для транспорта и инфраструктуры), оставили на ночь, потом оштрафовали и сразу же задержали вновь, опять составили протокол по ч. 6.1 ст. 20.2, опять оставили на ночь и потом арестовали на двое суток. Екатерина говорит, что давление на журналистов — «это попытка уничтожить гражданскую активность у людей».

В этом докладе мы расскажем о масштабе и разных видах давления на протестующих в Хабаровском крае, а также о ряде уникальных методов борьбы с протестующими, которые применяют местные власти.

В приложении к докладу приводятся данные статистики ОВД-Инфо, районных судов, а также краткие описания случаев с преследованиями участников выступлений в поддержку Хабаровского края в других регионах. Данные можно скачать в формате CSV.

Характеристика акций

Спонтанная акция

Первая протестная акция прошла в Хабаровске на площади Ленина в субботу 11 июля, через два дня после задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Акции протеста проходили и в других городах края, например, в Комсомольске-на-Амуре. По данным разных источников, в акции в Хабаровске приняли участие от 10 до 60 тысяч человек.

В соответствии с российским законодательством, уведомление о коллективной акции во всех формах, кроме пикетирования, надо подавать не позднее, чем за 10 дней до планируемого мероприятия, для проведения коллективного пикета уведомление требуется подать минимум за три дня. Подобные правила не позволяют быстро отреагировать на актуальное событие. На случай, если из-за срочности организаторы не могут соблюсти все формальные требования по уведомлению властей, либо у собрания вообще нет организатора, международный стандарт права на свободу собраний вводит категорию стихийных или спонтанных собраний. Именно такими были первые собрания в поддержку Сергея Фургала в Хабаровском крае.

Нельзя не отметить, что полиция Хабаровского края с точностью исполнила требования международного права по отношению к участникам стихийного собрания и никого не задерживала. Первые задержания были зафиксированы ночью 12 июля, но до 10 октября они не носили массовый характер. Участников регулярных протестных акций привлекали к административной ответственности преимущественно постфактум, вызывая в полицию на составление протоколов или задерживая после окончания собраний (часто — не в тот же день, подробнее в разделах про задержания и про административные преследования).

Ограничения из-за пандемии

Массовые протесты в Хабаровске начались между двумя волнами эпидемии новой коронавирусной инфекции COVID-19 в России, в связи с которыми власти ввели ряд ограничений, в том числе и на проведение публичных мероприятий. В Хабаровском крае режим повышенной готовности из-за коронавирусной инфекции был введен еще распоряжением губернатора от 13 февраля 2020 года, но не предусматривал ограничений для граждан.

17 марта приказом министра культуры Хабаровского края были запрещены культурно-массовые мероприятия в городских округах с количеством участников более 600 человек, а в муниципальных районах — более ста человек. При этом в документе ничего не говорилось о запрете публичных мероприятий, какими являются митинги, шествия, демонстрации и пикетирования, включая одиночные пикеты.

Однако уже 26 марта постановлением краевого правительства в регионе было запрещено проведение «досуговых, развлекательных, зрелищных, культурных, физкультурных, спортивных, выставочных, просветительских, рекламных, публичных и иных мероприятий с очным присутствием граждан».

С 10 июня в регионе началось постепенное снятие ограничительных мер. Свою работу возобновили, например, летние кафе, общественные бани, музеи и т. д. Возобновление публичных мероприятий изначально предполагалось с 20 июня, но этот срок переносился несколько раз вплоть до отмены соответствующего постановления краевого правительства в начале сентября. Новые карантинные правила в регионе вступили в силу с 4 сентября, в соответствии с ними были сняты формальные ограничения на проведение публичных мероприятий. При этом продолжали действовать требования по соблюдению масочного режима и социальной дистанции в полтора метра в местах массового скопления людей. С 9 октября вступили в силу дополнительные правила, специально предписывающие соблюдение социальной дистанции при проведении публичных мероприятий.

С 16 октября в Хабаровском крае запретили публичные мероприятия численностью более 50 человек. С начала ноября максимальное количество участников публичных мероприятий в крае было уменьшено до 25 человек

Статистика заражений коронавирусом в Хабаровском крае / Источник: Яндекс, https://yandex.ru/covid19/stat, на 27 декабря 2020 г.

Таким образом, официальное согласование публичных мероприятий в Хабаровском крае стало возможным только с 4 сентября. При этом с середины октября в регионе снова невозможно официально согласовать с властями многочисленное публичное мероприятие. Стоит отметить, что по части ограничений свободы собраний из-за пандемии Хабаровский край не уникален: во многих регионах страны были приняты схожие меры.

Ограничения свободы собраний из-за пандемии в мировом масштабе вызвали серьезные опасения экспертов. Так, Клеман Вуль, действующий спецдокладчик ООН по свободе мирных собраний и ассоциаций, в апреле 2020 года указал на следующие проблемы: «Ограничения на основе опасений за здоровье населения оправданы там, где они действительно необходимы и пропорциональны в свете сложившихся обстоятельств. К сожалению, в процессе разработки и рассмотрения соответствующих мер редко проводились консультации с организациями гражданского общества, а в некоторых случаях процессы, в рамках которых были одобрены такие законы и нормы, вызывают вопросы. Кроме того, формулировки этих законов и норм нередко являются широкими и расплывчатыми, при этом было недостаточно сделано для того, чтобы обеспечить своевременное и широкое распространение точной информации о новых законах, чтобы назначаемые штрафы были соразмерными, а их последствия были полностью учтены. Во многих случаях такие меры осуществляются дискриминационным образом, при этом представители и группы оппозиции, а также уязвимые сообщества становятся их основными мишенями».

Ситуация с ограничением собраний в Хабаровском крае наглядно иллюстрирует многие из перечисленных проблем: ограничения введены актами исполнительной власти, а не законами, конкретные меры не обсуждались с экспертами в сфере прав человека и представителями гражданского общества, срок действия ограничительных мер постоянно смещался, а сами ограничения носили дискриминационный характер: собрания и публичное выражение мнения запрещались в то время, когда были разрешены иные формы массового скопления людей, например, развлекательные мероприятия. Хорошей иллюстрацией того, что ограничительные меры не были понятны и не доводились своевременно до сведения населения, является случай с преследованием членов КПРФ за проведение митинга против политических репрессий 17 июля.

«Де-юре на это мероприятие запрета не было, мы всех уведомили, а нам сейчас говорят, что был запрет. Продлить это постановление мог только губернатор или временно исполняющий обязанности, а Фургал 9 июля был задержан, исполняющего обязанности либо временно исполняющего обязанности на тот момент в крае не было», — пояснил один из организаторов акции КПРФ. Отчасти эта ситуация обусловлена тем, что с 20 июня и до 4 сентября неоднократно переносился день снятия запретов на проведения публичных мероприятий, в результате чего даже участники крупных политических организаций, таких как КПРФ, не смогли разобраться в действующих правилах.

Попытки согласовать мероприятия

Сразу после снятия карантинных ограничений в начале сентября активисты попытались согласовать с городскими властями Хабаровска проведение митинга и шествия в городе. Акция численностью в несколько десятков тысяч участников была согласована с властями на 12 сентября. «Мы отнесли уведомление о проведении нашей акции в администрацию города еще в понедельник (31 августа — ОВД-Инфо). Хотели согласовать митинг и шествие за Фургала на 5 сентября. Но мы не укладывались в утвержденные законом сроки, поэтому нам отказали. Тогда подали уведомление на мероприятие, которое хотим провести 12 сентября. Его нам мэрия Хабаровска утвердила», — прокомментировал один из организаторов акции Андрей Дуденок.

Стоит отметить, что городские власти отказались согласовывать мероприятие на Ленинской площади перед зданием краевого правительства, где до этого уже традиционно проходили протестные акции. В мэрии Хабаровска сослались на то, что Ленинская площадь относится к ведению региональных властей, предложив провести мероприятие на Комсомольской площади, которая является городским гайд-парком, то есть местом, где можно проводить публичные мероприятия без согласования.

В соответствии с краевым законом о проведении публичных мероприятий, региональным властям подаются уведомления только о проведении акций на территории нескольких муниципальных районов или городских округов одновременно (например, акции на границе районов или округов либо шествие из одного района или округа в другой). Данное правило неприменимо в отношении Ленинской площади, так как весь Хабаровск является единым городским округом. Остается непонятным, чем обусловлено предложение городских властей согласовывать публичное мероприятие с краевой администрацией.

Вместе с тем, попытка согласовать акцию на Ленинской площади с краевыми властями также не увенчалась успехом — организаторам отказали, сославшись на другое ранее согласованное мероприятие на площади в это время.

Последующие попытки согласовать с городскими властями публичные мероприятие в Хабаровске также часто оказывались безуспешными. Так, с 24 сентября по 4 октября в мэрию Хабаровска поступило 11 уведомлений на проведение публичных мероприятий, и во всех случаях организаторы получили отказ со ссылкой на положения п. 5 ст. 5 Федерального закона о митингах: «Организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если уведомление о проведении публичного мероприятия не было подано в срок либо если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия». Это может означать, что организаторы и власти не смогли договориться о времени и месте проведения акций, либо не удалось соблюсти сроки подачи уведомления.

 

9 октября, за день до проведения первой согласованной с городскими властями протестной акции в поддержку Фургала в Комсомольске-на-Амуре, власти отозвали согласование, сославшись на только что вступившие в силу правила о соблюдении социальной дистанции во время проведения публичных мероприятий. Но так как сами по себе публичные мероприятия в Хабаровском крае запрещены не были — вводились лишь дополнительные требования к их проведению, — гипотетически ничто не мешало городским властям попросить организаторов запланированного мероприятия проследить за соблюдением дистанции между участниками акции, а не запрещать ее проведение.

Чрезмерная сложность, а в некоторых случаях и невозможность согласовать или провести уже согласованное публичное мероприятие привели к тому, что популярными стали выходы «кормить голубей» на центральных площадях как в самом Хабаровске, так и в других городах России (первым с призывом «кормить голубей» к жителям Хабаровска обратился популярный видеоблогер Алексей Романов). Подобная форма избавляла от необходимости согласовывать и специально организовывать публичное мероприятие, но при этом позволяла публично выразить свое мнение и солидарность с протестующими в Хабаровске.

Мирный характер собраний и претензии властей

Помимо невозможности согласования и карантинных ограничений, власти предъявляют к протестным акциям в Хабаровске ряд претензий.

Во-первых, по поводу шума и неудобств для других жителей города.

  • 14 июля пресс-служба городской администрации заявила о многочисленных жалобах горожан на шум из-за собраний: «Нам поступило более двух десятков звонков с жалобами граждан на шум. У пожилых людей давление, выпускники не могут выспаться перед экзаменами. Мы работаем с правоохранительными органами по этому вопросу».
  • В судебных постановления о привлечении участников протестных акций к административной ответственности подчеркивается то, что они «скандировали» или «выкрикивали в рупор» лозунги.

Во-вторых, по поводу помех движению пешеходов и транспортных средств.

  • Накануне одной из субботних акций протестов, 25 сентября врио губернатора края Михаил Дегтярев во время заседания краевого правительства потребовал «навести порядок в Хабаровске и других населенных пунктах». «Два месяца мы наблюдаем помехи участникам дорожного движения, перекрытие дорог и сигналы водителей <…>. А там, где клаксоны, перекрытия, то следующим этапом будут другие нарушения ПДД», — заявил Дегтярев.

Обвинения в создании препятствий для функционирования транспортной и пешеходной инфраструктуры ложатся в основу подавляющего большинства полицейских протоколов, а впоследствии и судебных постановлений о привлечении к административной ответственности.

  • Согласно протоколу об административном правонарушении, одной из участниц протеста вменяется, что она 23 сентября «в период времени с 20 час. 15 мин. до 21 час. 15 мин. принимала участие в несанкционированном публичном мероприятии — шествии в поддержку бывшего Губернатора Хабаровского края С. И. Фургала, с количеством участников мероприятия около 17 человек, двигалась в шествующей колонне, при помощи громкоговорителя скандировала политические лозунги „Хабаровск выходи, Фургала поддержи“ и др., создавая массовость, привлекая внимания граждан, полностью перекрывая пешеходные переходы и проезжую часть <…>».
  • В судебном постановлении о назначении 10 суток ареста участнику акции 24 октября в качестве описании правонарушения указано следующее: «в период времени 12 час. 30 мин. по 13 час. 30 мин., принимал участие в несанкционированном мероприятии в форме шествия, в поддержку бывшего Губернатора Хабаровского края Фургала С. И., с общим количеством участников около 373 человек, двигался в составе шествующей колонны, создавая массовость, привлекая внимание граждан, полностью перекрывая пешеходные переходы и проезжую часть <…>».
  • В другом судебном постановлении о назначении штрафа в размере 20 тысяч рублей участнику акции 10 сентября приводятся схожие фактические описания вменяемых нарушений: «принимал участие в несанкционированном публичном мероприятии — шествии в поддержку бывшего Губернатора Хабаровского края Фургала С. И., с количеством участников около 100 человек, двигался в начале шествующей колонны, при этом держал в руках плакат с изображением Фургала С. И. и пояснительными надписями, тем самым создавал массовость, полностью перекрывая пешеходные переходы и проезжую часть, что повлекло создание помех движению пешеходов и транспортных средств по всему пути шествия: **** — ****, при этом не соблюдал масочный режим <…>».

 

В-третьих, бурную негативную реакцию властей вызывают попытки установить палатки или иные временные конструкции на месте протестных акций.

  • Акцию 10 октября полиция разогнала после того, как появилась информация об установке палаток на площади Ленина перед зданием краевого правительства. «Силовики были вынуждены вмешаться и убедить митингующих убрать палатки. Так как участники акции отказались это сделать добровольно, незаконные сооружения были демонтированы стражами порядка», — заявили в пресс-службе мэрии Хабаровска.

Образ палаток будоражит не только хабаровских чиновников. Во время протестов против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму летом 2019 года попытки установить палатки также сопровождались задержаниями.

В риторике представителей власти палатки неразрывно связаны с «майданом». «Вспомните палаточные городки на майдане, к чему это привело. Кстати, украинское правительство сначала дало разрешение на установку палаточных городков, потом ввело ограничение: эти палаточные городки возводились за пределами центра города, а затем вновь были незаконно поставлены в центре города», — пояснял замминистра МВД Игорь Зубов в феврале 2016 года во время обсуждения законопроекта об обязательном согласовании одиночных пикетов при использовании сборно-разборных конструкций.

Между тем, вот что говорится о подобных ситуациях, возникающих во время акций, в пункте 18 Руководящих принципов по свободе собраний ОБСЕ: «Вопрос о том, с какого момента собрание уже не может рассматриваться как временное присутствие (тем самым выходя за пределы той степени толерантности, которая в качестве презумпции должна предоставляться органами власти всем мирным собраниям), должен решаться в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств. Тем не менее, критерий, установленный Европейским судом по правам человека, заключается в том, что участникам собрания должны быть предоставлены достаточные возможности для выражения своих взглядов. В тех случаях, когда собрание не приводит к неудобствам для других лиц или приводит лишь к незначительным неудобствам, органы власти должны пропорционально происходящему использовать менее строгий критерий для понятия „временное“ <…>».

