English version Violations of the Right to Peaceful Assembly for Women and Girls in Russia from 2010 to 2020

Этот обзор мы подготовили в качестве ответа на запрос спецдокладчика ООН по свободе мирных собраний и ассоциаций для доклада о том, как женщины реализуют свои права. Наш доклад состоит из двух частей: первая — это ответы на вопросы спецдокладчика о ситуации со свободой собраний и ассоциаций для женщин в России (в силу специфики нашей экспертизы, речь пойдет в первую очередь о собраниях). Во второй части мы собрали конкретные примеры проблем и ограничений, с которыми последние 10 лет сталкиваются женщины-участницы публичных мероприятий в России.

Часть 1. Ответы на вопросы

Что власти в вашей стране сделали, чтобы женщины имели равные юридические и практические возможности реализовать право на свободу мирных собраний и ассоциаций?

В вопросе права на свободу мирных собраний российское законодательство не делает различий между женщинами и мужчинами, юридически на женщин распространяются общие гарантии и ограничения. Но за прошедшие десять лет в России в целом сложилась тяжелая ситуация со свободой мирных собраний: массовые задержания, уголовное и административное преследование организаторов и участников акций. Процедура согласования акций с властями остается запутанной, несбалансированной и неблагоприятной для организаторов, а за информирование о несогласованных акциях и участие в них грозит ответственность вплоть до уголовной.

С 2013 по 2019 год в двух крупнейших городах России, Москве и Санкт-Петербурге, задержали не менее 17 079 участников и участниц 1 426 акций. Среди задержанных на акции 9 сентября 2018 года в Санкт-Петербурге было не менее 157 женщин, 12 июня 2017 года в Санкт-Петербурге — не менее 127, 27 июля 2019 года в Москве — не менее 92.

Акции в защиту прав женщин, гендерного равенства и солидарности женщин с жертвами политических преследований и террористических атак также сопровождаются задержаниями: с 2013 года в Москве и Санкт-Петербурге на 25 таких акциях были задержаны не менее 105 человек.

За 2015–2020 годы в отношении женщин в России после протестных акций возбудили как минимум восемь уголовных дел.

Особо уязвимы перед российским законодательством несовершеннолетние женщины и представительницы ЛГБТ. Закон о публичных мероприятиях запрещает несовершеннолетним организовывать шествия и пикеты, а людям младше 16 лет — любые акции. С конца 2018 года в России является правонарушением «вовлечение» несовершеннолетних в участие в несогласованных с властями акциях. А поскольку «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» с 2013 года также под запретом, законное проведение любых акций ЛГБТ тематики на практике крайне затруднено.

Насколько благоприятны в вашей стране условия для того, чтобы женщины могли создавать ассоциации и сообщества и вступать в них? Обеспечены ли равные возможности для участия женщин в ассоциациях? Существуют ли социальные нормы или дискриминационные законы, политики и практики, которые запрещают или препятствуют женщинам осуществлять право на свободу ассоциаций — прямо или косвенно — или законы, которые распространяются на всех, но по-особому работают в отношении женщин? Есть ли конкретные причины, по которым женщинам запрещается создавать ассоциации, и распространяются ли они на цифровое пространство? Существует ли практика нападений и насилия в отношении женщин, которые создают ассоциации или вступают в них?

Ситуация со свободой ассоциаций в России значительно ухудшилась за последние 10 лет. Появились новые законы, ограничивающие деятельность НКО: неправительственные организации объявляют «нежелательными» или «иностранными агентами». В рамках антиэкстремистского и антитеррористического законодательства были криминализированы различные формы участия в ассоциациях, в том числе религиозных (например, с 2017 года экстремистским в России признано религиозное течение «Свидетели Иеговы»).

По оценкам правозащитных организаций, за последние годы в России более 90 женщин подверглись политически мотивированным уголовным преследованиям, связанным с реализацией права на свободу ассоциаций. 77 дел были возбуждены в отношении участниц «Свидетелей Иеговы». Пять женщин обвиняли в участии в исламской политической партии «Хизб ут-Тахрир», которая в России признана террористической организацией, трех других — в участии в организациях саентологов. Еще две женщины стали фигурантками резонансного дела об участии в якобы экстремистском сообществе «Новое величие». Еще два дела касались участия женщин в организации «Открытая Россия», деятельность которой признана «нежелательной».

