English version: Freedom of assembly in Russia during the pandemic

Юристы ПЦ «Мемориал» и ОВД-Инфо 5 июня 2020 года направили в Минюст обращение и аналитическую записку, в которых мы просим дать правовую оценку указу мэра Москвы «О введении режима повышенной готовности», который ограничивает публичные мероприятия в связи с распространением коронавируса.

В марте 2020 года в России начинают вводиться ограничительные меры в связи с распространением коронавирусной инфекции. В настоящем обзоре мы фиксируем, как эти меры повлияли на свободу собраний с 10 марта по 22 апреля 2020 года. Мы оцениваем введенные меры с точки зрения законности и пропорциональности, оставляя в стороне вопрос об их целесообразности и эффективности в условиях пандемии.

Ограничения на нормативном уровне

С 10 марта власти регионов начали постепенно запрещать публичные мероприятия. Первые запреты распространялись только на акции с большим количеством участников, но со временем запретили и одиночные пикеты.

Первые ограничения вводит 10 марта мэр Москвы (запрещено проводить мероприятия с количеством участников более 5000 человек). В течение следующих нескольких дней губернаторы Санкт-Петербурга, Ленинградской и Московской областей подписывают постановления об ограничениях. 16 марта в Москве и Московской области устанавливают максимальное число участников «досуговых мероприятий» — 50 человек — и при этом запрещают любые публичные мероприятия, в том числе, по-видимому, и одиночные пикеты. 17 марта начинает действовать постановление главного санитарного врача РФ: от глав регионов требуют «ограничить массовые мероприятия», ограничения начинают активно вводить в других регионах. Хотя «публичные мероприятия» формально не относятся к «массовым», во многих регионах ограничения распространяются и на них, и даже на одиночные пикеты.

Ограничения быстро ужесточаются. К концу марта проведение любых публичных мероприятий, в том числе и одиночных пикетов, запрещено уже в 45 регионах. Постепенно продлевается и срок действия ограничений.

С конца марта постепенно вводятся ограничения на перемещение по городу и выход из дома.

С 26 марта москвичей старше 65 лет или имеющих ряд заболеваний обязали соблюдать домашний режим. 29 марта в Москве и Подмосковье был введен режим обязательной самоизоляции для всего населения регионов. С 28 марта по 5 апреля на территории всей страны объявили недельные выходные, в течение которых рекомендовано не выходить из дома. 2 апреля режим выходных и самоизоляции по всей стране был продлен до конца апреля.

С 1 апреля федеральный законодатель внес поправки в ФЗ «О защите населения и территорий от ЧС», разрешив главам субъектов в условиях чрезвычайной ситуации или режима повышенной готовности вводить обязательные для граждан ограничения и требования.

С 1 апреля вводятся наказания за распространение недостоверной информации и нарушение ограничений, связанных с эпидемией. Новые административные и уголовные статьи напрямую не связаны со свободой собраний, но некоторые из них используются, а другие могут быть применены для ограничения акций и преследования демонстрантов.

Статья 6.3 КоАП (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения) была дополнена новыми составами за нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства при возникновении угрозы распространения заболевания, со штрафами от 15 до 40 тысяч рублей, при отягчающих последствиях — до 300 тысяч рублей.

Новая статья 20.6.1 КоАП предусматривает наказание за невыполнение правил поведения, в том числе режима самоизоляции, при ЧС или при введении «режима повышенной готовности» — штраф для граждан от 1 тысячи до 30 тысяч рублей, а в случае причинения вреда здоровью других людей — до 50 тысяч рублей. Аналогичные наказания вводятся и на региональном уровне. Так, схожую статью, но со штрафом от 4 до 5 тысяч рублей, внесли также в московский КоАП (ст. 3.18.1 КоАП Москвы).

1 апреля появились две новые уголовные статьи, предусматривающие ответственность за распространение «заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан» (ст. 207.1 УК), и распространение «заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия» (207.2 УК), с наказанием до трех лет лишения свободы, а при наступлении «тяжких последствий» — до пяти. 21 апреля Верховный суд разъяснил, что эти статьи могут применяться и за высказывания на митингах.

Согласование акций

В условиях постоянно меняющейся нормативной базы и постепенно ужесточающихся ограничений в разных регионах можно наблюдать диаметрально противоположное отношение властей к попыткам организовать публичные мероприятия.

В течение марта одни администрации запрещают проведение мероприятий, ссылаясь на эпидемию, а другие — согласуют акции.

Отказы в согласовании акции

Отмена согласованных акций

Беспрепятственное проведение акций

В то же время в других городах даже в конце марта проходят согласованные публичные мероприятия.

В некоторых случаях власти не запрещают публичные мероприятия, но в ходе согласования договариваются с организатором о сокращении числа участников в связи с ограничениями из-за эпидемии.

Обжалование ограничений

10 апреля координатор движения «Весна» Богдан Литвин обжаловал в Санкт-Петербургском городском суде введенный 31 марта в регионе запрет на проведение публичных мероприятий.

Поводом для иска стал запрет запланированного на 1 апреля пикета с участием двух человек. «В исковом заявлении говорится, что Литвин во время пикетирования планировал иметь при себе аптечку, санитайзеры и медицинскую маску, а также хотел предупреждать прохожих, чтобы те держались от него на расстоянии не менее 3 метров, — пишет «Закс.ру».