В примечании к тому же документу приводится пример, когда суд встал на сторону участников мероприятия, поставивших палатки: «В британском деле Tabernacle v. Secretary of State for Defence (Табернакл против министра обороны Великобритании) [2009 г.] подзаконный акт 2007 г., подразумевавший запрещение организации лагерей с палатками, передвижными домами на колесах, на деревьях и с помощью других подобных средств на „контролируемых землях“, был признан нарушающим права подавшего жалобу лица на свободу выражения мнения и собраний. Суд отметил, что такой конкретный характер действий и форма протеста (лагерь) уже получили символическую значимость, не отделимую от посыла такого протеста».

Перечисленные претензии властей становятся основанием для пресечения акций, а также задержания, административного и уголовного преследования их участников. Между тем, именно вопрос о мирном характере собраний является ключевым при определении того, пользуются ли они правовой защитой или нет. Статья 31 Конституции России закрепляет «право собираться мирно без оружия», почти во всех международных документах по правам человека подчеркивается, что свобода мирных собраний гарантируется. Сами по себе установка палаток или иных временных конструкций, несогласованный статус, помехи транспорту или шум не свидетельствуют о насильственном характере собраний. Впрочем, сами власти и не оспаривают мирный характер протеста в Хабаровске. «Как и прежде, акция проходит мирно с призывами освободить бывшего главу региона или провести открытое судебное заседание», — заявили в мэрии Хабаровска в начале августа.

В соответствии с правовыми позициями Европейского суда по правам человека, собрание остается мирным, если сама его цель не связана с причинением вреда и насилием, с совершением преступлений. При этом собрание не перестает быть мирным даже при наличии отдельных случаев совершения тех или иных правонарушений.

Комитет по правам человека ООН, разъясняя значение права на свободу мирных собраний, закрепленного 21 статей Международного пакта о гражданских и политических правах, отмечает следующее: «Право на мирные собрания по определению не может осуществляться с применением насилия. В контексте статьи 21 под насилием, как правило, подразумевается применение участниками физической силы к другим лицам, могущее привести к телесным повреждениям или смерти, а также к нанесению значительного материального ущерба. Просто толкание и оттеснение или создание помех автомобильному или пешеходному движению или повседневной деятельности насилием не являются».

В настоящее время известно о нескольких уголовных делах, возбужденных по статье 318 УК РФ (причинение физического вреда сотруднику полиции) в отношении участников протестных акций в Хабаровске. Вменяемые обвинения и известные фактические обстоятельства этих дел свидетельствуют о том, что они связаны с ответной реакцией на действия полиции, а также являются единичными случаями, не обусловленными самим характером собраний (подробнее см. в разделе про уголовные дела).

В упомянутом выше пояснении Комитета по правам человека ООН на этот счет отмечается, что действия «конкретных участников собрания могут быть сочтены насильственными, если органы власти смогут представить достоверные доказательства того, что до или во время мероприятия эти участники подстрекали других к насилию и что такие действия могут привести к насилию, что участники намерены применить насилие и планируют осуществить такие намерения или что насилие с их стороны неизбежно. Отдельных примеров таких действий недостаточно для того, чтобы охарактеризовать все собрание как немирное <…>».

Итак, если речь идет о мирном собрании, то его участники в любом случае пользуются правовой защитой вне зависимости от согласования или несогласования с властями, эпидемиологической ситуации, временных неудобств для окружающих. Это означает, что любые ограничения и принимаемые по отношению к участникам мирных собраний меры должны быть предусмотрены законом, соразмерны обстоятельствам, а также обусловлены четкой необходимостью в условиях демократического общества. Ниже представлен обзор тех мер, которые применялись по отношению к участникам мирных собраний.

Задержания в связи с протестами

Общий обзор задержаний

С момента начала протестных акций в поддержку Сергея Фургала — 11 июля 2020 года — по 1 декабря 2020 года ОВД-Инфо зафиксировал в Хабаровском крае 64 задержания в ходе 15 мероприятий, из них 12 задержаний приходятся на лето 2020 года и 52 — на осень. Почти вдвое большее число — 121 задержание — приходится на временные промежутки между протестными мероприятиями, подробнее об этом ниже.

Всего по стране задержания на акциях в поддержку Фургала зафиксированы в 23 регионах: 212 задержаний на 55 мероприятиях. Наибольшее количество задержанных, помимо Хабаровского края, приходится на Москву (91 задержание на 11 мероприятиях), Санкт-Петербург (27 задержаний на 4 мероприятиях), Приморский край (26 задержаний на 9 мероприятиях), Омскую область (16 задержанных на 3 мероприятии), Краснодарский край (9 задержанных на 3 мероприятиях) и Пермский край (9 задержанных на 1 мероприятии). К началу осени задержания на акциях в поддержку хабаровчан в других регионах практически сошли на нет.

Стандартные проблемы при задержаниях

Анализ задержаний участников протестных акций в Хабаровском крае позволяет выделить несколько основных видов нарушений прав задержанных, характерных и для многих других регионов России. До задержания участников акций не предупреждают о нарушении ими закона. Сотрудники полиции во время задержания не представляются и не называют протестующему причину задержания.

  • 28 ноября участника ежедневного шествия в Хабаровске Александра Науменко задержали по окончании мероприятия и, как отмечают журналисты, на перекрестке вдали от площади Ленина, где проходило мероприятие. Полицейские не объяснили ни причину задержания, ни кем являются, ни почему находятся на перекрестке.
  • Участника протестных акций Константина Панченко задержали возле его дома, где сотрудники полиции его поджидали. Силовики отказались называть причину задержания, объясняя, что мужчине «всё объяснят в отделе».

При задержаниях правоохранители чрезмерно используют физическую силу.

  • 29 июля в Комсомольске-на-Амуре после акции перед зданием городской администрации задержали женщину и ее сына. При задержании молодого человека повалили на землю, его избили, в том числе ногами.

В редких случаях правоохранители разгоняли акции: не задерживали единичных участников, а действовали с целью прекратить конкретное мероприятие.

  • 10 октября для разгона акции в Хабаровске привлекли бойцов ОМОН. Очевидцы сообщали, что часть силовиков выходила из здания краевого правительства и без предупреждения задерживала протестующих. Участник акции 10 октября Алексей Ворсин так рассказывал о задержании: «На площади Ленина ОМОН стал хватать и бить людей, меня задержали, я в автозаке». По данным ОВД-Инфо, на мероприятии задержали не менее 30 человек.

Пресс-служба городской администрации, как передавал Интерфакс, объяснила причину действий полиции: «протестующие демонстративно разбили палатки прямо на газонах главной городской достопримечательности — были смонтированы три таких сооружения». Рядом с палатками участники акции поставили большие динамики, через которые транслировались лозунги, что, по словам пресс-службы, доставляло «большие неудобства прохожим и гостям города, прогуливающимся по площади», поэтому силовики «были вынуждены вмешаться и убедить митингующих убрать палатки». «Так как участники акции отказались это сделать добровольно, незаконные сооружения были демонтированы стражами порядка», — цитирует агентство пресс-службу.

  • 2 ноября сотрудники полиции и ДПС разогнали колонну протестующих, которые шли по улице, скандируя «Хабаровск, выходи!». Разгон попал на трансляцию YouTube-канала блогера Angel ID (Андрея Соломахина). Как рассказывают активисты, когда колонна шла по улице Ленина, к ним подъехало 5 полицейских экипажей. «Выскочили, стали хватать и задерживать людей, которые стояли на остановке, начали гоняться за ними. Сотрудники никаких законных требований не предоставляли, просто напали», — сказал человек, ведущий YouTube-трансляцию. Минимум двух протестующих задержали.

Участники мероприятий сообщают, что к задержаниям причастны сотрудники Центра по противодействию экстремизму и ФСБ.

  • 26 июля в Хабаровске состоялась встреча временно исполняющего обязанности губернатора края Михаила Дегтярева с местными жителями возле здания правительства. По окончании один из активных участников протестов заявил, что один из присутствовавших на встрече — сотрудник ФСБ. На активиста напали неизвестные в гражданской форме из числа участников встречи, после чего полиция задержала активиста.
  • 10 октября присутствовавшие при разгоне акции заметили, что сотрудник Центра «Э» в штатском давал омоновцам указания, кого именно задерживать.
  • 26 ноября сотрудники Центра «Э» пытались попасть в квартиру к участнику протестов, они более часа ломились в дверь и отключили свет в квартире.

Еще один вид нарушения прав задержанных — правоохранители нередко задерживают не только самих протестующих, но и находящихся рядом людей, которые не принимали участия в акции, и журналистов, освещающих акции.

  • 7 ноября на шествии в поддержку Фургала задержали 5 человек, в том числе мужчину, который не участвовал в акции, а снимал ее на видео.
  • 12 ноября на площади Ленина задержали двух человек: журналистку Екатерину Бияк и YouTube-блогера Бориса Жирнова. Бияк вела прямой эфир с акции. Когда большая часть протестующих разошлась, полицейские подошли к журналистке и сказали, что ей необходимо проехать с ними сейчас в отдел. Вместе с ней задержали находящегося рядом Жирнова. В протоколе Бияк позже написала: «Я горжусь, что являюсь журналистом, работаю в этой сфере 22 года и живу в правовом государстве, где соблюдаются права всех категорий граждан, в том числе мои».
  • 14 ноября задержали двух участников акции и журналиста.

Во время задержаний правоохранители необоснованно применяют к протестующим силу, используют и физическое, и моральное насилие.

  • Журналисты сообщали, что при разгоне митинга 10 октября двух несовершеннолетних силовики на время заводили в здание краевой администрации. Задержанных жестко скрутили, ставили на колени в угол, не давали поднимать голову. Другая протестующая заявляла, что после удара омоновца у нее на голове появилась гематома. Врачи подтвердили, что у женщины раскололся зуб и часть челюсти. Внутри тканей челюсти активистки обнаружили фрагмент металла. Возможно, это был кусок предмета, которым ее ударили. Еще двух задержанных доставляли в больницу: у одного зафиксировали обильное кровотечение из носа, у другого — ушибы мягких тканей туловища, конечностей и головы.
  • 11 октября с задержанным после акции протеста хабаровчанином в отделе полиции общались трое сотрудников ФСБ. Силовики спрашивали у протестующего: «Ты нормально живешь?» Угрожали «попереть мать, отца с работы», а задержанного — с учебы, говорили, что вырвут пирсинг из носа. Представители ФСБ потребовали сообщить им, «кто рулит» протестующими.

Среди прочего правоохранители лишают задержанных права на получение медицинской помощи.

  • 27 августа задержали рядом с домом протестующую Альбину Чуйкову. Ей стало плохо в отделе полиции, так как у нее хроническое заболевание. Полицейские сначала отказывались вызвать скорую помощь. Чуйкову госпитализировали только после вмешательства дежурного прокурора. На нее составили протокол по статье об участии в несогласованной акции, повлекшей помехи движению пешеходов и транспорта (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП). В связи с этим ее забрали из больницы и доставили в спецприемник.
  • 5 декабря полицейские задержали в автобусе участницу протестов Татьяну Лукьянову. В отделе полиции ей вызвали скорую, медики зафиксировали повышенное давление. После составления протокола задержанную оставили в спецприемнике до суда. У Лукьяновой инвалидность в связи с онкологическим заболеванием, но родственники не смогли привезти бумаги в отдел, а документы, которые были у Лукьяновой с собой, полицейские не приняли в качестве подтверждения.

Тем, кого оставляют на ночь в отделе полиции, могут не обеспечить надлежащего содержания.

  • Участника акций Александра Приходько оставили на ночь в отделе, где не давали воды и еды.

Специфические для региона проблемы при задержаниях

Преследование участников протестов в Хабаровском крае имеет особенность: большая часть задержаний протестующих приходится не на время самих акций, а на промежутки между ними. По состоянию на 2 декабря, ОВД-Инфо известно о 121 случае задержаний в связи с акциями в поддержку Фургала, но не непосредственно на акциях (см. приложение). Некоторых активистов задерживали более одного раза. Как минимум 29 раз протестующих задерживали на выходе из дома либо рядом с домом, 11 раз — во время поездки на личной машине или такси, 9 раз — на выходе из спецприемника по окончании отбытия протестующим административного ареста.

Особенность поведения правоохранителей по отношению к протестующим в Хабаровском крае — это стремление информационно изолировать задержанного. Активистов стараются «ловить» за пределами мест акций, чтобы задержание прошло без внимания со стороны журналистов и блогеров, присутствующих на каждой акции.

  • 27 августа гражданские активисты Альбина Чуйкова и Евгений Мазикин находились в машине возле дома Чуйковой, когда к ним подошли полицейские и заявили, что они якобы не пристегнуты. Мазикина оштрафовали на месте и отпустили. Чуйкову же повезли в отдел полиции № 7, где составили протокол по статье об участии в несогласованной акции, повлекшей помехи движению пешеходов и транспорта (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП).
  • Николая Василевского задержали, когда тот шел со своей матерью оплатить услуги ЖКХ и в магазин. Недалеко от их дома Василевского с матерью догнали полицейские, представились сотрудниками «уголовной полиции» и отвезли мужчину в отдел.
  • 21 ноября на автобусной остановке задержали активиста Владислава Закамова. По дороге в отдел у него забрали телефон. О судьбе задержанного удалось узнать только после приезда в полицию адвоката от ОВД-Инфо Андрея Демидова.
  • Участница протестов Евдокия Боголюбова рассказывала, что 5 декабря ее задержали на трамвайной остановке двое полицейских и пятеро сотрудников Центра «Э».
  • 12 августа сотрудники полиции задержали участницу акции в автобусе. 65-летняя Людмила Коротеева села в транспорт, куда вломились сотрудники полиции и отвезли женщину в отдел. Из-за отсутствия у женщины паспорта сотрудники полиции незаконно провели дактилоскопию.
  • Романа Денисова также задержали на работе и отвезли в отдел, где составили сразу два протокола. Мужчину повезли в суд, но заседания не было, так как судья вернула материалы обратно в отдел на устранение ошибок. Денисова не отпустили, а оставили в спецприемнике на сутки.
  • В задержаниях участников акций протеста не последнюю роль сыграли сотрудники ДПС. Нам известны несколько таких случаев. Автомобиль участника акций Евгения Лапшина остановили сотрудники ДПС по пути на работу, мужчину сопроводили в отдел полиции. На вопрос о причине задержания ему ответили: «Сам всё знаешь». Мужчину задержали до суда. Аналогичный случай произошел с Екатериной Скворцовой и Александром (фамилия неизвестна), которых 21 октября задержали сотрудники ДПС из-за того, что машина Екатерины якобы была замечена на автопробеге 19 октября. С обоих взяли объяснения в отделе.
  • 5 августа сотрудники полиции остановили такси, в котором сидел активист Андрей Дуденок. Его вытащили из такси и посадили в патрульную машину под предлогом участия в «незаконном мероприятии» 23 июля. На активиста был составлен протокол по части 6.1 статьи 20.2 КоАП. Как сотрудники полиции узнали, что Дуденок находится именно в этом такси — остается вопросом.
  • 15 октября сотрудники полиции в Хабаровске пришли в здание Индустриального районного суда, где находился участник акций в поддержку Фургала Илья Меркулов, и пригласили проехать с ними в отдел. В суд Меркулов пришел в качестве свидетеля по административному делу другой участницы протестных акций Анастасии Субботниковой.