Преследование еще одной женщины обусловлено ее участием в ликвидированной политической партии «Воля». Другое дело связано со «злостным уклонением от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента».

Каким образом женщины (в том числе несовершеннолетние) могут мобилизовываться и принимать активное участие в мирных собраниях — виртуальных и реальных? Что мотивирует женщин к мобилизации? Приведите примеры достижений, которые стали результатом подобной мобилизации.

Женщины могут быть организаторами акций или их участницами, а также распространять информацию об акциях. При этом российские власти требуют согласования всех публичных собраний, не предусматривая возможностей для спонтанного протеста. В этой связи многие мирные акции признаются властями незаконными, а их организаторы и участники — правонарушителями. Женщин волнуют такие проблемы, как гендерное неравенство, домашнее насилие, харассмент. Участницы собраний выступают за феминизм, защиту прав женщин, социальные права и гарантии для многодетных матерей и выражают солидарность с жертвами политических преследований и террористических актов, критикуют патриархальные устои. Все эти темы поднимались на акциях, сопровождавшихся задержаниями, в течение последних десяти лет.

Участницы мирных акций солидаризируются с широким кругом проблем, что позволяет мобилизовать общественную дискуссию и иногда приводит к видимым изменениям. Так, с 2005 года в России действуют общественные организации «Матери Беслана» и «Голос Беслана», объединяющие родителей жертв теракта в Беслане. В апреле 2017 года Европейский суд по правам человека признал ответственность Российской Федерации за нарушение права на жизнь заложников захваченной школы.

Летом 2018 года после акции «Марш матерей» были освобождены из-под ареста и переведены под домашний арест две фигурантки уголовного дела «Нового величия» Анна Павликова и Мария Дубовик. Девушек вместе с еще 8 фигурантами дела обвиняют в организации экстремистского сообщества, при этом, по мнению экспертов, в деле имеются серьезные противоречия и несостыковки, позволяющие говорить о политическом мотиве преследования. Судебные процессы продолжаются.

Периодически в России проходят акции с требованиями принять закон против домашнего насилия, которое было декриминализировано в 2017 году. Дискуссия вокруг законопроекта продолжается, существуют противоречивые мнения по поводу его содержания. Вместе с тем, широкое обсуждение проблемы домашнего насилия — это в том числе достижение активисток.

С какими конкретно препятствиями сталкиваются женщины, реализующие право на свободу мирных собраний? Существуют ли конкретные причины, по которым женщинам отказывают в том, чтобы они могли собираться вместе? Есть ли дискриминационные законы и нормы, которые удерживают женщин от реализации этого права, или распространяются на всех, но по-особому работают в отношении женщин, и если да, то как?

В России реализация права на свободу мирных собраний, в том числе и для женщин, связана с целым рядом ограничений и проблем. Трудности могут начаться уже на этапе организации собрания: власти часто отказывают в согласовании акции под различными предлогами, а распространение информации о несогласованной акции приводит к наказаниям и блокировкам информационных ресурсов. Участников массовых собраний и одиночных пикетов иногда задерживает полиция, применяя ничем не обоснованное насилие (в том числе, уже в отделении полиции), бывают случаи нападения агрессивно настроенных оппонентов. Задержанные участники даже мирных акций подвергаются административному и уголовному преследованию. Распространены такие формы давления, как вызовы на беседы в полицию, угрозы отчисления из учебных заведений или угрозы лишения родительских прав.

Участницы протестных акций сталкиваются с сексизмом со стороны правоохранительных органов. Это может выражаться как в нравоучениях полицейских, так и в формулировках из материалов уголовных дел.

Еще одна форма ограничения права на свободу мирных собраний, с которой сталкиваются женщины в России, — это принуждение к участию в провластных публичных мероприятиях.

Подробнее о практиках ограничения свободы мирных собраний для женщин — во второй части доклада.

Какие меры, на ваш взгляд, необходимо принять для устранения препятствий и рисков, с которыми сталкиваются женщины при осуществлении права на свободу мирных собраний и ассоциаций?

В качестве мер, которые могли бы улучшить ситуацию со свободой мирных собраний в России, в том числе и для женщин, нам видятся:

Некоторые женщины сталкиваются с особыми препятствиями при реализации права на свободу мирных собраний и ассоциаций, подвергаются еще большему риску нарушения своих прав, включая насилие и маргинализацию. Какие группы особенно подвержены риску в России и требуют особого внимания в тематическом отчете?

