English version Protesters accused of violence against representatives of the power: Application of Article 318 of the Criminal Code and specifics of penalties in protest-related cases

После акций января-февраля 2021 года в поддержку Алексея Навального, против политических преследований и коррупции (о ней говорилось в новом расследовании Навального «Дворец для Путина»), которые сопровождались массовыми задержаниями, МВД отчиталось о возбуждении 90 уголовных дел. Самое распространенное обвинение из известных ОВД-Инфо дел — применение насилия в отношении представителя власти. Мы публикуем датасеты со всеми известными делами по статье 318 УК, которые были заведены в связи с акциями с 2011 по 2020 год, и с фигурантами таких дел после акций января 2021 года, а также сопоставляем их с официальной статистикой по всем делам, включая неполитические. Наши данные показывают, что суды выносят по «митинговым» делам более суровые приговоры: чаще приговаривают осужденных к лишению свободы, присуждают более длительные сроки и более крупные штрафы.

Обвинения в насилии в связи с акциями января 2021 года

На сегодняшний день нам известно о 41 фигуранте дел по статье 318 УК, возбужденных в 16 регионах в связи с январскими протестами. В 38 случаях дело возбуждено по более мягкой, первой, части статьи 318 УК, в двух случаях — по второй, предусматривающей наказание за «насилие, опасное для жизни или здоровья», еще по одному делу часть неизвестна. Не менее 17 человек находятся под стражей, не менее двух — под домашним арестом. Не менее 18 человек признали свою вину. По одному делу уже вынесен приговор — жителю Костромы, признавшему вину и согласившемуся на рассмотрение в суде без исследования доказательств, присудили полтора года принудительных работ.

Подробности многих дел нам пока неизвестны — в большинстве случаев у нас нет доступа к материалам. Кроме того, многие обвиняемые признали вину и не исключено, что их дела, как в описанном выше случае, будут рассматривать в суде без исследования доказательств.

Зачем властям массовое возбуждение дел по статье 318 УК? Обвиняя участников акций в насилии, они пытаются подтвердить законность своих действий — силового разгона, применения насилия со стороны правоохранительных органов и преследования протестующих. Однако даже наличие отдельных эпизодов проявления агрессии со стороны участников акций не является основанием для признания всей акции немирной и ее пресечения, — напротив, свидетельства очевидцев однозначно подтверждают мирный характер протестов. Все эпизоды насилия со стороны протестующих нужно рассматривать в контексте того, что из-за коронавирусных ограничений во многих регионах России невозможно провести массовое согласованное протестное мероприятие, предполагаемых организаторов акций и вообще всех сколько-нибудь заметных активистов во многих городах массово преследуют еще до начала самих мероприятий, а правоохранители при разгоне применяли к участникам мирных акций непропорциональное и ничем не спровоцированное насилие.

По крайней мере в одном случае дело по статье 318 УК было возбуждено против участника акции с большой вероятностью в ответ на то, что он сам пожаловался на насилие со стороны полиции. Житель Петербурга Эльдар Гарипов, участвовавший в акции 31 января, рассказал о полученной травме участковому, который пообещал передать материал в Следственный комитет. По словам сотрудничающего с ОВД-Инфо адвоката, неизвестно, что было дальше с этим материалом, однако после разговора против самого Гарипова возбудили уголовное дело.

Статья 318 УК: масштабы применения

Статья 318 УК предусматривает ответственность за применение насилия в отношении представителя власти или его близких, а также за угрозу насилия. Текст статьи не менялся с 2011 года. Статья состоит из двух частей: 1) применение неопасного насилия или угрозы насилия и 2) применение насилия, опасного для жизни или здоровья. По первой части возможно лишение свободы сроком до пяти лет, по второй — до десяти.

Насколько тяжелый вред здоровью был нанесен — определяет судебно-медицинская экспертиза. «Чтобы эксперт оценил насилие как неопасное для жизни и здоровья, необязательно, чтобы у потерпевшего (или человека, который себя таковым считает) были объективные следы насилия — гематомы, ссадины, царапины. Достаточно, например, жалоб на болевые ощущения», — отмечается в докладе «Апологии протеста» 2019 года о насилии на акциях протеста. Именно результаты такой экспертизы и показания потерпевшего ложатся в основу обвинения, в результате по первой части статьи 318 УК доказательства легко сфальсифицировать и сложно проверить.

Российские суды ежегодно рассматривают тысячи дел по статье 318 УК. По данным Судебного департамента Верховного суда, обработанным в рамках проекта Dostoevsky.io, с 2011 по 2019 год суды признали 58 703 человек виновными по первой части статьи 318 и 8066 — по второй части.

По данным ОВД-Инфо, с 2011 по 2019 год не менее 88, а в 2020 году — не менее 17 человек в России стали фигурантами дел о применении насилия к представителям власти в связи с акциями. Как правило, речь идет о первой части статьи 318 УК — о неопасном насилии. Дела по второй части возбуждались только в отношении шести человек.

В отношении 89 человек (63 человека в 2011–2019 годы и 26 человек — в 2020 году) суды первой инстанции вынесли постановления: 87 обвинительных приговоров и два решения о принудительной госпитализации. Преследование шести человек было прекращено до суда, остальные известные нам дела еще не рассмотрены.