У задержанных отнимают телефоны или не дают поднять трубку либо позвонить адвокату, правозащитникам. О задержаниях в таких случаях чаще всего становится известно, когда не выходящего на связь человека начинают искать, например, обзванивая отделы полиции и спецприемники и получая от силовиков подтверждения о задержании. Из отделов полиции задержанных отвозят в спецприемник и оставляют там до суда. В момент транспортировки задержанным зачастую также не дают воспользоваться телефоном, поэтому родственники и защитники не могут узнать, куда исчез задержанный.

Среди нарушений прав задержанных особенно выделяется удержание в спецприемнике до суда. Задержанные, еще не подвергнутые административному наказанию, фактически помещаются в те же условия, что и отбывающие административный арест. Хабаровская журналистка Екатерина Бияк в разговоре с ОВД-Инфо уточняла, что в начале протестов до суда в спецприемник отправляли только наиболее «ярких» участников акций, однако к зиме в спецприемнике до суда побывала уже большая часть задержанных.

  • 14 октября участника хабаровских протестов Степана Ярышкина задержали на работе и доставили в отдел полиции, где оформили протокол. До суда Ярышкина повезли в спецприемник, там его удерживали двое суток до заседания в суде.
  • 30 октября в Хабаровске задержали участника протестных акций Антона Рыбина. Он успел написать о своем задержании и перестал выходить на связь. Местным жителям удалось узнать, что Рыбина поместили в спецприемник. Сотрудники учреждения заявили искавшим задержанного, что на него составили два протокола, один суд уже прошел и скоро будет второй. Только через два дня защитница активиста выяснила, что у него прошел только один суд, который арестовал Рыбина на 7 суток.
  • 4 ноября в Хабаровске в разных местах задержали протестующего и журналиста. У обоих отобрали телефоны, задержанных отправили в спецприемник. Протестующего полицейские успели, пока он был без средств связи, перевезти из одного отдела полиции, рядом с которым собралась группа поддержки, в другой.
  • 7 ноября на ежедневном шествии задержали журналистку Евгению Важенину. В отдел полиции к ней не допускали адвоката от «Апологии протеста» Константина Бубона, после чего отвезли в спецприемник, так и не составив протокола.
  • 16 ноября в Хабаровске задержали активиста Владимира Гретченко. Он успел рассказать, что его везут в 4-й отдел полиции и перестал выходить на связь. Сотрудники отдела заявили адвокату от ОВД-Инфо Татьяне Титковой, приехавшей к отделу, что Гретченко у них нет и такого задержанного вообще не привозили. Позднее выяснилось, что в это время активиста удерживали в отделе полиции, а позднее отвезли в спецприемник до суда.

26 ноября протоиерей Андрей Винарский пришел в отдел полиции по приглашению силовиков и перестал выходить на связь. Его поместили в спецприемник до суда.

Протоиерей Андрей Винарский/ Фото из телеграм-канала ANGEL ID

Хабаровские силовики не единожды применяли против участников акций и журналистов тактику, которую активисты называют каруселью, — серию из нескольких административных арестов подряд. Этот прием схож с поведением правоохранителей во время протестов за допуск независимых кандидатов в Мосгордуму летом 2019 года, когда вдохновителей оппозиционных выступлений помещали под административный арест несколько раз подряд, удерживая в изоляции до 50 дней. В Хабаровском крае под серию арестов попадали, в основном, рядовые протестующие и представители СМИ.

  • Блогера Дмитрия Хетагурова задержали 11 ноября во время съемки одиночного пикета на железнодорожном вокзале. Ночь он провел в полиции, а на следующий день ему назначили сутки ареста, которые зачли в счет времени задержания. На выходе из суда его вновь задержали и на следующий день присудили 5 суток ареста. По окончании ареста Хетагурова задержали у дверей спецприемника, посадили в автомобиль ДПС и повезли в отдел полиции. Однако спустя примерно полчаса отпустили. Оказалось, что сотрудники правоохранительных органов планировали подвезти его за «забытыми» в отделе вещами, которых там на самом деле не было.
  • 5 августа правоохранители составили протокол на активного протестующего Андрея Дуденка, суд назначил активисту 5 суток ареста. 10 августа по окончании срока наказания Дуденка задержали до суда. На следующий день его оштрафовали на 10 тысяч рублей.
  • 15 августа главу регионального штаба Навального Алексея Ворсина задержали и оставили в отделе до суда на два дня. Ворсин неоднократно выступал на акциях с мегафоном. 17 августа его арестовали на 10 суток. 25 августа Ворсина задержали на выходе из спецприемника снова до суда. 26 августа суд признал Ворсина виновным по ч. 5 ст. 20.2 КоАП (нарушение участником порядка проведения публичного мероприятия), судья, зачитывая постановление, объявил о назначении активисту 10 суток ареста. Адвокат Ворсина напомнил судье, что эта статья не предусматривает административный арест. Судья вынес определение об устранении описки и заменил 10 суток на 10 тысяч рублей штрафа.
  • 15 октября в здании Индустриального районного суда Хабаровска полицейские задержали протестующего Илью Меркулова, который пришел на заседание по административному делу другой активистки. В этот же день Меркулова арестовали на 7 суток. 22 октября его задержали на выходе из спецприемника и вскоре доставили в суд. Меркулову назначили еще 5 суток ареста.
  • Упоминавшемуся выше протоирею Андрею Винарскому назначили сутки административного ареста после задержания. Сразу же после освобождения его снова задержали и вновь оставили в спецприемнике до суда. 28 ноября суд арестовал протоиерея на трое суток.

ОВД-Инфо не известно о конкретных фактах активизации ресурсов различных, помимо полиции, ведомств для давления на митингующих, как это происходило летом 2019 года в Москве. Однако хабаровские власти выразили намерение применить эту тактику.

В начале ноября пользователи соцсетей обнаружили протокол межведомственного совещания за подписями руководителей МВД, СК, службы судебных приставов, ФСБ и прокуратуры Хабаровского края по ситуации с митингами. Подлинность документа не была опровергнута силовиками. В документе закреплялось, что участники совещания договорились усилить меры по привлечению к административной ответственности протестующих, в частности, активизировать работу судебных приставов.

Помимо упоминавшихся выше задержаний на акциях в поддержку Хабаровского края в других регионах, следует обратить внимание на задержание участника хабаровских акций в соседнем регионе. Один из активных деятелей хабаровского протеста, Ростислав Смоленский (Буряк), водитель «Фургаломобиля» — фудтрака, который на шествиях едет перед колонной, 10 ноября поехал во Владивосток собирать подписи за освобождение Фургала. Его задержали, неожиданно вменив публичную демонстрацию экстремистской символики (ст. 20.3 КоАП) из-за висевшего в его машине «оберега», в котором силовики усмотрели неоязыческий «Квадрат Сварога», который является символом националистического объединения «Северное Братство», признанного экстремистской организацией и запрещенного на территории РФ. На следующий день Смоленского арестовали на 10 суток. Смоленский написал заявление в прокуратуру в связи с тем, что после задержания его избивали «пьяные сотрудники полиции», а также что ему не оказывали помощь, не вызывали скорую, не кормили. 21 декабря стало известно, что в связи с заявлением Смоленского во Владивостоке возбудили уголовное дело по статье о превышении должностных полномочий (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК).

Практика разгона собраний или массовых задержаний, а также массового привлечения участников акций к ответственности грубо нарушает международный стандарт прав человека.

Административные преследования

Несмотря на то, что за месяцы протестов в Хабаровском крае произошло относительно немного задержаний на самих акциях, сотрудники полиции составили большое количество протоколов на их участников — в подавляющем большинстве на тех, кого задерживали спустя дни, недели и даже месяцы после самих мероприятий.

После принятия решения о возбуждении административного дела против участника акции сотрудники полиции могут пригласить обвиняемого на составление протокола, а могут забрать его из дома, с работы или даже на улице. Более подробно об этом см. в разделе «Задержания в связи с протестами».

  • Житель Николаевска-на-Амуре Евгений Полищук в конце июля узнал, что на него завели уже целых четыре административных дела об организации несогласованной акции (ч. 2 ст. 20.2 КоАП). В одном случае доказательством его причастности к административному правонарушению стала двухминутная запись, на которой видно, что он держит мегафон у рта, но что он произносит — не слышно из-за шума фонтана. В другом — то, что он махал кому-то рукой: силовики посчитали, что он таким образом управлял толпой. В третьем случае Полищук привлек внимание, потому что был в маске и темных очках.

Хотя личное присутствие на составлении протокола не обязательно и сотрудники могли бы ограничиться официальным приглашением на составление протокола, все равно распространена практика насильственного привода в отдел.

Сотрудники полиции составляют на задержанных стандартные протоколы, где описана общая для всех фабула правонарушения и действия некой группы, в числе которых был и конкретный «правонарушитель». По словам адвокатов, которые сотрудничают с ОВД-Инфо, нередко встречаются процессуальные нарушения при составления протоколов: например, не указывается точный адрес совершения правонарушения или в тексте говорится о действиях человека с другой фамилией, чем у того, на кого составили протокол. Такие нарушения нередко становятся поводом для суда вернуть материалы дела в отдел на доработку или вовсе прекратить дело.

Какие статьи вменяют

В отношении протестующих в Хабаровском крае чаще всего составляли протоколы о нарушениях на публичных мероприятиях (статья 20.2 КоАП). С начала протестов в Хабаровском крае и до конца ноября было заведено 489 дел по этой статье. В Хабаровске составлено 317 административных дел по 20.2, в Комсомольске-на-Амуре —110, в Амурске — 13, в Чегдомыне — 12, в других населенных пунктах края 37 дел.

По данным, опубликованным на сайтах районных судов, в Хабаровском крае против протестующих в подавляющем большинстве применяют часть 6.1 этой статьи. Она наказывает за «участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры» и подразумевает наказание в виде административного ареста до 15 суток, что позволяет сотрудникам полиции оставлять задержанных до 48 часов в отделах полиции (и даже в спецприемнике) до суда. Согласно данным с сайтов судов, 312 из всех дел были возбуждены именно по этой части

Также данные показывают, что по части 5 (нарушение со стороны участника) было составлено 132 дела, по части 2 (организация акции без уведомления) — 19 дел, по части 8 (повторное нарушение) — 24 дела, и по 1 части этой статьи всего 2 дела.

Как было сказано в разделе про задержания, участников чаще всего привлекали к ответственности уже после окончания акций. Несмотря на то, что наиболее массовые акции были летом, самое больше количество административных дел появилось в октябре — 143. Также массовыми оказались сентябрь (95 дел) и ноябрь (100 дел). Меньше всего административных дел составлялось в момент наиболее массовых мероприятий: в августе — 82. В июле было 69 дел, но составлять их начали в середине месяца, то есть столько материалов составлено за 2 недели.

Известны случаи преследования за публикации в интернете о предстоящих акциях. Подробнее об этих делах — в соответствующем разделе.

Юридический комментарий

Критике со стороны юридического сообщества подвергается как практика применения, так и сами составы вменяемых участникам хабаровского протеста административных статей.

  • Так, часть 6.1 статьи 20.2 КоАП предусматривает ответственность за участие в «несанкционированных» публичных мероприятиях, «повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры». Во-первых, в статье совершенно не уточняется, какие помехи имеются в виду, что само по себе позволяет применять эту статью даже в случаях формальных нарушений, не повлекших каких бы то ни было негативных последствий. Во-вторых, эта статья предусматривает возможность наказывать любых участников несогласованных с властями акций за те действия, которые могли совершить совершенно другие люди: допустим, если кто-то из участников акции выйдет на дорогу, то формально все другие участники уже могут быть привлечены к ответственности.
  • Часть 5 ст. 20.2 КоАП также содержит в себе юридические противоречия. Эта статья предусматривает ответственность за нарушение «порядка проведения» публичного мероприятия, то есть, за нарушение обязанностей участников, а именно за сокрытие лица, алкогольное опьянение и ношение оружия во время акции. Но применяется по факту к любым участникам несогласованной акции. Принцип наказания людей за нарушения формальных правил также заложен и в части 1 ст. 20.2 КоАП, предусматривающей ответственность за нарушение «порядка организации» публичного мероприятия, и в части 2 ст. 20.2 — организация публичного мероприятия без подачи уведомления. В то же время, все эти части статьи 20.2 КоАП предусматривают довольно высокие штрафы, а также учитываются при назначении наказания по ч. 8 ст. 20.2 КоАП за повторное нарушение правил проведения и участия в публичных мероприятиях, где предусмотрены штрафы до 300 тысяч рублей и арест до 30 суток, а также — при привлечении к уголовной ответственности по ст. 212.1 УК за неоднократные нарушения во время публичных мероприятий с наказанием до 5 лет лишения свободы. Подобные меры воздействия представляются чрезмерными и направленными не на поддержание общественного порядка, а на удержание людей от реализации права на свободу собраний.

Зафиксированы несколько случаев применения к журналистам и блогерам части 1 статьи 19.3 КоАП, предусматривающей ответственность за «неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции». Подробнее об этом — в подразделе «Задержания и административное преследование журналистов и блогеров». Следует отметить, что ни в самой статье, ни на практике не приводится четких критериев того, какое требование сотрудника полиции является «законным». По сути, привлечь к ответственности по этой статье возможно в любом случае несогласия человека с полицейским.

Приведенные статьи неоднократно становились предметом критики международных органов защиты прав человека.

Судебные инстанции

В Хабаровске активисты и защитники сталкиваются в суде при рассмотрении своих дел по статье 20.2 КоАП примерно с теми же проблемами, что и в Москве. В основном в судебных заседаниях судьи отказывают в удовлетворении ходатайств, не подвергают сомнениям показания сотрудников полиции, не приобщают доказательства стороны защиты и редко выносят оправдательные решения. Но есть ряд интересных особенностей, которые характерны для хабаровских судов.

Рассмотрение дел по статье 20.2 КоАП в хабаровских судах отличается от московской ситуации тем, что в Хабаровске гораздо чаще вызывают на допрос сотрудников полиции. Согласно закону, человек имеет право допросить. в судебном заседании тех, кто свидетельствует против него. В столице сотрудников в судебном процессе допрашивают реже: судьи обычно ссылаются на то, что имеющихся данных в рапортах и объяснениях, приложенных к материалам дела, достаточно для рассмотрения дела.

