English version: Suppression of rallies in support of Alexei Navalny on January 17 and 18, 2021

17 и 18 января 2021 года в России прошли мирные собрания в связи с возвращением из Германии оппозиционного политика Алексея Навального и его последующим арестом. Они сопровождались массовыми задержаниями участников, а также журналистов, освещавших происходящие.

Задержания участников собраний и журналистов 17 и 18 января, сами по себе ставшие непропорциональным ограничением права на свободу мирных собраний и выражения мнения, сопровождались дополнительными нарушениями, которые перечислены в настоящем обзоре.

Преследования за участие в мирных собраниях недопустимы. ОВД-Инфо, Правозащитный центр «Мемориал» и Московская Хельсинкская группа 22 января обратились к спецдокладчику ООН по свободе мирных собраний и спецдокладчику по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение с просьбой призвать российские власти уважать права мирных протестующих и представителей средств массовой информации, обеспечивать соблюдение Россией своих международных обязательств в сфере прав человека, а именно обеспечить возможность гражданам собираться и выражать свое мнение. Правозащитники также направили данный доклад Комиссару по правам человека Совета Европы. Более подробная правовая позиция по задержаниям 17 и 18 января, подготовленная юристами ОВД-Инфо, доступна для скачивания: позиция по 17 января, 18 января.

Предостережения и превентивные задержания

15 января прокуратура Москвы предостерегла, что встреча Навального в аэропорту не согласована «с органами исполнительной власти города Москвы в установленном законом порядке». Ведомство добавило, что направило предостережения 15 людям.

Между тем собрание и не могло быть согласовано. Во-первых, о возвращении Навального стало известно только 13 января, а формальные требования к срокам уведомления властей о собраниях не предусматривают возможности согласовать собрание в столь сжатые сроки. Во-вторых, с марта 2020 года в Москве и Санкт-Петербурге действует запрет на проведение любых митингов, пикетов и даже одиночных пикетов, и хотя эта мера была принята с целью противодействия пандемии COVID-19, такие ограничения представляются несоразмерными и носят дискриминационный характер по отношению к мирным собраниям: запрет на них не снимался на протяжении десяти месяцев, в то время как были разрешены иные формы массового скопления людей, например, использование общественного транспорта, посещение мест общественного питания, спортивные и развлекательные мероприятия.

17 января стало известно о том, что полиция вручила или попыталась вручить такие предостережения московским муниципальным депутатам Константину Янкаускасу, Юлии Галяминой, Сергею Власову, координатору столичного штаба Навального Олегу Степанову, исполнительному директору общественной организации «Открытая Россия» Андрею Пивоварову, а также журналисту телеграм-канала Real View Федору Худокормову.

За день до прилета Алексея Навального в Санкт-Петербурге начались превентивные задержания. У координатора отделения «Открытой России» в Ленинградской области изъяли машину с надписью «Скажи Путину „НЕТ!“», а после задержали его самого из-за прошлогодней акции и доставили в отдел полиции. Якобы за прошлогоднюю акцию задержали активистку Александру Шашок. Трех активистов, а именно координатора регионального штаба Алексея Навального Ирину Фатьянову, гражданского активиста Илью Гантварга и редактора YouTube-канала «Объектив реалий» Андрея Макашова, которые собирались ехать на поезде в Москву на встречу, задержали. В петербургском аэропорту Пулково рано утром 17 января задержали гражданского активиста Павла Иванкина, либертарианцев Александра Края и Алексея Барича, а также журналиста Давида Френкеля. Также были задержаны участники пикетов в поддержку Навального Петр Ильин и Светлана Ковалец.

Задержания

Вечером 17 января ОВД-Инфо зафиксировал задержание 64 человек в ходе мирных собраний в связи с возвращением Алексея Навального в Россию.

18 января на акциях в поддержку Алексея Навального в 5 городах были задержаны 73 человека:

При этом мероприятия носили исключительно мирный характер и не создавали угрозы общественному порядку, правам, жизни, здоровью и собственности других лиц. Единственным мотивом для задержания было публичное выражение поддержки оппозиционному политику.

Задержания журналистов

Известно о задержании представителей средств массовой информации в связи с их профессиональной деятельностью.

Среди задержанных в Москве и Петербурге 17 и 18 января было не менее 10 журналистов.

В Петербурге в ходе превентивных задержаний были задержаны редактор YouTube-канала «Объектив реалий» Андрей Макашов (в здании железнодорожного вокзала) и корреспондент «Медиазоны» Давид Френкель (в аэропорту). Андрея Макашова позже отпустили. Давида Френкеля доставили в отдел полиции и позже также отпустили, не предъявив никакого обвинения.

По сообщению МБХ-медиа, в 16:00 17 января, за несколько часов до прилета, не менее 5 журналистов задержали в Москве в аэропорту Внуково: Кирилл Борисов («Росдержава»), Эдуард Бурмистров («Дождь»), Иван Водопьянов («Коммерсантъ»), Влад Докшин («Новая Газета»), Антон Старков (Daily Storm).