Рост числа преследуемых отмечен в 2012, 2017 и 2019–2020 годах.

  • В 2012 году большинство преследований было связано с «болотным делом», возбужденным в связи со столкновениями, произошедшими на Болотной площади 6 мая 2012 года, где должен был состояться согласованный митинг, приуроченный к инаугурации Владимира Путина.
  • В 2017 году в нескольких регионах возбудили дела против участников антикоррупционных акций, организованных штабами Алексея Навального по всей стране, под общими названиями «Он вам не Димон» (26 марта — по одноименному фильму о собственности, предположительно принадлежащей Дмитрию Медведеву, на тот момент — председателю правительства) и «Требуем ответов» (12 июня).
  • Большинство преследуемых в 2019, а также в 2020 году — участники акции в Магасе (Ингушетия) против передачи земель Чечне, завершившейся разгоном. Кроме того, в 2019 году были возбуждены дела в отношении участников протестных акций в Москве против недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в городскую думу.
  • В 2020 году было возбуждено еще одно массовое дело — в связи с народным сходом против ограничительных мер из-за пандемии коронавируса во Владикавказе. ОВД-Инфо известно о трех обвиняемых по 318-й статье в рамках этого дела, однако не исключено, что в реальности их существенно больше. В связи со скудностью и неточностью информации, поступающей об этом деле, преследуемых по этому делу мы в статистику не включили.

В некоторых случаях 318-я статья фигурировала в делах вместе с другими статьями. Все обвиняемые по этой статье в рамках «Болотного дела» обвинялись одновременно в участии в массовых беспорядках (статья 212 УК). По двум статьям возбуждали дела и против некоторых участников акции 23 июня 2019 года, посвященной выборам в Мосгордуму, однако в их случае дела по 318-й рассматривались отдельно, а дела по 212-й не дошли до суда. Всего за рассматриваемый период насчитывается 26 человек, в отношении которых были возбуждены дела в связи с акциями не только по статье 318 (у шестерых из них дела по 318-й рассматривались отдельно).

Наказания по делам о насилии в отношении представителей власти

Обычно для дел по статье 318 самые распространенные наказания среди приговоров по основному составу в 2011–2019 годах — условное лишение свободы (44-50% в год) и штраф (33-37%). Реальный срок применяется реже, ежегодно по 16-20% обвинительных приговоров.

Однако подавляющее большинство судебных решений по 318-й статье в рамках «митинговых» дел связано с реальным лишением свободы. С 2011 по 2019 год, по данным ОВД-Инфо, таких решений насчитывается 44 из 63 (70%), в 2020 году — 25 из 26. Если брать только решения по наиболее распространенной первой части статьи 318 УК и по делам, где она была единственной статьей, то за 2011–2019 годы доля приговоров с реальными сроками составила 65% (26 из 40), в 2020 году — 98% (25 из 26).

В одном случае условный срок спустя почти два года после приговора был заменен на реальный — активиста «Другой России» Юрия Староверова, приговоренного к трем годам условно по обвинению в применении насилия к бойцу ОМОН во время разгона митинга в Нижнем Новгороде в 2012 году, по судебному решению 2016 года отправили в колонию общего режима, поскольку Центр по противодействию экстремизму обнаружил у него административные правонарушения. По мнению соратников, эти административные дела были возбуждены специально для изменения Староверову наказания. В рамках дела о протесте в Ингушетии несколько фигурантов обжаловали приговоры, однако в результате им при пересмотре увеличивали срок, меняли колонию-поселение на колонию общего режима либо и то, и другое вместе. Еще в одном случае в результате пересмотра решения срок уменьшился, но место отбывания наказания было избрано более суровое, чем в первом решении суда: Мустафе Вышегурову полтора года в колонии-поселении заменили на год и месяц в колонии общего режима.

Известен только один случай замены в апелляционной инстанции реального лишения свободы на условное по «митинговым» делам о применении насилия к представителям власти: благодаря широкому общественному резонансу в 2019 году Павлу Устинову, которого посчитали причастным к вывиху плеча бойца Росгардии во время акции против недопуска оппозиционных кандидатов в Мосгордуму 3 августа, заменили три с половиной года колонии общего режима на год условно. Незадолго до публикации этого доклада был отменен приговор по скандальному делу 2018 года — краснодарского адвоката Михаила Беньяша, приехавшего в отдел полиции защищать задержанных на акции против пенсионной реформы, обвинили в нападении на полицейских и оштрафовали на 30 тысяч рублей. Дело отправлено на пересмотр.

Отличаются в неполитических делах и сами сроки лишения свободы. Хотя первая часть статьи 318 УК предусматривает наказание до пяти лет, самые распространенные сроки по ней — до двух лет (86-89%). По второй части возможно лишение свободы на срок до 10 лет, однако на практике срок по ней крайне редко превышает пять лет.

По «митинговым» делам суды дают более продолжительные сроки лишения свободы. Среди дел, где применение неопасного насилия к представителю власти было единственным обвинением, на сроки до двух лет в 2011–2019 годах приходилось лишь 57% приговоренных к лишению свободы, в остальных случаях сроки были более продолжительными.