  • Например, 13 октября Центральный районный суд рассмотрел дело участника акции Станислава Калинина. В судебное заседания для дачи показаний был приглашен сотрудник полиции, который осуществлял задержание. Судья увидела противоречие в показаниях сотрудника в суде. Также в деле не было представлено никаких сопутствующих доказательств, которые бы указывали на совершение правонарушения со стороны Калинина. Судья оправдала мужчину, так как его вина не была доказана.

Существенной особенностью делопроизводства в Хабаровске является участие в заседаниях стороны обвинения. Кодекс об административных правонарушениях не предусматривает обязательное участие обвинения в судебном процессе. Этой формулировкой обычно пользуются судьи, чтобы отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства. Европейский суд по правам человека неоднократно указывал российским властям, что отказ в вызове стороны обвинения нарушает право на справедливое судебное разбирательство. Например, об этом указывает постановление по делу «Карелин против России». Но несмотря на это суды не стремятся вызывать прокурора или сотрудника, составившего протокол об административном правонарушении, в качестве стороны обвинения.

В Хабаровске это более распространенная практика. Суды нередко удовлетворяют такое ходатайство. Бывали также случаи, когда судьи сами вызывали прокуроров в процесс.

Есть особенности и в назначении наказания. Как мы писали выше, большинство протоколов составляется по арестной части 6.1 статьи 20.2 КоАП. Она предусматривает в качестве наказания штраф до 20 тысяч рублей, исправительные работы или арест на 15 суток.

Нередко судьи назначают арест на несколько суток в преддверии очередной массовой протестной акции, которые обычно проходят по субботам — видимо, для того, чтобы снизить число участников следующей акции. Кроме того, суды, принимая решения об арестах, могут не делать различий между мужчинами и женщинами, молодыми и пожилыми людьми. Так, Центральный районный суд Хабаровска назначил одной из участниц протестов Елене Донде неделю ареста. Такое же решение Индустриальный районный суд принял в отношении пенсионерки Елены Слободчиковой. Пенсионера, отсидевшего четверо суток в спецприемнике, снова задержали на выходе из него. 68-летнего мужчину повезли в отдел и составили еще один протокол. К нему отказались пускать сына. Пожилого человека оставили на сутки в отделе до суда, после чего оштрафовали на 5 тысяч рублей.

В Хабаровске также был уникальный случай, когда активисту регионального штаба Навального Алексею Ворсину суд назначил сутки административного ареста, хотя протокол сотрудники составили по 5-й части статьи 20.2, которая не предусматривает арест. При оглашении постановления защитник напомнил суду о положении КоАП, и судья удалилась исправлять «описку». После этого 10 суток были заменены на 10 тысяч рублей штрафа.

Имеются и другие интересные кейсы. Студента Антона Докучаева сотрудники полиции забрали из общежития в 7 часов утра. Со слов координатора «Правозащиты Открытки» Алексея Прянишникова, молодого человека доставили в психиатрическую больницу, чтобы провести освидетельствование на предмет вменяемости в ходе дела об административном правонарушении. Судья, рассматривающая дело об административном правонарушении, усомнилась в психическом состоянии Докучаева из-за имеющегося у него дефекта речи.

В большинстве дел, решения по которым вступили в силу, участников признают виновными в совершении правонарушения. Некоторые задержанные не идут обжаловать постановления в апелляционной инстанции. Суды, вынося решения, обычно ссылаются на то, что у них нет оснований не доверять показаниям сотрудников полиции. Доказательствам стороны обвинения не дается должная правовая оценка. Отклоняются ходатайства стороны защиты, не вызываются на допрос свидетели со стороны защиты, не приобщаются фото- и видеодоказательства. Такая практика распространена не только в Хабаровске, но и во всей России.

Уголовные преследования

На сегодняшний день известно о четырех уголовных делах, возбужденных в связи с протестами в Хабаровском крае. В трех из них юридическую помощь обвиняемым оказывают адвокаты от ОВД-Инфо.

Дело о неоднократном нарушении порядка проведения публичных мероприятий (ст. 212.1 УК)

Обвиняемый — Александр Приходько.

Дело возбудили 12 октября. Поводом для возбуждения дела стало задержание Александра Приходько на акции 10 октября, которую грубо разогнали силовики.

Дела по статье 212.1 УК возбуждают в тех случаях, если у человека уже есть более двух решений по статье 20.2 КоАП (нарушения порядка проведения публичных мероприятий), вступивших в силу в течение полугода. У Приходько таких решений — четыре, за акции с 16 по 19 августа.

Дело Приходько стало девятым, возбужденным по статье 212.1 в России с момента ее включения в Уголовный кодекс.

Приходько назначили обязательство о явке в качестве меры процессуального принуждения. Его интересы представляет адвокат от ОВД-Инфо Андрей Битюцкий.

Следует отметить, что поскольку многие жители Хабаровского края регулярно выходили на акции, что полиция расценивает как нарушение, то неудивительно, что у целого ряда активных участников уличных мероприятий в регионе на сегодняшний день уже есть более двух судебных решений по ст. 20.2 КоАП, в том числе вступивших силу.

В конце октября краевой суд отменил решение об аресте жителя Комсомольска-на-Амуре Дмитрия Федосеева, указав, что суд первой инстанции не дал оценку сведениям о признаках преступления по статье 212.1 УК. Кроме того, еще в сентябре эта статья упоминалась в аналогичном решении краевого суда в отношении участника хабаровских акций Валентина Квашникова.

В декабре стало известно, что в отношении участника акций в Хабаровске Валерия Скрипальщикова начали доследственную проверку по той же статье.

Дела о применении насилия к представителям власти

Дело Дениса Посметюхина

25 сентября полицейские и судебные приставы собирались арестовать «Фургаломобиль 2.0» — микроавтобус, участвующий в протестных акциях в поддержку бывшего главы Хабаровского края Сергея Фургала, — за долги жены его водителя Андрея Маклыгина, в собственности которой находится машина. Приставы и сотрудники полиции пытались силой вытащить Маклыгина из машины, вокруг автомобиля находились активисты. Между ними произошла стычка, в ходе которой один из участников распылил перцовый баллончик.

По следам конфликта против активиста Дениса Посметюхина возбудили дело о применении насилия к представителям власти, не опасного для жизни и здоровья (ч. 1 ст. 318 УК). Он, по версии СК, распылил перцовый баллончик. Посметюхин находится под домашним арестом. Его интересы представляет адвокат от ОВД-Инфо Алексей Петренко.

Дело Анастасии Субботниковой

По следам упоминавшегося выше силового разгона акции 10 октября против одной из участниц, Анастасии Субботниковой, возбудили уголовное дело по статье о применении не опасного для здоровья насилия к полицейскому, состоящее из двух эпизодов.

В обоих эпизодах Субботникову обвиняют в том, что она нанесла полицейскому два удара по лицу. Сама она объясняет случившееся тем, что лишь пыталась сорвать маски с лиц сотрудников в штатском, которые участвовали в задержании участников протеста.

Субботникова находится под подпиской о невыезде. Ее интересы представляет адвокат от ОВД-Инфо Алексей Петренко.

Дело Надежды Кочетковой

Еще одно дело, возбужденное в связи с силовым разгоном акции 10 октября. Подробности неизвестны. Интересы Кочетковой представляет адвокат по назначению.

Другие дела (неподтвержденная информация) и проверка

Из попавшего в соцсети протокола межведомственного совещания о ситуации с митингами в Хабаровском крае следует, что возбуждено также дело о призывах к экстремистской деятельности (ст. 280 УК) — якобы кто-то в интернете призывал применять насилие к силовикам. Однако никаких подробностей пока выяснить не удалось.

Кроме того, в этом же документе упоминается заявление некоей женщины о том, что неустановленные участники «незаконных акций» ее побили.

Известно также, что в отношении водителя «Фургаломобиля 2.0» Андрея Маклыгина начали доследственную проверку по статье об оскорблении представителя власти (ст. 319 УК): по мнению силовиков, Маклыгин оскорбил инспектора ДПС, который потребовал предъявить документы для проверки автомобиля.

Проверка по статье 318 УК (применение насилия к представителю власти) ведется против участника протестных акций Евгения Лапшина.

Издание dvhab.ru писало, что уголовные дела открыты и на полицейских, которые в конце сентября пытались задержать «Фургаломобиль 2.0». Информацию о ходе этого дела найти также не удалось. Известно также, что Следственный комитет края отказался возбуждать дело в связи с избиением участника акции 29 июля в Комсомольске-на-Амуре Евгения Дильмана: он сам и очевидцы рассказывали, что полицейские при задержании повалили его на землю и избили, а также использовали против него удушающие приемы.

Юридический комментарий

С момента появления в Уголовном кодексе в 2014 году статья 212.1 рассматривается как инструмент политических преследований, так как предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы за нарушение «установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно». То есть по этой статье к уголовной ответственности могут привлекать даже за формальные нарушения, не повлекшие причинения реального вреда. Дважды Конституционный суд РФ выявил особый конституционный смысл этой нормы (в 2017 году в деле Ильдара Дадина и в 2020 году в деле Константина Котова), но это практически не повлияло на практику нижестоящих судов и следственных органов: возбуждаются новые дела, выносятся новые обвинительные приговоры.

Статья 318 УК РФ предусматривает наказание за применение насилия в отношении представителя власти: первая часть за неопасное для жизни и здоровье насилие либо угрозу его применения (до пяти лет лишения свободы), а вторая — за опасное (до десяти лет лишения свободы). Проблема с этой статьей состоит в том, что поводом для ее применения по отношению к участникам протестных могут послужить даже незначительные прикосновения к полицейским, либо брошенный в сторону полицейских бумажный стаканчик, либо неумышленное падение на полицейских и т. д. Кроме того, согласно исследованию «Новой газеты», основанному на анализе 12 тысяч доступных судебных решений по ч. 1 статьи 318 УК РФ, наказания по этой статье для участников публичных мероприятий строже, чем наказания в других ситуациях, например, при причинении вреда полицейскому во время бытовой драки и т. д.

Иные методы давления на участников протестов

Участники акций в поддержку Сергея Фургала в Хабаровском крае сталкивались и с внесудебным давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов: слежкой, предостережениями, визитами полиции, угрозами административного и уголовного преследования.

  • В июле Ростиславу Смоленскому (Буряку), водителю автобуса с плакатами в поддержку Фургала, — так называемого «Фургаломобиля», — сотрудники ДПС угрожали арестом за неуплату штрафа и эвакуацией автомобиля, у него временно забрали права, сам автомобиль заблокировали полицейскими машинами. Полицейские согласились вернуть права и освободить автомобиль после того, как за него вступились протестующие.
  • В октябре на работу к жительнице Хабаровска Диане Луке, участвовавшей ранее в акциях, дважды приходил человек в штатском, который представлялся сотрудником полиции и требовал поехать с ним в ОВД. Четких оснований для этого он не приводил, вместо удостоверения предъявил свой паспорт, на вопросы отвечал уклончиво, ссылался на некое дело и задавал такие вопросы, как «Если бы вы могли изменить свою жизнь, зная, что завтра вас ожидает арест, тюрьма и смерть, что бы вы сделали?». Во время второго визита к нему присоединился еще один мужчина, который вел видеосъемку.
  • В ноябре жительнице поселка Переяславка Анастасии Савченко выдали предостережение о недопустимости участия в несогласованных митингах. Это произошло после того, как Савченко провела одиночный пикет в поддержку Фургала. На следующее утро к ней домой пришли сотрудники полиции, которые потребовали поехать в ОВД, чтобы оформить предостережение.
  • К участнику протестных акций в Хабаровске Анатолию Дякунову в ноябре сотрудники Центра по противодействию экстремизму приходили домой. Они отказывались представляться, направить повестку и объяснить цель своего визита. По словам очевидцев, они более часа ломились в дверь и отключили свет в квартире.
  • К участнице Екатерине Уткиной полицейские пришли домой. Они стучали в дверь и требовали, чтобы девушка проехала с ними в отдел на составление материалов дела. Это был уже не первый визит: ранее сотрудники уже посещали дом Уткиной и хотели сопроводить ее на допрос в качестве свидетеля по некоему уголовному делу. При этом сотрудники были в штатском, подробностей про уголовное дело и каких-то подтверждающих документов не предъявили. По словам девушки, они звонили в домофон и угрозами вынуждали ее покинуть квартиру.
  • 28 июля врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев сообщил об отслеживании участников протестных акций: по его словам, «ведется наблюдение, работает система, в том числе распознавания лиц».

Известен случай, когда сотрудники полиции отвезли активиста в психиатрическую больницу.

  • 19 октября участнику протестов, студенту Антону Докучаеву позвонили из полиции и потребовали самому явиться в психбольницу на следующий день. Цели явки ему не объяснили, но угрожали «большими проблемами», если он не поедет в больницу. Рано утром 10 ноября в общежитию к Докучаеву пришли сотрудники полиции, чтобы доставить его на медицинское освидетельствование для проверки вменяемости. По информации «Правозащиты Открытки», провести проверку потребовала судья в рамках рассмотрения административного дела об участии Докучаева в протестной акции. По словам адвоката, судья решила направить активиста на освидетельствование из-за дефектов речи. В больнице отказались проводить освидетельствование и отпустили студента домой.

В качестве еще одного инструмента давления использовался принудительный карантин. С ним столкнулись сотрудники «Открытой России», которые в июле приехали в Хабаровск, чтобы принять участие в акции и собрать подписи против поправок в Конституцию.

  • Утром в день приезда, в субботу 25 июля, полиция пришла в гостиницу, где остановились сотрудники «Открытой России». Полицейские утверждали, что приехавшие имели контакт с человеком, больным коронавирусом, и их необходимо на две недели поместить в обсерватор. Полиция задержала координатора «Открытой России» из Челябинска Дениса Ибрагимова, его отправили на карантин в гостиницу «Турист» и не дали присоединиться к акции. Тест на коронавирус Ибрагимову удалось сдать только 26 июля, на следующий день, в понедельник. Пришел отрицательный результат, и Ибрагимова отпустили на свободу. В августе суд отклонил ходатайство о признании принудительной изоляции Ибрагимова незаконной. В ходе заседания среди материалов дела адвокат обнаружил письмо из ФСБ в Роспотребнадзор о том, что Ибрагимов якобы контактировал с больными коронавирусом. В документе отмечалось, что Ибрагимов является членом «Открытой России».

Зафиксированы случаи применения силы в отношении протестующих, причем не только при задержании на акции.