18 января в Химках была задержана корреспондентка медиахолдинга Readovka Виктория Сименкова, ее выхватили из толпы и молча увели. Также был задержан корреспондент РИА «Новости», его имя неизвестно. В тот же день в Санкт-Петербурге во время одиночных пикетов в поддержку Навального был задержан Денис Кабаков, журналист телеканала «Дождь» и корреспондент местного штаба Навального. Всех их отпустили без оформления протокола.

Применение силы при задержании

Зафиксированы случаи применения полицейскими силы при задержании.

Издание «Важные истории» сообщало, что сотрудники полиции применяли электрошокер при задержании у аэропорта Внуково. «Новая газета» писала, что некоторых задержанных сотрудники полиции волокли по асфальту.

По информации ОВД-Инфо, 18 января на акции в поддержку Навального в Санкт-Петербурге к правозащитнику Владимиру Василенко при задержании сотрудник полиции применил силу. Он схватил Василенко за руку, а на просьбу не применять физическое воздействие толкнул правозащитника, так что тот ударился о стену и поручень.

Продолжительное доставление и время задержания

Многих задержанных в аэропорту Внуково перевозили в отдаленные отделы полиции: отдел полиции «Лужники» (26 километров, здесь и далее расстояние дано для автомобиля по расчетам сервиса Яндекс.Карты), «Троицкий» (29 километров), «Щербинский» (37 километров), ОВД «Дмитровский» (50 километров).

От задержанных поступали жалобы на плохие условия в автозаке:

Срок задержания ограничен законом до трех или 48 часов, в зависимости от вменяемого правонарушения. Однако время этого срока исчисляется не с момента задержания, а с момента регистрации в отделе полиции. Сроки доставления законом четко не ограничены, утверждается лишь, что оно должно быть осуществлено в возможно короткий срок.

Поскольку задержания проходили во второй половине дня, многих задержанных отпустили из отделов полиции, расположенных в отдаленных районах Москвы, поздно вечером или ночью, когда не работает общественный транспорт.

При этом в ряде случаев активистов просто отпускали из отделов полиции без составления протокола или под обязательство о явке для составления в другой день. Например, в ОВД «Очаково-Матвеевское», «Лужники», «Дорогомилово», «Троицкий» 17 января.

Таким образом, отсутствовала необходимость в задержании и доставлении в отдел полиции.

Ограничение права задержанных на защиту и недопуск защитников

Задержанные сообщали ОВД-Инфо, что полицейские в автобусах отбирали у них телефоны, чтобы лишить их возможности получить юридическую помощь и сообщить о своем задержании близким и правозащитникам.

У задержанной 18 января в Санкт-Петербурге пикетчицы Нэлли Вавилиной в автозаке отобрали мобильный телефон и документы, а также провели досмотр личных вещей без понятых. Мобильные телефоны также отнимали и у других задержанных.

В отделе полиции ОВД «Дорогомилово», куда доставили часть задержанных, полицейские объявили план «крепость» и отказались допускать адвокатов.

17 января в ОВД «Щербинский» задержанных принуждали отказаться от юридической помощи (при этом защитник уже находился в здании отдела полиции), угрожая продержать до утра.

В тот же день правозащитный проект «Апология протеста» сообщил о том, что их адвоката Мансура Гильманова сначала не пускали в аэропорт из-за отсутствия билета, сославшись на решение администрации, а позже к задержанным в линейный отдел полиции в аэропорте, потому что объявлен план «крепость».

Другого адвоката «Апологии протеста» Федора Сироша не пускали в ОВД «Лужники». Адвокат сообщал с места событий: «Полиция никак не реагирует. Тлефоны не отвечают», «Передо мной захлопнули дверь и не пускают». Адвокату пришлось стоять на морозе много часов.

18 января к задержанным в Санкт-Петербурге адвоката Даниила Семенова не пускали в отдел полиции № 10. По данным ОВД-Инфо, в отдел полиции № 1 в г. Химки к задержанным не пускали адвоката от ОВД-Инфо Сергея Тельнова.

Публикация личных данных

17 января в социальных сетях начали публиковать фотографии участников встречи в аэропорту с их личными данными (имя и фамилия, номера телефонов, домашний адрес, сведения об образовании, участии в прочих оппозиционных акциях и другие). В анонимном телеграм-канале были опубликованы персональные данные как минимум 16 активистов, канал набрал более 1800 подписчиков. Впоследствии он был удален.

Давление в вузах

Задержанная 17 января Екатерина Бушкова на следующий день рассказала о давлении со стороны руководства университета (СПбГУТ имени Бонч-Бруевича), в котором она учится. «Написали письмо из управления воспитательной и социальной работы, требуют прояснить ситуацию во Внуково. Помимо письма, поступало очень много звонков, но я не брала трубку, так как плохо себя чувствую», — рассказала Бушкова изданию «МБХ-Медиа».

Ссылки на обзорные новости

Доклады