Для шести дел, которые окончились штрафами, средняя сумма составила 85 тысяч рублей, а минимальный штраф — 30 тысяч. Это больше, чем для всех дел по первой части статьи 318 УК, по ним в 2011–2019 годы 63% штрафов составляют суммы в пределах 25 тысяч рублей. В 2018–2019 годы средняя сумма штрафа составила около 30 тысяч рублей.

По закону, само по себе публичное мероприятие не образует какого-либо контекста, который должен учитываться судами в качестве особого отягчающего обстоятельства. Напротив, противоправность или аморальность поведения потерпевшего, ставшая поводом для преступления, является смягчающим обстоятельством

Заключение

Подводя итог, мы хотим еще раз отметить причины, по которым новые дела по статье 318 УК требуют особого общественного внимания:

  • Действия, послужившие основанием для возбуждения дел, происходили в контексте массового насилия со стороны полиции. Акции января 2021 года были грубо и безосновательно пресечены правоохранительными органами. Они несут ответственность за силовой разгон протестующих, неправомерные массовые задержания, неоправданное применение силы в отношении участников акций и случайных прохожих.
  • Представители власти подчеркнуто отказываются признавать нарушения со стороны правоохранительных органов. Как пишет ТАСС, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, комментируя события 23 января, призвал не проводить параллель между отсутствием дел в отношении полицейских и задержанием участников незаконных протестов, поскольку правоохранители «не участвовали в несанкционированной акции», а «выполняли свою работу, пытаясь спасти город от этих агрессивных молодчиков».“Было достаточно большое количество хулиганов, провокаторов с более или менее агрессивным поведением в отношении представителей правопорядка, что является недопустимым, — объяснил Песков происходившее на акции 31 января. — Поэтому полиция, естественно, действует и принимает меры». «За редким исключением эти люди — очень достойные граждане нашей страны — действовали профессионально, мужественно, умело, с достоинством и честью, защищая безопасность людей, защищая законность и независимость нашей родины. — прокомментировал действия силовиков депутат Госдумы. — Я уверен, что парламент обязан поблагодарить их».
  • Несмотря на огромное количество зафиксированных случаев насилия против протестующих со стороны правоохранителей, на данный момент известно о возбуждении всего одного уголовного дела — об умышленном причинении легкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 115 УК) в связи с инцидентом, который произошел с одним из участников акции 31 января. Правда, по информации от одного из адвокатов, сотрудничающих с ОВД-Инфо, в деле, возбужденном органом МВД, фигурирует не сотрудник правоохранительных органов, а некое «неустановленное лицо», применившее оружие. За последние десять лет нам известен всего один случай возбуждения дела в связи с применением насилия к протестующим со стороны полиции: милиционер Вадим Бойко, ударивший участника акции 31 июля 2010 года в Санкт-Петербурге дубинкой, летом 2011 года получил 3,5 года условно за превышение должностных полномочий.
  • Отказ от возбуждения дел на сотрудников правоохранительных органов, применяющих силу при разгоне акций и задержаниях, — системная проблема, которая проявляется не только в делах, связанных с акциями. «Типичной реакцией на заявления тех, кто пострадал от насилия силовиков, являются отказы в возбуждении уголовных дел после проведения «дежурных» проверочных мероприятий, процессуальный «пинг-понг» и волокита, — отмечают авторы доклада «Апологии протеста». — Также существует риск, что после заявления о применения насилия сотрудниками силовых структур будет возбуждено уголовное дело в отношении самого заявителя». (См. выше случай с Эльдаром Гариповым. Подобные истории случались и ранее.)
  • Приговоры по статье 318 УК носят дискриминационный характер в отношении участников акций: их чаще приговаривают к реальным срокам, а сами сроки лишения свободы оказываются более продолжительными. Журналисты «Новой газеты» проанализировали в начале 2020 года тексты 12 тысяч приговоров по этой статье и пришли к выводу, что «трезвые, ранее не судимые, участники митингов, обвиненные в применении насилия к представителям власти, чаще получают реальные сроки, чем условный пьяный дебошир с судимостью, который отбивался от полицейских». Официальная судебная статистика подтверждает: наказания за применение насилия к представителю власти в «митинговых» делах по статье 318 УК оказываются более суровыми, чем обычно.
  • Европейский суд по правам человека признавал нарушения права на справедливое судебное разбирательство и права на свободу собраний в связи с преследованием участников акций по статье 318 УК (например, в ряде дел из группы «Белоусов и другие против России»).

Приложение

1. Фигуранты дел по статье 318 УК в связи с акциями 23 и 31 января 2021 года.

Информация актуальна на 25 февраля.

Источник: Данные ОВД-Инфо и из открытых источников.

2. Фигуранты дел по статье 318 УК, связанных с акциями и рассмотренных судами с 2011 по 2020 год

Информация актуальна на 25 февраля.

Данные о делах, признанных политически мотивированными, собраны в рамках проекта PolitPressing.org. Подробнее о методологии.

Доклады