  • На участника протестов Евгения Мазикина 20 ноября напали двое неизвестных, назвавшиеся полицейскими. Как рассказал активист, нападение произошло на улице возле магазина в Южном микрорайоне Хабаровска. Нападавшие выскочили из подъехавшей машины и догнали и избили Мазикина, несколько раз в него выстрелили из травматического оружия. Мазикин объяснил нападение давлением на протестующих перед очередной акцией протеста.
  • Известны отдельные примеры конфликтов на самих акциях: нападение на участников со стороны провокатора, а также случай, когда несколько автомобилей попытались въехать в толпу.

Информации о массовых увольнениях участников хабаровских акций с работы, отчислениях из учебных заведений или угрозах таких последствий (как это было, например, после протестов лета 2019 года в Москве) не поступало. В поле зрения ОВД-Инфо попал один случай увольнения из-за участия в акции в Хабаровске. Кроме того, известен случай увольнения чиновника правительства из-за высказывания поддержки протестам.

  • В начале сентября стало известно, что врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев уволил замначальника управления лесами Андрея Петрова — ранее он опубликовал видео в поддержку Сергея Фургала, где подчеркивал, что «никто не видит» участников протестов, которые продолжаются уже больше месяца, и выступал за придание Хабаровскому краю статуса республики. «Чистой воды экстремизм. Чудик за госсчет существует, но начал призывать к отделению нашего края от России. Все официально зафиксировано. Что в голове у человека?» — прокомментировал видео Дегтярев во время прямой трансляции. Петров, в свою очередь, подчеркнул, что не призывает отделяться от России. «По логике нынешнего руководства края, чиновники не имеют права критиковать власть», — отметил он.

Угрозы увольнения использовались для давления на журналистов государственных СМИ, освещающих акции в Хабаровске и Приморском крае. Подробнее об этом рассказывается в соответствующем подразделе.

Применяется давление и c участием органов опеки.

  • 12 декабря домой к участнице протестных акций в Хабаровске Татьяне Овечкиной приехали полицейские, которые увезли ее для составления протокола о повторном нарушении на публичном мероприятии — в связи с акцией, состоявшейся неделей ранее. Вскоре к ней домой приехали инспекторы по делам несовершеннолетних, которые взяли у Овечкиной и ее мужа объяснения о том, с кем остаются их трое детей, когда она ходит на митинги. Они вызвали Овечкину на дополнительную беседу 14 декабря. На этот день было запланировано также рассмотрение дела Овечкиной в Центральном районном суде. Утром его отложили на неопределенное время, но вечером в тот же день Овечкиной позвонили и вызвали на заседание. Суд назначил ей штраф в 75 тысяч рублей.

С различными методами внесудебного давления столкнулись участники акций солидарности с протестующими в Хабаровске в других регионах (см. приложение).

Ограничение распространения информации о протестах

Формирование официального образа протестов в Хабаровске

Федеральные каналы слабо освещали протесты в Хабаровске даже в первые недели массовых выступлений.

  • «Эхо Москвы» приводило список новостей, которые показывали «Первый канал», «НТВ» и «Россия 1» 18 июля, в день многотысячных акций в поддержку Фургала в Хабаровске и других городах. Протесты в России в них не упоминались, хотя рассказывалось, например, про акции против коронавирусных оганичений в Израиле и даже про арест Сергея Фургала.
  • Обходили стороной тему протестов и выходившие в прайм-тайм программы федеральных каналов, подводившие на следующий день итоги недели. Обзор этих выпусков опубликовало 20 июля издание Znak.com.
  • Схожим образом обстояли дела во время шествия и в следующую субботу, 25 июля. «Утренний выпуск программы „Вести“ на „России 24“ (акция в Хабаровске в это время была в самом разгаре) был посвящен выпускному в Парке Горького, репетиции парада ВМФ в Петербурге, борьбе с последствиями паводков в Свердловской области и средневековым курганам — в Самарской. О событиях в Хабаровске, Владивостоке и Южно-Сахалинске (где сегодня тоже были митинги и задержания) не было сказано ничего», — отмечалось в обзоре интернет-журнала «Спектр».

Параллельно транслировалась информация о потенциальных угрозах нахождения на улице.

  • В первую неделю протестов, 17 июля, НТВ и «Первый канал» выпустили новости о предотвращении теракта, который якобы планировался в «многолюдных местах» Хабаровска. Помимо первого заявления ФСБ, никаких подробностей об этом деле позже не сообщалось.
  • Подчеркивалась опасность протестов из-за эпидемиологической ситуации. «Такие митинги в городе не нужны, — прокомментировал акции 14 июля мэр Хабаровска Сергей Кравчук. — Они противозаконны и пагубно влияют на здоровье всех тех, кто принимает в них участие. Ведь по статистике один носитель коронавируса заражает шестерых-семерых в толпе. Хорошо, если там не было больных, но я в этом не уверен. Поэтому это все называется лишь бы я, а остальные не волнуют». «Главный риск всплеска заболеваемости сейчас связан с каждодневными митингами, во время которых, как мы ожидаем, неминуемо произойдет заражение. Поэтому люди, нарушающие режим, должны знать, что уже со следующей недели может начаться ситуация ЧС, когда мы будем вынуждены разворачивать новый госпиталь и вводить жесткий карантин», — заявил 17 июля зампредседателя правительства Хабаровского края Юрий Минаев. Согласно официальной статистике, заметного роста выявленных случаев заболевания коронавирусной инфекций на фоне протестных шествий в Хабаровском крае зафиксировано не было.
  • Специальные меры для создания «официальной картины», в которой места для протестов нет, принимались и в Приморье. В июле стало известно, что местные власти потребовали от журналистов под угрозой увольнения «тиражировать угрозу заражения КОВИД-19» на митингах, а также «доносить до аудитории», что участие в несогласованных акциях чревато крупными штрафами и уголовной ответственностью. Документ опубликовал телеграм-канал «База», по его данным, подлинность подтвердили два местных издания.

Подобно тому, как это часто делается в Москве в отношении протестных акций, в официальных источниках число участников протестов в Хабаровске заведомо оказывалось ниже, чем по подсчетам корреспондентов независимых СМИ, присутствовавших на акциях.

  • 11 июля управление МВД по Хабаровскому краю объявило, что «в несанкционированных массовых мероприятиях, организованных командой С. И. Фургала» участвовали от 10 до 12 тысяч человек. Информационное агентство «Хабаровский край сегодня» писало, что по числу участников акция могла превзойти «Бессмертный полк», на который выходило до 60 тысяч человек.
  • 18 июля городская администрация сообщила, что в акции участвовало 10 тысяч человек, 25 июля — 6,5 тысяч. По оценке корреспондента Meduza, 25 июля людей было на треть больше, чем на предыдущих субботних акциях 11 и 18 июля, в акции принимали несколько десятков тысяч человек.

Протесты освещались в негативном ключе: подчеркивалась поддержка «криминального прошлого» Фургала, «иностранный след», «провокаторы», нацеленность на беспорядки и столкновения с полицией, делались намеки на то, что людям платят за участие в акциях.

  • В выпуске о деле Сергея Фургала на телеканале «Россия 24» от 17 июля прямо не говорилось про протесты, но отмечалось, что «кровавый след любителей снять сливки на протестных настроениях не пугает». «Использовать задержание губернатора в своих целях уже попытались различные представители организаций, признанных нежелательными. Для них главное — погромы, беспорядки и столкновения с сотрудниками полиции», — рассказывалось в сюжете.
  • Эти тезисы почти дословно повторяются в программе «Вести. Дежурная часть», показанной на следующий день, 18 июля: «Несмотря на доказательства следствия о причастности Фургала к убийству, некоторые его сторонники заявили, что готовы поддержать губернатора даже с криминальным прошлым. Ситуация оказалась на руку разного рода провокаторам и блогерам, они тотчас же примчали в Хабаровск». В обоих сюжетах говорится, что «по некоторым данным» влияние на блогеров оказывает организация, «подконтрольная Госдепу США»: «Ее главная цель — раскачать обстановку и доложить об этом своим западным покровителям».
  • По сравнению с этими характеристиками, обсуждение событий в Хабаровске на «Первом канале» в программе «Время покажет» от 17 июля выглядит более нейтрально. Но и здесь участники дискуссии подчеркивают, что требования протестующих «неясны», что протест «хорошо организован» и его «могли организовать силы, близкие к Фургалу, которые располагают достаточными материальными средствами», в протесте были «засланные казачки», а организованы акции с помощью определенных «технологий»: «появились люди, которые раздавали плакаты, листовки, которые направляли людей».
  • Мэр Хабаровска Сергей Кравчук 17 июля подчеркивал: «В последнее время мы наблюдаем одних и тех же людей, которые, приходя на эту акцию, выкрикивают одни и те же лозунги, ведут себя неадекватно. Они уже сегодня работают за деньги». На следующий день Кравчук пояснил, что имел в виду не всех участников акций, а отдельных людей, специально приехавших в Хабаровск: «В последние дни здесь появляются неадекватные, агрессивные. И есть информация, что это не местные, а приехавшие из других регионов. Их примерно 20–30 человек. Они подстегивают активность собравшихся, выкрикивает заранее подготовленные речевки. Вот они работают за деньги».
  • Как пишет Meduza, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков 23 июля в разговоре с журналистами объяснил протесты «эмоциональной реакцией» на арест губернатора, а также отметил, что существует «модное направление для представителей такой квази-оппозиции, которая не прочь там чуть-чуть пошуметь, попытаться чуть-чуть заработать себе каких-то очков на этой ситуации».
  • Назначенный врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев 24 июля сказал, что к организации протестов в Хабаровске причастны иностранные граждане. «Большие митинги, которые начались после задержания Сергея Ивановича [Фургала], они мне понятны, они стихийны. Это была горечь, гнев хабаровчан за своего избранного губернатора, — заявил Дегтярев, отвечая на вопрос «Русской службы Би-би-си». — А все, что я вижу под окнами за последние три дня, — у меня есть неопровержимые данные из правоохранительных органов, кто и как это организует. Это оперативные данные. <…> Это хабаровчане в большинстве своем, но там очень много иногородних и есть несколько иностранных граждан». Отвечая на вопрос корреспондента о том, как иностранцы могли попасть в Хабаровск, если границы закрыты, Дегтярев добавил: «Вы что думаете, у нас в России сейчас нет иностранных граждан? Есть, кто-то остался в Москве, организовывал там митинги и беспорядки. Границы закрылись — они там остались. Появилась возможность раскачать ситуацию в Хабаровском крае — они сюда прилетели. Ведь межрегиональное сообщение у нас сохраняется».
  • 28 июля Дегтярев заявил, что «на эти мероприятия со всей страны слетелись профессиональные провокаторы и оппозиционеры».
  • Член Совета Федерации от Хабаровского края Елена Грешнякова в разговоре с протестующими 8 августа назвала заявления о причастности иностранцев к организации протестов «глупостью». Никакого иностранного следа здесь не наблюдается. То, что здесь есть представители иностранных государств, освещающие события, это одно, а организационная часть вопроса — это совсем другое. По моему мнению, это самоорганизация масс в результате общей трагедии», — заявила она 8 августа. «Я была очень возмущена теми характеристиками, которые были даны ведущими некоторых центральных каналов. Мы все налогоплательщики, если это государственные каналы, то должны объективно освещать ситуацию», — сказала Грешнякова.
  • 27 июля Дегтярев сообщил, что у участников акции протеста в минувшие выходные изъяли «несколько единиц ножей» и топор.
  • В октябре в интервью изданию Znak.com Дегтярев упоминал жалобы на протестующих, якобы поступающие от жителей Хабаровска: «Мне и правительству Хабаровского края этот протест никак не мешает работать. Он мешает только горожанам, которые жалуются. На всех встречах меня спрашивают: «Когда дадите по рогам?»» В том же интервью Дегтярев утверждает, что «уличная оппозиция» «как правило, финансируется из-за рубежа или обиженными олигархами».

С начала протестов стала появляться информация о давлении на официальные информационные ресурсы. Сотрудникам угрожали увольнения (как и в описанном выше случае с требованиями к журналистам от властей Приморья) или уголовным преследованием.

  • 12 июля в Хабаровск прибыл полномочный представитель президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев. Как сообщала Meduza со ссылкой на неназванных участников экстренного совещания в правительстве края, Трутнев был «очень недоволен» информационной политикой и работой пресс-службы Фургала. «Говорил им: вы организуете митинги, гарантирую, что это закончится плохо. Защищая губернатора, вы развязываете войну. Главная мысль была, что нужно митинги замять», — рассказал анонимный собеседник издания. Неназванный источник, близкий к полпредству, подтвердил изданию, что там действительно считают «зачинщиками» протестов пресс-службу правительства. Между тем 10 июля, накануне первой протестной акции, ведущие инстаграм-аккаунта «Сергей Фургал» (основного медиа-ресурса пресс-службы) подчеркивали, что пресс-служба не призывает людей к участию в несогласованных акциях, и напоминали о возможной административной ответственности. «Ваши порывы выйти даже на стихийные митинги и акции протеста по-человечески воодушевляют. Но мы не призываем никого к этому. Не хотим, чтобы кто-то пострадал. Не можем выйти и сами, так как тогда нас скорее всего лишат возможности информировать вас о происходящем», — говорилось в посте.
  • 11 июля в разговоре с «Медиазоной» пресс-секретарь Сергея Фургала Надежда Томченко высказывала опасение, что официальный инстаграм-аккаунт могут взломать. Накануне ночью взломали ее личные аккаунты в инстаграме и телеграме. «Я думаю, что взломать хотели не мой личный аккаунт, поскольку я его не очень активно вела, он был закрытой личной страницей. Хотели взломать аккаунт, конечно же, губернатора <…>, но просчитались — он не привязан к моему номеру телефона», — рассказала Томченко.
  • Вечером после первой протестной акции 11 июля Томченко сообщила, что после начала трансляции акции в инстаграме ей позвонил «человек, который работает с правоохранительными органами» и потребовал прекратить трансляцию, угрожая уголовным делом. Конкретную статью он не назвал. В августе Томченко объявила, что увольняется с работы в администрации региона.
  • В конце июля бывшая корреспондентка хабаровского телеканала «Губерния» Александра Теплякова рассказала о давлении на своих коллег. Телеканал опубликовал репортаж об акции 11 июля на сайте, но в эфир сюжет не вышел. По словам Тепляковой, «Губерния» — единственный канал, присутствовавший на митинге, но два дня спустя, как раз после приезда Трутнева, от руководства канала «поступила информация», что если сюжет про протестный митинг будет показан в эфире, это будет «последний эфир» и «все 200 человек, работающих на телеканале, пойдут на улицу». Кроме того, Теплякова сообщила о давлении силовиков на отдельных сотрудников, которых вызывали, по-видимому, для беседы. Это привело к тому, что журналисты не могли в полную силу освещать происходящее на улицах, заключала Теплякова. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что ему ничего не известно об этой проблеме. «Мы поинтересуемся этой ситуацией, но это, конечно, недопустимо», — сказал он разговоре с прессой.