Суд не рассмотрел заявление из-за формальных нарушений. «Формальное основание звучит так: „заявление не подписано или подписано и подано в суд лицом, не имеющем полномочия на его подписание или подачу в суд“, — цитирует 14 апреля Объединенную пресс-службу судов Санкт-Петербурга издание „Росбалт“. — То есть если он подавал иск через представителя, то, вполне возможно, доверенность отсутствует» (орфография источника сохранена — ОВД-Инфо).

Были попытки обжаловать законность ограничений в связи с введением режима повышенной готовности в целом. В Астрахани суд 16 апреля признал, что требования не противоречат федеральному законодательству. 17 апреля аналогичное решение принял Брянский областной суд. Ограничение передвижения в начале апреля оспорили также в Татарстане.

Задержания на публичных мероприятиях

Результатом нормативных ограничений стали задержания на публичных мероприятиях и административное преследование их участников. Прежде всего введение ограничений привело к многочисленным задержаниям в 20-х числах марта на одиночных пикетах (согласно российскому законодательству, это единственная форма публичного мероприятия, не требующая предварительного уведомления властей) в Москве и Санкт-Петербурге.

26 марта газета «Коммерсантъ» сообщила со ссылкой на анонимные источники о том, что сотрудникам МВД рекомендовали «в случае незначительных правонарушений» избегать задержания граждан, «если они не представляют реальной общественной опасности, ограничиваясь профилактическими беседами».

Тем не менее задержания на акциях продолжались — как в Москве, так и в других регионах:

В марте на задержанных, как правило, составляли протоколы о нарушении порядка проведения публичных мероприятий (ст. 20.2 КоАП) или о неповиновении законному требованию сотрудника полиции (ст. 19.3 КоАП).

С 1 апреля на пикетчиков начали оформлять протоколы также по новым административным статьям о нарушении правил самоизоляции, в том числе по новым нормам московского КоАП. На участников схода во Владикавказе 20 апреля также составляли протоколы по статье об «одновременном массовом пребывании» (20.2.2 КоАП).

22 апреля Следственный комитет возбудил в связи с разгоном протестующих во Владикавказе уголовное дело о хулиганстве, связанном с сопротивлением представителю власти (ч. 2 ст. 213 УК), и применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти (ч. 1 ст. 318 УК).

Суды по делам, связанным с публичными мероприятиями

В соответствии с постановлением Верховного суда, с 19 марта суды работают в ограниченном режиме: откладывается рассмотрение некоторых дел, рассмотрение других дел по возможности переводят в онлайн, ограничивается доступ посетителей и слушателей. Новый режим работы затрагивает и рассмотрение дел, связанных со свободой собраний.

Суды по уголовным делам откладывают

Административные дела оставляют без рассмотрения

В то же время суды продолжают рассматривать некоторые дела, связанные с публичными мероприятиями. Приведем лишь несколько примеров:

Административные дела

Уголовные дела

Меры пресечения

Проведение судебных заседаний онлайн

21 апреля Верховный суд дал разъяснения относительно работы судов и процессуальных сроков в период всеобщей самоизоляции. В частности, суд отметил, что сроки на подачу жалоб, в том числе апелляционных, не приостанавливаются, при этом в каждом конкретном случае суды могут рассмотреть вопрос о восстановлении пропущенного срока. Верховный суд также отметил, что за исключением безотлагательных дел (об избрании меры пресечения, о медицинском вмешательстве в интересах несовершеннолетних и недееспособных и др.) суды общей юрисдикции самостоятельно определяют категории дел, которые будут рассматривать или откладывать.

Такая свобода усмотрения для судов вызывает неопределенность. Нерешенным остался вопрос о практическом участии в судебных заседаниях представителей сторон или защитников по делам об административных правонарушениях, не обладающих статусом адвоката. В условиях обязательной самоизоляции и ограничения на посещения судов велика вероятность того, что защитники без адвокатского статуса не всегда смогут попасть на заседание. В свою очередь, проведение судебных заседаний без слушателей существенно снижает гарантии гласности судебного процесса.

Фигуранты дел, связанных с ограничением свободы собраний, в местах лишения свободы

Еще одной проблемой, с которой вместе с другими заключенными столкнулись и фигуранты дел, связанных с публичными мероприятиями, — это угроза заражения в местах лишения свободы. По состоянию на 21 апреля, не было официальных заявлений ФСИН о выявлении коронавирусной инфекции среди заключенных. Однако 20 марта на Официальном портале органов государственной власти Еврейской автономной области появилась информация об увеличении количества случаев заболевания в регионе: «Сегодня, по состоянию на 9 утра московского времени, на территории региона выявлено 43 случая коронавирусной инфекции, включая все первичные положительные пробы. Такой значительный рост обусловлен вспышкой заболевания в исправительном учреждении системы УФСИН». Ранее, 13 апреля, со ссылкой на руководителя Управления Роспотребнадзора Бурятии Елену Кузьмину Интерфакс сообщил о выявлении коронавирусной инфекции у пяти сотрудников УФСИН республики.

В условиях пандемии в учреждениях ФСИН введен особый режим, запрещающий свидания заключенных с родственниками, а свидания с адвокатами проходят в переговорных помещениях через стекло с использованием специальных телефонов. В некоторых колониях и СИЗО ограничены передачи. Документ с полным перечнем ограничений не опубликован.

Законность и пропорциональность введенных мер

Международный контекст

Доклады