Борьба с альтернативным освещением акций, давление на журналистов и стримеров

«В Хабаровске хорошо понимают, что если событие не освещается в СМИ и социальных сетях, то значит, его как бы и нет, — рассказывает корреспондент „Новой газеты“ Илья Азар в репортаже с места событий. — Канал „Губерния“ и большинство других местных изданий протесты игнорируют, а журналисты из Москвы приезжают эпизодически. Тем не менее без внимания прессы протестующие никогда не остаются — вокруг сторонников Фургала сформировался целый пул журналистов-стримеров, которые постоянно ведут прямой эфир в YouTube и других соцсетях. В Хабаровске работают как собкоры московских каналов Rusnews или Sotavision, так и доморощенные авторы».

Замалчивание выступлений в Хабаровске, транслирование официального видения мирных протестов как потенциальных массовых беспорядков, с организацией извне и участием провокаторов, запугивание возможных участников сопровождалось борьбой с людьми, предлагавшими альтернативный взгляд на протесты, с независимыми журналистами и стримерами, о которых пишет Азар.

В редких июльских сюжетах федеральных каналов подчеркивалось присутствие в Хабаровске иностранных журналистов и «блогеров», которые приехали освещать происходящее в Хабаровске из других городов.

  • «Ситуация оказалась на руку разного рода блогерам и подстрекателям, которые специально прибыли в Хабаровск отовсюду, — рассказывалось 17 июля в выпуске на телеканале „Россия 24“. — Один из таких, московский блогер Алексей Романов, экстренно прибыл в Хабаровск. Романов сразу начал призывать к массовым акциям, потирая ладошки, видимо в предвкушении ярких кадров, так называемого „экшена“. Романов профессионально освещает протесты, все равно — где. За последние годы он побывал на акциях в Армении, Белоруссии, Грузии и на Украине. По некоторым данным, в Хабаровск его послала лично лидер одной из организаций, подконтрольных Госдепу США, Наталья Арно (Будаева). Главная цель — раскачать обстановку и доложить об этом своим западным покровителям. Уже отработанная схема. Зарубежная пресса уже готова: столько иностранных журналистов Хабаровск еще не видел. За радикальные действия — координатор прозападного сетевого движения Сергей Наумов. В феврале он летал в США, в мае — в Данию, повышал азы мастерства».

Уже в июле на Наумова, местного координатора «Открытой России», было совершено нападение, а Романова суд отправил под арест на семь суток по обвинению в участии в несогласованной акции. Давление на журналистов и других людей, освещающих выступления в Хабаровске, продолжало нарастать и осенью стало массовым. Преследования принимали разные формы — от задержаний, штрафов и арестов до угроз и нападений.

В середине октября несколько журналистов, освещающих протесты в Хабаровске, записали видеообращение с просьбой о помощи и распространении информации о давлении: «Мы, журналисты Хабаровска и Хабаровского края, просим журналистское сообщество России и мира защитить нас и поддержать. Пожалуйста, давайте предадим ситуацию в Хабаровске максимальной огласке. Потому что сейчас в Хабаровске единственная защита для нас как журналистов — это вы, также как единственная защита для активистов и протестующих — это мы. И вы». Еще одно видеообращение было опубликовано в ноябре. «Каждый раз, выходя на площадь, опасаешься не только за безопасность других людей, но и за свою», — говорит в нем журналистка сетевого издания Sota.Vision Екатерина Ищенко. В конце ноября — начале декабря об усилении репрессий в отношении журналистов в Хабаровском крае высказались такие организации, как «Профсоюз журналистов и работников СМИ», «Репортеры без границ», Committee to Protect Journalist.

Применение силы к журналистам и блогерам

Известно о четырех случаях применения насилия к журналистам и блогерам, освещающим протесты в Хабаровске.

23 июля трое неизвестных избили журналиста, ведущего YouTube-канала «Штаб Навального» Дмитрия Низовцева. Он прилетел в Хабаровск, чтобы освещать акции протеста. Нападение произошло возле подъезда, когда Низовцев возвращался домой после онлайн-трансляции очередной акции. «Я еще когда подходил к дому, обратил внимание на человека, который внимательно меня разглядывал, потом увидел второго у подъезда и сразу понял: что-то неладное, — рассказал журналист в интервью изданию „Сибирь.Реалии“. — В итоге они вдвоем на меня набросились, повалили, подключился третий, били ногами. Все трое били, в том числе ногой двинули по лицу. Что-то с челюстью, поэтому долго говорить не смогу — сильно болит. Ну и коленки разодрал, пока пытался увернуться». Нападавшие убежали, не взяв никаких вещей. Позже стало известно, что в связи с этим инцидентом возбуждено уголовное дело о побоях (по статье 116 УК).

Дмитрий Низовцев после избиения / Фото из твиттера Низовцева

24 июля в Хабаровске напали на координатора «Открытой России» Сергея Наумова, который тоже приехал освещать митинги. По его словам, с самого утра за ним вели слежку. Когда Наумов начал снимать преследовавшего его мужчину в черной маске, тот выхватил из его рук телефон и попытался скрыться. Наумов догнал его, чтобы забрать телефон, началась драка, во время которой с мужчины слетела маска, а из кармана вывалился документ, похожий, по мнению Наумова, на служебное удостоверение. К ним подбежал еще один мужчина, в котором Наумов впоследствии узнал сотрудника Центра «Э» — он охранял Михаила Дегтярева, когда тот вышел к митингующим. Сотрудник полиции, проходивший после драки мимо места событий, отказался принимать заявление и опрашивать свидетелей. 27 июля Наумов сообщил, что полиция квалифицировала произошедшее как покушение на грабеж, было возбуждено уголовное дело.

Сергей Наумов после избиения / Кадр из видео видео Татьяны Усмановой

15 октября в Хабаровске было совершено нападение на журналиста сетевого издания RusNews Сергея Плотникова, подробно освещавшего протесты. Журналист возвращался домой после прямой трансляции с акции, когда на него напали люди в масках. «Меня затащили в автобус, надели наручники, забрали вещи, забрали телефон, включили на нем авиарежим и всю дорогу держали лицом в пол, чтобы я не мог видеть, куда меня везут, — рассказал Плотников ОВД-Инфо. — Меня били по лицу, в грудь, по ногам, по рукам. Оскорбляли, унижали. Задавали вопросы, связанные с моей деятельностью, пытались завербовать меня, чтобы я сливал информацию о том, что происходит на протестах». Плотникова вывезли в лес за чертой города, где продолжили избивать, стреляли под ноги. Позже нападавшие перевезли Плотникова на машине в другой лес и оставили там, оттуда журналист смог выйти на связь. Вернувшись в Хабаровск, он подал в Следственный комитет заявление о похищении. Информации о расследовании и возбуждении уголовного дела на начало декабря не поступало.

Сергей Плотников со ссадиной от избиения / Фото предоставлено Плотниковым

Вечером 7 ноября при задержании сотрудники полиции избили и ударили электрошокером блогера канала Angel ID Андрей Соломахина. Накануне его задержали и не выпускали до суда, который продлился весь день. По словам очевидцев, в отдел полиции его увозили без сознания. «Я с вечера четверга ничего не ел, у меня начало скакать давление, кружиться голова, я на ногах еле стоял, — приводит рассказ Соломахина хабаровский интернет-журнал HabInfo (по состоянию на 7 декабря статья была недоступна, но ее копия сохранена в кэше). — На мои просьбы вызвать скорую помощь сотрудники полиции сначала применили шокер, включив сирену, чтобы не было слышно, на мои просьбы никак не реагировали и силой затолкали меня в машину. Там сидушка была на минимальном расстоянии, я со своим ростом физически не помещался туда. Там начали душить меня дубинкой, вырывать кадык, на переднем сиденье меня держали за руки, чтобы я не мог сопротивляться. Потом заломали мне позвоночник на бок, я все это время задыхался от скачущего давления и побоев, просил открыть хотя бы окно. Но сотрудники полиции никак на это не реагировали». Позже бригада скорой помощи увезла Соломахина в больницу. Как рассказал Соломахин, сотрудники полиции сопровождали его в больнице, насмехались над ним, вели видеосъемку и мешали врачам. Затем его снова вернули в отдел полиции и не отпускали до суда 9 ноября. Суд арестовал его на семь суток. 10 ноября Соломахина снова возили в больницу, на этот раз у него диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. 12 ноября суд назначил блогеру еще шесть суток ареста по статье о неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (19.3 КоАП) — в связи с тем, что он якобы отказался сесть в полицейскую машину при задержании

Андрей Соломахин / Кадр из видео SOTA VISION

Задержания и административное преследование журналистов и блогеров

Людей, освещающих протесты в Хабаровске, задерживали и привлекали к административной ответственности как участников акций. Первое известное задержание произошло еще в июле.

  • Утром в пятницу 31 июля полиция задержала на выходе из квартиры в Хабаровске блогера Алексея Романова, который публиковал репортажи о протестах, начиная с первой протестной акции 11 июля. Как пишет «МБХ медиа», Романов предположил, что за ним велась слежка, поскольку он никому не сообщал адрес своей квартиры. В отделе у него пытались взять отпечатки пальцев. В тот же день суд признал его виновным в участии в несогласованной акции, помешавшей функционированию объектов транспортной инфраструктуры (по части 6.1 статьи 20.2 КоАП), и арестовал на семь суток.

По состоянию на 4 декабря ОВД-Инфо известно о 20 делах по статье о нарушениях на публичных мероприятиях (20.2 КоАП) в отношении 13 людей, которые подчеркивали, что не участвовали в протестах, а вели трансляцию или готовили репортаж или отмечали, что являются корреспондентами (см. приложение). 19 дел заведены по «арестной» части 6.1 (участие в несогласованном мероприятии, помешавшем функционированию транспортной инфраструктуры), еще одно — по пятой части (нарушение участником порядка проведения публичного мероприятия). В действительности дел могло быть больше, кроме того, преследования продолжились и в декабре.

Пик административного преследования за освещение протестов в Хабаровске пришелся на ноябрь: за этот месяц в суды поступило 12 из 20 рассматриваемых дел по статье 20.2 КоАП.

Как правило, задержания и суды были непредсказуемыми и внезапными. 18 из 20 дел были рассмотрены сразу же в день поступления в суд, нередко после задержания журналистов уже не отпускали на свободу для суда. Это становилось дополнительным инструментом давления и препятствовало профессиональной деятельности журналистов, а также ограничивало возможности для подготовки к суду и обеспечению полноценной защиты.

  • 14 августа полиция задержала на работе сотрудницу издания Sota.Vision Екатерину Ищенко, ее оставили на ночь, на следующий день состоялся суд. Журналистку признали виновной по части 6.1 статьи 20.2 КоАП и оштрафовали на 10 тысяч рублей. При этом Ищенко вменяли участие в акции 26 июля, когда ее не было в городе; как сообщало издание Sota.Vision, журналистка не смогла подтвердить этого, поскольку провела ночь до суда в ОВД. «Преследование Екатерины Ищенко связано исключительно с ее профессиональной деятельностью, так как регулярно проводимые ею стримы с протестов собирают многосоттысячную аудиторию, — говорится в заявлении Sota.Vision. — Именно в силу этого хабаровские силовики вынуждены были придумать участие нашего журналиста в акции 20-дневной давности и экстренно задержать Екатерину, чтобы не дать ей освещать новые протесты на выходных».

Еще одной специфической особенностью этих дел стали так называемые «карусели» преследований, когда журналистов задерживали сразу после суда или отбытия ареста по предыдущему делу. При этом задержание могло происходить через месяц и даже два месяца после акции, в связи с которой заводилось дело.

  • 6 ноября полиция задержала Андрея Соломахина, блогера канала Angel ID, который регулярно освещает события, связанные с протестами в Хабаровске. На него составили протокол об участии в акции 31 октября и оставили оставили под стражей на ночь. Суд был назначен на 9 утра на следующий день, но состоялся только в 20 часов, Соломахина оштрафовали на 10 тысяч рублей. Сразу после суда полиция задержала Соломахина с применением силы, его вернули в отдел для составления новых протоколов по событиям 2 ноября и снова не отпускали до суда. Новое дело было рассмотрено только 9 ноября, суд назначил Соломахину семь суток ареста. У арестованного блогера диагностировали ушиб мягких тканей, закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга.
  • Утром 11 ноября в Хабаровске задержали блогера Дмитрия Хетагурова, снимавшего одиночный пикет на железнодорожном вокзале. Полицейские сообщили, что на него есть ориентировка, в отделе полиции на него составили протокол об участии в несогласованной акции, повлекшей помехи транспортной инфраструктуре (по части 6.1 статьи 20.2 КоАП) в связи с событиями двухмесячной давности, 12 сентября. Его оставили в заключении на ночь до суда, суд признал его виновным и назначил сутки административного ареста, которые зачли в счет времени задержания. Сразу после заседания Хетагурова задержали снова, опять оформили протокол по той же статье в связи с шествием 16 сентября, оставили на ночь в спецприемнике, на следующий день ему присудили пять суток ареста. 17 ноября Хетагурова задержали на выходе из спецприемника и привезли в отдел полиции — якобы за оставленными вещами, которых там не было. Через полчаса его отпустили.
  • 12 ноября в центре Хабаровска задержали корреспондентку издания Activatica Екатерину Бияк и YouTube-блогера, журналиста издания «Арсеньевские вести» Бориса Жирнова. На Бияк составили протокол в связи с акцией 15 сентября. Журналистка подчеркивала, что не участвовала в акции, а освещала ее. Жирнова и Бияк оставили под стражей до суда, который на следующий день выписал им штрафы по 10 тысяч рублей. На выходе из суда их снова задержали, составили протоколы и продержали до суда. 14 ноября Бияк арестовали на двое суток. Суд по делу Жирнова состоялся 15 ноября, ему присудили трое суток ареста.
  • 14 ноября на акции в поддержку Фургала и против давления на журналистов в Хабаровске задержали корреспондента издания «Арсеньевские вести» и автора YouTube-канала «Нетипичный Хабаровчанин» Антона Курдюмова. На него составили протокол в связи с мероприятием 21 сентября и оставили в спецприемнике на две ночи до суда. 16 ноября состоялся суд, который назначил ему наказание в виде двух суток ареста, которые зачли в счет времени после задержания. На выходе из суда корреспондента задержали снова, на него составили протокол по той же статье и оставили под стражей до суда. 17 ноября суд арестовал его на семь суток.

Суды признали привлекаемых к ответственности журналистов и блогеров участниками публичного мероприятия и виновными в нарушении правил проведения акции по всем 20 делам. В подтверждение такой позиции судьи прежде всего ссылаются на показания «незаинтересованных» сотрудников полиции, которые в протоколах либо постулируют участие конкретного человека в акции, либо дополнительно подтверждают его, утверждая, что человек нес флаг, скандировал лозунги, держал в руках громкоговоритель.

  • Согласно тексту судебного постановления по делу корреспондента RusNews Дмитрия Тимошенко, привлекаемый подчеркивал в суде, что «20.07.2020 он освещал митинг, являясь сотрудником СМИ». При этом в протоколе отмечается, что Тимошенко, «держа в руках громкоговоритель, выкрикивал лозунг „Хабаровск выходи!“».
  • В постановлениях по двум делам блогера Андрея Соломахина говорится, что он «производил видеосъемку и активно выражал позицию участника несанкционированного публичного мероприятия высказываниями против власти, в поддержку участников несанкционированного публичного мероприятия».
  • «На судах доходит до маразма, — комментировал ноябрьские аресты координатор штаба Навального Алексей Ворсин. — Сотрудники полиции дают абсолютно ложные показания, говорят, что журналисты участвуют в митингах, выкрикивают лозунги».

В протоколах часто подчеркивается, что колонна шла по проезжей части, иногда отмечается, что привлекаемый был без маски. В некоторых случаях показания полицейских не отрицают того, что привлекаемый занимался освещением происходящих событий.

  • В обоих делах корреспондента издания «Арсеньевские вести» Антона Курдюмова утверждается, что он двигался в колонне, «фиксируя происходящее на камеру телефона, создавая массовость, привлекая внимание».
  • В постановлении по делу Тимошенко говорится: «свое место работы и должность в средствах массовой информации не указал, из видеозаписи усматривается, что он находился в указанном мероприятии в качестве блогера».
  • В материалах по делам Алексея Романова и Сергея Наумова подчеркивалось, что акции освещались именно в положительном ключе: в обоих случаях привлекаемый «шел в группе граждан по проезжей части центральных улиц г. Хабаровска» и привлекал «внимание граждан посредством освещения им события несанкционированного мероприятия, комментировании с положительной стороны несанкционированных публичных мероприятий, проводимых на территории г. Хабаровска». Исходя из этого, судья приходил к выводу, что привлекаемый «принял участие в шествии, не согласованном с органами исполнительной власти, создавая помехи движению транспортных средств и пешеходов».

«Я почувствовала, что судья и сторона обвинения понимают, насколько их обвинения бессмысленны, — рассказывала о судах по двум своим делам журналистка „Активатики“ Екатерина Бияк. — Потому что меня обвиняли в том, чего не было даже на видео. Меня обвиняли в том, что я, выходя с площади, возглавила колонну, обвиняли в том, что я не носила маску. Обвиняли в том, что я перегородила всю проезжую часть. И все это было абсолютной неправдой исходя из того же материала, который был представлен в суде в качестве доказательства. И это было видно. Было абсолютно видно, что я в маске, было видно, что я иду по поребрику или иду по тротуару, Также было видно, что я не выкрикиваю лозунги, не касаюсь никаких плакатов. Я всегда смотрю на тех людей, которые либо в колонне, либо в митинге, то есть я всегда смотрю в другую сторону, и цели моего нахождения на этом мероприятии — не те же, что цели нахождения активистов на этом мероприятии. Кроме того, у меня всегда была с собой пресс-карта, и те сотрудники полиции, которые писали потом рапорты и свидетельствовали против меня, они все заведомо знали, что я журналист».

Опровергая доводы о том, что задержанный не участвовал в акции, а осуществлял журналистскую деятельность, суды иногда отмечают отсутствие пресс-карты или редакционного задания. Однако ключевым является формальный критерий о том, что в суде не было доказано наличие ясно видимого отличительного знака представителя СМИ. Этот аргумент приводит к обвинительному постановлению независимо от того, удалось ли в суде предъявить пресс-карту и редакционное задание.

  • «Представленные в материалах дела пресс-карта на имя Курдюмова А.А., редакционное задание, не могут служить доказательством того, что Курдюмов А.А. участвовал в публичном мероприятии в форме шествия исключительно как корреспондент (журналист), поскольку журналист, присутствующий на публичном мероприятии, должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации», — говорится в одном из постановлений.
  • «Из доказательств был только видеоролик с YouTube-канала «РусНьюс»: кадры темные, размытые, со спины невозможно узнать, кто изображен, — рассказала Екатерина Бияк, присутствовавшая при рассмотрении дела в отношении журналиста Activatica Алексея Филимонова. Она также подчеркнула, что не было подтверждено, когда именно была сделана съемка. На основании этих кадров судья утверждал, что журналист не имел «никаких отличительных признаков от других граждан принявших участие в несанкционированном мероприятии, в отличие от имеющихся представителей прессы, которые имеют отличительные знаки» (сохранена пунктуация оригинала).
  • 3 декабря суд арестовал на 10 суток журналистку «Просто газеты» Татьяну Хлестунову, обвинив ее в участии в акции 28 ноября, несмотря на то, что Хлестунова подчеркивала, что в этот день у нее был отличительный знак прессы.

Таким образом, под угрозой задержаний, арестов и многотысячных штрафов оказываются не только блогеры и журналисты, не являющиеся штатными сотрудниками редакций или работающие в СМИ без государственной регистрации, но и любые представители СМИ даже при наличии пресс-карты и редакционного задания. Суды расценивают достаточным основанием для признания журналиста участником несогласованной акции и привлечения к административной ответственности отсутствие видимого знака представителя СМИ и даже просто утверждение сотрудников полиции, что такого знака не было.

  • В деле «Буткевич против России», по которому Европейский суд по правам человека признал нарушение права на свободу выражения мнения, заявитель, комментируя требование носить знаки отличия, подчеркивал, что «особенности освещения протестов не всегда позволяют журналисту выделиться из толпы в опасной окружающей среде».
  • Тем не менее в ноябре депутат от «Единой России» Дмитрий Вяткин внес в Госдуму проект поправок в федеральный закон о митингах, который обязывает, среди прочего, журналистов иметь «ясно видимый отличительный признак представителя средства массовой информации», вид которого устанавливается исполнительными властями. Поправки предусматривают и ряд других требований, в том числе запрет на ношение масок не только для участников, но и для журналистов — мера особенно спорная в условиях пандемии.

Решение выносится по формальным основаниям: не учитывается ни мирный характер акции, ни конкретные действия привлекаемых к ответственности, ни наличие реального материального вреда от этих действий. Между тем даже тот факт, что человек, освещающий акцию, формально не является журналистом, как и «несогласованный» статус мероприятия, не должны становиться основанием для его административного преследования.

В российских реалиях освещение акций становится дополнительным фактором риска: люди, ведущие фото- и видеосъемку, выделяются среди участников акции, а власти заинтересованы в том, чтобы прервать неконтролируемое освещение протестов. Об этом свидетельствуют постановления судов, которые чаще, чем обычно, выбирали по рассматриваемым делам наказание в вид ареста. По данным, опубликованным на сайтах судов на 4 декабря, из 128 дел по части 6.1 статьи 20.2 КоАП, поступивших в суды Хабаровска с начала протестов, гораздо чаще выбиралось наказание в виде штрафа (70%) и только в 30% случаев назначались аресты. В случае же с журналистами соотношение противоположное: по 14 делам из двадцати было избрано наказание в виде ареста от 1 до 10 суток (общей продолжительностью в 73 суток), по шести делам — штрафы от 10 до 15 тысяч рублей (в сумме на 65 тысяч рублей).

Помимо дел о нарушении на публичных мероприятиях, журналистов преследовали и по другим статьям.

  • Сообщалось, что на Андрея Соломахина составляли протокол по статье о проживании без паспорта (статья 19.15 КоАП), а 12 ноября ему назначили дополнительные шесть суток ареста по обвинению в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (19.3 КоАП).
  • На автора RusNews Александру Рунову 3 ноября составили протоколы и по статье 20.2 КоАП, и по 19.3 КоАП. Материалы дела о неповиновении сотрудникам правоохранительных органов в связи с событиями 28 ноября суд 4 декабря вернул в полицию для устранения недостатков.
  • В конце ноября в отношении журналистов, по-видимому, начали активно применять статью 20.6.1 КоАП (о невыполнении правил в рамках режима повышенной готовности), что говорит о возможности новой волны преследований по «неполитическим» статьям. По состоянию на 27 декабря, на официальных сайтах районных судов Хабаровска опубликована информация о поступлении в общей сложности шести дел по этой статье на Жирнова Б.И., Хетагурова Д. А. и Бияк Е.Н. (предположительно, речь идет о хабаровских журналистах и блогерах Борисе Жирнове, Дмитрии Хетагурове и Екатерине Бияк соответственно). Все эти дела поступили в суды начиная с 23 ноября. Из шести дел в четырех привлекаемых признали виновными и вынесли предупреждение, результат еще двух пока не известен. .

Административное преследование напрямую препятствовало работе журналистов: они не могли освещать происходящее в городе непосредственно в дни задержания и суда, а при назначении ареста — и в последующие дни. Дополнительным давлением являлось и то, что задержания происходили внезапно, и содержание под стражей могло растягиваться на неопределенный срок. Наконец, административные «карусели» создают дополнительную угрозу возбуждения уголовного дела по статье о «неоднократных» нарушениях на публичных мероприятиях (по так называемой «дадинской» статье 212.1 УК)

  • «Тебя задерживают в 8 утра, когда идешь на работу, — рассказывала Екатерина Бияк, — отвозят в отдел и сразу в суд — за один день могут два или три протокола рассмотреть. Мне кажется, всех тут собираются посадить на „дадинскую“ статью».

10 декабря против задержаний журналистов на публичных мероприятиях высказался президент Владимир Путин. По его словам, «разрешенные или неразрешенные властями [мероприятия], журналист должен иметь право свободно об этом сказать и информацию об этом распространить», и уделить внимание этой проблеме следует в разных регионах России.

Международные нормы закрепляют особый статус журналистов на акциях. Согласно Замечаниям общего порядка о праве на мирные собрания Комитета по правам человека ООН, принятым в сентябре 2020 года, «особо важную роль в полном осуществлении права на мирные собрания играют журналисты, правозащитники, наблюдатели на выборах и другие лица, участвующие в мониторинге или отчетности в отношении собраний. <…> Даже если собрание объявлено незаконным или разогнано, это не означает прекращения права вести мониторинг». В документе также отмечается, что защита журналистов является одной из задач сотрудников полиции при проведении собраний.

Иные методы давления

Для борьбы с освещением протестов в Хабаровске применялись и иные методы преследования, в том числе слежка, взломы аккаунтов, угрозы, изъятие техники, давление на родственников.

  • По словам Екатерины Бияк, корреспондентке Activatica Кристине Грицаенко «звонили и приглашали в отдел полиции, угрожая доставить насильно, а потом звонили и говорили, что передумали».
  • Андрею Соломахину, ведущему канала Angel ID, после ареста не вернули съемочную технику и портативные аккумуляторы, необходимые для ведения стримов. Судебные приставы описали их и забрали якобы за долги. Все видео с YouTube-канала было удалено.
  • В ноябре журналисты заявили о том, что на них оказывается психологическое давление, ведется постоянная слежка, прослушивание телефонов, звонки, попытки взлома аккаунтов в соцсетях.
  • Мужа журналистки «Просто газеты» Татьяны Хлестуновой, задержанной в связи с протестными акциями, вызвали в Федеральную миграционную службу (мужчина является гражданином Египта, у него есть вид на жительство в России). «Там его встретили сотрудники ФСБ и допросили о том, чем занимается его супруга. Расспрашивали, что он делает в России, говорили, что лишат его вида на жительство, если они будут заниматься противоправной деятельностью», — рассказал адвокат от ОВД-Инфо Андрей Битюцкий со слов Хлестуновой.

Арестованные журналисты рассказали «Русской службе Би-би-си», что в спецприемнике к ним приходил замруководителя краевого центра по противодействию экстремизму Александр Шустов.

  • Шустов хотел побеседовать с арестованным журналистом и YouTube-блогером Борисом Жирновым, но тот отказался. «Там в спецприемнике внизу комнатка для допросов. Он обратился ко мне: здравствуйте, я такой-то. Но о чем говорить с человеком, который должен бороться с террористами и экстремистами, а вместо этого гоняется за бабушками-старушками, которые всю жизнь проработали учителями и врачами?» — цитирует «Би-би-си» слова Жирнова.
  • «Когда он разговаривал со мной, то говорил: „Почему вы показываете только негатив? Почему вы не показываете вторую сторону?“ Но у меня вопрос: дайте нам поговорить со второй стороной. Коллеги многократно просили об интервью с Дегтяревым, но нам всегда отказывали, — рассказала „Би-би-си“ Екатерина Бияк. — Шустов пытался вывести на разговор о том, почему люди выходят. И сводил к тому, чтобы журналисты вышли к протестующим и убедили их, чтобы они не выходили, дескать, его коллег-полицейских они не слушают. Возможно, они пытаются из журналистов сделать группу лиц, которая организовывает беспорядки».
  • «На нас пытаются навесить — если бы не было журналистов, то не было бы этих протестов, — прокомментировала давление на журналистов Екатерина Ищенко из Sota.Vision в разговоре с „Би-би-си“. — Нас подписывают под организаторов, хотя мы просто выполняем свою работу — освещаем протестное движение в Хабаровске. У нас есть редакционные задания и пресс-карты. Властям не угодно, не хочется, чтобы о Хабаровске кто-то что-то слышал. Но если даже не будет журналистов, сами активисты будут снимать и распространять — ведь мы в XXI веке».

Давление на журналистов оказывалось и в других регионах, хотя нигде оно не приняло таких масштабов, как в Хабаровске. В связи с освещением акций в поддержку протестующих в Хабаровске в Волгограде в полицию вызывали журналистку «Кавказского узла» Татьяну Филимонову, а в Пскове — корреспондента интернет-журнала «7×7» Ивана Журавкова, главного редактора газеты «Псковская губерния» Дениса Камалягина, а также журналиста изданий «Север.Реалии» и «МБХ Медиа» Людмилу Савицкую.

Борьба с распространением информации об акциях в соцсетях и других источниках

14 октября на межведомственном заседании силовых ведомств в связи с протестами в Хабаровском крае было принято решение повысить контроль за высказываниями в интернете на эту тему. Это следует из протокола совещания, который опубликовал в начале ноября телеграм-канал «Дерзкий Хабаровск». Документ подписан руководителями краевых подразделений ФСБ, МВД, СК, службы судебных приставов и прокуратуры. Подлинность документа впоследствии указанными ведомствами не опровергалась.

Среди прочего из протокола совещания стало известно о следующих мерах:

  • Прокуратура Хабаровского края сообщила в Генеральную прокуратуру, что необходимо внести изменения в КоАП и установить ответственность за «размещение в сети Интернет призывов к участию» в несогласованных акциях.
  • Было решено, что прокуратура края должна «повысить эффективность мониторинга сети Интернет с целью выявления Интернет-ресурсов», «содержащих призывы к участию» в несогласованных акциях, оперативно принимать меры по ограничению к ним доступа.
  • Управления ФСБ и МВД Хабаровского края должны «принять меры к активизации работы по информационному противодействию в сети интернет лицам, призывающим к участию в несогласованных акциях», а также сообщать о таких призывах в региональную прокуратуру, чтобы та ограничила доступ к соответствующим ресурсам.
  • Управлениям ФСБ и МВД следует «осуществить мониторинг местного сегмента сети интернет в целях выявления и документирования противоправной деятельности лиц, распространяющих заведомо недостоверную общественно-значимую информацию под видом достоверных сообщений, которая формирует угрозу массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности».
  • Было решено рекомендовать правительству края и органам местного самоуправления во взаимодействии с региональными управлениями ФСБ и МВД «принять меры по активизации деятельности в сфере информационного противодействия пропаганде по популяризации лидеров протеста с целью ослабления их роли в организации незаконных акций».

Нам известно о нескольких административных делах, возбужденных в связи с публикациями о протестах в соцсетях и рассмотренных в Хабаровске.

  • 5 ноября Центральный районный суд Хабаровска признал виновным участника протестных акций Александра Дуденка в «повторном» нарушении правил проведения публичных мероприятий (часть 8 статьи 20.2 КоАП) и арестовал его на 20 суток. Дуденка признали организатором несогласованной акции из-за публикации в инстаграме. Основанием для обвинения послужил составленный полицией протокол, согласно которому Дуденок «осуществил организацию публичного мероприятия путем размещения в социальной сети „Instagram“ <…> поста с призывом жителей Хабаровского края принять участие» в несогласованной акции 31 октября. В тексте судебного постановления отмечается, что Дуденок утверждал, что «не размещал призывов об участии в несанкционированном митинге, сам в этом митинге не участвовал, аккаунт в социальной сети „Инстаграмм“, в котором присутствовали фотоизображения, представленные в материалах дела, ранее в 20-х числах октября 2020 года был взломан неизвестным ему лицом и доступа к этому аккаунту у него в настоящее время не имеется» (сохранена орфография оригинала). Суд счел доводы защиты «способом избежать административной ответственности».
  • 17 ноября тот же суд оштрафовал на 25 тысяч рублей активиста Владимира Гретченко по обвинению в организации акции без подачи уведомления (часть 2 статьи 20.2 КоАП). Согласно полицейскому протоколу, Гретченко «в период с 00 час. 01 мин. до 23 час. 59 мин. 12.11.2020, находясь в неустановленном месте <…> осуществил организацию публичного мероприятия <…> путем размещения в социальной сети „Instagram“ на своей странице аккаунта „gretchenkov“ пост с призывом к жителям Хабаровского края принять участие в нем». Из постановления суда следует, что Гретченко подчеркивал, что «не выставлял такой информации и страница ему не принадлежит». Защитник также указывал на то, что публикация не содержит призыва и не является агитацией, а также не связана с Хабаровском, поскольку на ней изображена символика Владивостока. Суд счел, что доводы защиты «опровергаются представленными в дело доказательствами» (это протокол об административном правонарушении, ответ администрации об отсутствии уведомления, акт осмотра Интернет-страницы, скриншоты из инстаграма и рапорты сотрудников полиции).
  • 2 декабря Центральный районный суд Хабаровска признал виновным в повторном нарушении на митинге и арестовал на 15 суток Евгения Козлова. Как сообщил ОВД-Инфо журналист RusNews Сергей Айнбиндер, основанием снова послужила публикация в инстаграме, в которой суд усмотрел призыв выходить на акцию 14 ноября.

Таким образом, публикации о предстоящих публичных мероприятиях становятся основанием для признания предполагаемых авторов организаторами этих акций. Сам факт авторства в суде никак не доказывается. Во всех трех случаях активистов задерживали и оставляли под стражей до суда.

Кроме того, известно еще о как минимум восьми административных делах, поступивших в суды в июле и августе, где жителей других городов Хабаровского края обвиняли в организации несогласованных мероприятий путем публикации постов в соцсетях и мессенджерах (см. приложение). В поле зрения полиции попадали посты в инстаграме, WhatsApp, «ВКонтакте» и телеграме. По шести делам суды вынесли обвинительные постановления и присудили штрафы в размере от 10 до 20 тысяч рублей. Одно дело было прекращено в связи с малозначительностью. Только в одном случае суд счел недоказанной информацию из протокола о том, что автор поста желала привлечь людей к участию в акции, и прекратил производство по делу.

За пределами Хабаровского края случаи преследования из-за распространения информации об акциях в поддержку жителей Хабаровска (в соцсетях, мессенджерах или при раздаче листовок) зафиксированы как минимум в 12 городах России, в основном в июле и августе (см. приложение). Иногда дело ограничивалось визитом полиции и официальным предостережением, но в большинстве случаев полиция составляла протокол об организации несогласованной акции. Суды назначали штраф от 10 до 25 тысяч рублей, а в одном случае — пять суток ареста.

В связи с публикациями о протестных акциях власти осуществляли давление и на социальные сети. В октябре по требованию Генпрокуратуры было удалено несколько записей о шествии в поддержку хабаровчан в центре Иркутска во «ВКонтакте». Также было ограничено продвижение аналогичных записей в инстаграме, но после жалобы администратора аккаунта в службу поддержки доступ к ним восстановили.

Резюме

История с протестом в Хабаровском крае беспрецедентна по разным причинам. Прежде всего, сам по себе протест в масштабах целого региона, длящийся несколько месяцев практически без перерыва, на пике собирающий десятки тысяч человек, без согласования и одновременно в большинстве случаев без задержаний и разгонов, — явление невиданное.

Концепция бессрочного протеста для России не нова — можно вспомнить «оккупаи» в мае 2012 года или акции собственно «бессрочного протеста» в разных городах России, проходящие последние два года. Однако в первом случае протест был недолог, во втором охватывал не слишком большую группу людей. Время от времени в разных регионах возникают лагеря протестующих. В 2019 году такой лагерь возник возле станции Шиес в Архангельской области, где планировалось построить мусорный полигон. В августе 2020 года возле шихана Куштау в Башкортостане жители разбили палаточный лагерь, чтобы не допустить разработку месторождений.

Частично схож с хабаровским протест в Ингушетии в 2018–2019 годах против пересмотра границ с Чечней: акции, которые, как и в Хабаровском крае, воспринимались как протест целого региона, проходили в разных городах республики, день за днем, — однако продолжались не так долго, а после возобновления оказались жестоко подавлены российскими властями. В результате протест обернулся крупным уголовным делом с десятками фигурантов, которое тянется до сих пор.

Кроме того, ни один российский регион, за исключением разве что двух столиц, до сих пор не становился своего рода флагманом протеста, примером для подражания. Вскоре после начала акций в самом Хабаровском крае в целом ряде других регионов, от Дальнего Востока до Калининградской области, стали проходить мероприятия уже в поддержку хабаровчан.

Власти Хабаровского края отказываются согласовывать мероприятия, ссылаясь, в частности на эпидемиологическую ситуацию. В результате именно несогласованность акций становится главным формальным основанием для административного преследования участников.

Еще одна особенность хабаровского протеста — поведение полиции, которая предпочитает задерживать участников не на самих акциях, а между ними. Сам по себе такой метод преследования широко распространился в России с конца 2017 года, но нигде он не приобретал такого масштаба. Впрочем, количество административных дел, возбужденных против протестующих, объясняется прежде всего количеством акций, в которых они участвовали.

Чаще всего против протестующих возбуждают дела по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в акции, повлекшей создание помех объектам транспортной или социальной инфраструктуры). Формальная причина в том, что многие акции проходят в формате шествия. Но можно предположить, в действительности эта часть используется, поскольку предполагает арест в качестве наказания: после того, как по этой части статьи стали регулярно составлять протоколы, резко выросла доля арестов среди наказаний. Возможность ареста дает полиции основание оставлять задержанных под стражей до суда на 48 часов. Часто в таких случаях их отвозят из отделов полиции в спецприемник.

Поскольку составление протокола не привязано по времени к конкретной акции, участники протестов постоянно находятся под угрозой задержания и ареста. Кроме того, такая ситуация дает полиции возможность привлекать людей к ответственности за разные акции по очереди и устраивать так называемую «карусель» — задерживать человека повторно либо по выходе из суда после присуждения штраф или общественных работ, либо по выходе из спецприемника после отбытия ареста, снова везти в отдел, снова составлять протокол и так далее.

Используются уже и уголовные статьи. Статья 212.1 УК (неоднократное нарушение порядка проведения публичных мероприятий) применена один раз, однако известно о проверке на предмет возбуждения уголовного дела по этой статье. Кроме того, у десятков жителей городов Хабаровского края уже накопилось по нескольку вступивших в силу решений по статье 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичных мероприятий), что может стать основанием для возбуждения уголовных дел по статье 212.1 УК. Уголовная статья 318 о применении насилия к представителю власти использована в отношении трех человек, в двух случаях — в связи с силовым разгоном акции 10 октября, в результате которого многие участники получили травмы. В отношении еще одного человека по этой статье ведется проверка на предмет возбуждения дела.

Многочисленные случаи применения других форм давления на протестующих: слежки, предостережений, визитов полиции, угроз административного и уголовного преследования. Известно об одном случае доставления в психиатрическую больницу, о визите органов опеки, а также о нападениях провокаторов во время акций.

Важной составляющей борьбы власти с протестами является их замалчивание или представление в негативном ключе. В официальных источниках информации и государственных СМИ транслируются сообщения, дискредитирующие протесты: упоминаются провокаторы и «иностранный след». Одновременно власть ведет кампанию против информационного освещения протестов. Сотрудникам информационных ресурсов угрожают, на независимых журналистов и блогеров, ведущих стримы с акций, оказывается давление — в частности, применяется слежка, взломы аккаунтов, угрозы, изъятие техники, давление на родственников. С ноября журналистов и блогеров начинают целенаправленно задерживать в преддверии возможных крупных акций. Процент арестов среди судебных решений по их административным делам выше, чем у обычных участников протестных мероприятий.

В конце года в Государственную Думу был внесен и довольно быстро принят ряд законопроектов, в очередной раз серьезно ограничивающий возможности людей выходить на улицы. Можно предположить, что не в последнюю очередь эти меры были вызваны событиями в Хабаровске. Среди этих новшеств стоит упомянуть появление наказания — вплоть до лишения свободы — за умышленное блокирование транспорта и движения, если это создало угрозу жизни, здоровья, безопасности или повреждения имущества, а также применение уголовной статьи о хулиганстве (ст. 213 УК) в случаях угрозы применения насилия.

Несмотря на очевидное возмущение в связи с событиями вокруг Фургала и гнев в адрес федеральной власти, Хабаровский край за пять с половиной месяцев безусловно продемонстрировал мирный характер протеста. Это означает, что акции в Хабаровском крае должны пользоваться правовой защитой, а в тех случаях, когда ограничение свободы собраний все же требуется, оно должно быть строго необходимым. Перечисленные в докладе виды ограничений, включая задержания, разгоны акций, аресты, возбуждение административных и уголовных дел, угрозы и т. п., представляются явно непропорциональными, а следовательно — недопустимыми

Приложение

Задержания на акциях в Хабаровском крае

Данные актуальны на 1 декабря 2020

Источник данных: ОВД-Инфо

Задержания вне акций в Хабаровском крае

Данные актуальны на 1 декабря 2020

Источник данных: ОВД-Инфо

Рассмотрение дел по 20.2 КоАП в Хабаровском крае в первой инстанции

Данные актуальны на 23 декабря 2020

Источник данных: официальные сайты районных судов Хабаровского края

Административное преследование журналистов и блогеров в Хабаровске

Данные актуальны на 4 декабря 2020 года

Источник данных: ОВД-Инфо, официальные сайты районных судов Хабаровского края

Административное преследование за распространение информации в Хабаровском крае

Данные актуальны на 4 декабря 2020 года

Источник данных: официальные сайты районных судов Хабаровского края

Проблемы в других регионах в связи акциями солидарности с Хабаровском

Проблемы с согласованием

Попытки согласовать с властями акции солидарности с протестующими хабаровчанами предпринимались в различных городах России. Нередко такие попытки оставались безуспешными. Например, в Белгороде городские власти отказали в согласовании акции солидарности с Хабаровском. Также в согласовании акции солидарности, планируемой местным отделением ЛДПР, отказали и городские власти Йошкар-Олы. В обоих случаях поводами для отказа послужили ограничительные меры в рамках борьбы с распространением коронавируса. В то же время, организаторы акций указывали на явно дискриминационный характер отказов, так как в это же время в городах уже проходили массовые празднования «Дня победы», «Дня города», проводились коллективные танцевальные мастер-классы и т. д.

Задержания на акциях в поддержку Хабаровска за пределами края

Данные актуальны на 2 декабря 2020 года

Источник данных: ОВД-Инфо

Случаи внесудебного давления на участников акций солидарности с протестующими в Хабаровском крае

  • 24 июля домой к жительнице Краснодара Олесе Крахмалевой, ранее подававашей в администрацию уведомление об акции 18 июля в поддержку Хабаровска, пришли инспектор по делам несовершеннолетних и уполномоченный по правам ребенка. Они объяснили свой визит сигналом из полиции о том, что женщина бросила своих детей (15 и 12 лет). 18 июля Крахмалеву по пути на акцию задержала полиция, ее отвезли в отдел и составили на протокол о нарушении порядка проведения публичного мероприятия.
  • В Самаре полиция переписывала паспортные данные участников акций, в Омске сотрудники Центра «Э» снимали выступающих на акции 8 августа, а к участникам предыдущих субботних акций полицейские приходили домой с «предостережениями о недопустимости нарушений».
  • В Бурятии, где из музыкального колледжа уволили преподавательницу вокала Светлану Остапчук. Она предположила, что увольнение связано с участием в акциях, в том числе в акции солидарности с протестующими в Хабаровске.
  • В Санкт-Петербурге инспектор по делам несовершеннолетних в ноябре угрожала несовершеннолетней активистке уголовным делом, ФСБ и изъятием техники, если она не удалит посты на политические темы, и расспрашивала ее об одиночном пикете. Ранее девушка стояла в пикете с пустым ватманом в рамках акции «Кормим голубей» в поддержку Хабаровска.
  • В августе полиция пришла к жильцам многоквартирного дома в Петербурге с требованием снять баннер в поддержку Хабаровска, вывешенный на окне одной из квартир.
  • Жительница Калининграда Анна Щеголева, участвовавшая в еженедельных акциях в поддержку Хабаровска, в октябре сообщила, что полиция залила ее фотографии, опубликованные в соцсетях, на порносайты. По словам активистки, ранее ее знакомый в правоохранительных органах предупреждал, что полицейские могут что-то сделать с ее задолженностями или соцсетями. Щеголева предположила, что таким образом полиция оказывает на нее давление, чтобы она прекратила участвовать в акциях.

Преследование за распространение информации об акциях солидарности с Хабаровском

Данные актуальны на 4 декабря 2020 года

Источник данных: ОВД-Инфо

Доклады