Как мы отмечали выше, особо уязвимыми в плане реализации права на свободу мирных собраний являются несовершеннолетние активистки, а также представительницы ЛГБТ. Кроме того, давлению со стороны властей подвергаются участницы и сотрудницы неправительственных организаций, в том числе правозащитных и экологических, признанных в России «нежелательными» или «выполняющими функции иностранных агентов». Также с ограничениями сталкиваются журналистки, освещающие протестные акции: их могут задержать даже при наличии пресс-карты и редакционного задания. В особенно уязвимом положении также оказались представительницы меньшинств, например, религиозных, — некоторые сообщества в России оказались вне закона.

Каков опыт вашей организации в поддержке права женщин на свободу мирных собраний и ассоциаций? С какими проблемами в своей работе вы сталкивались, помогая обеспечить гендерное равенство и право на свободу собраний и ассоциаций?

В своей работе сотрудники ОВД-Инфо руководствуются принципом равенства женщин и мужчин и стремятся в равной степени поддерживать всех жертв политических преследований, в том числе активистов, выступающих за гендерное равенство и права меньшинств.

Мы предоставляем правовую помощь и информационную поддержку женщинам-жертвам преследований, связанных, в том числе, с реализацией права на свободу ассоциаций и мирных собраний. По состоянию на 10 июня 2020 года мы подали 26 жалоб в Европейский суд по правам человека в интересах женщин, задержанных, арестованных или оштрафованных после протестных акций в Москве летом 2019 года.

Также мы защищаем Анну Павликову и Марию Дубовик, фигуранток уголовного дела «Нового величия». В декабре 2017 года им было предъявлено обвинение в создании экстремистского сообщества. Но у нас и других правозащитных организаций есть основания считать, что организация была, по сути, создана российскими спецслужбами.

Перечислите меры и нормы, принятые государством или ООН, которые, на ваш взгляд, особенно помогли обеспечить для женщин равные права на свободу мирных собраний и ассоциаций? Приведите примеры инициатив гражданского общества, которые помогли преодолеть ограничения, с которыми сталкиваются женщины.

Большое значение имеет работа Комитета ООН по правам человека над замечаниями общего порядка к статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах — о реализации права на свободу мирных собраний. Мы надеемся, что в этом документе будут даны разъяснения по поводу практической реализации права на свободу собраний. К замечаниям можно будет апеллировать как на национальном, так и международном уровне.

В качестве положительных практик российского гражданского общества отметим общественное внимание к проблемам насилия по отношению к женщинам, задержанным на публичных мероприятиях: истории получают широкий резонанс, что повышает шансы на справедливый исход и поиск виновных.

Часть 2. Преследование женщин за реализацию свободы собраний

Введение

Гендерное равенство, феминизм, критика патриархальных устоев, домашнее насилие, харассмент, защита прав женщин, социальные права и гарантии для многодетных матерей и солидарность женщин с жертвами политических преследований и террористических актов — все эти темы поднимались на акциях, сопровождавшихся задержаниями, в течение последних 10 лет. Но женщины, разумеется, участвуют не только в акциях, так или иначе связанных с гендером.

В России в целом распространена практика пресечения мирных собраний: массовые задержания, уголовное и административное преследование организаторов и участников акций стали печальной обыденностью. Обязательная процедура согласования мероприятий остается непрозрачной, а информация о несогласованных акциях ограничивается.

Вместе с тем, реализация женщинами права на свободу мирных собраний в России связана с некоторыми особенностями. Женщин значительно реже, чем мужчин, задерживают на акциях, сопровождающихся массовыми задержаниями, а также реже привлекают к уголовной ответственности после публичных мероприятий.

Российское законодательство содержит ряд «послаблений» для женщин: беременным женщинам и женщинам с детьми в возрасте до 14 лет не могут назначить арест в качестве административного наказания; для преследуемых в уголовном порядке женщин не предусмотрено пожизненное лишение свободы, женщин не помещают в колонии строгого и особого режимов. Кроме того, женщины не обязаны служить в армии, из-за чего к ним не применяют угрозы принудительного призыва на военную службу.

При взаимодействии с правоохранительными органами женщины сталкиваются с эксплуатацией гендерных ролей. Иногда это проявляется в нравоучениях со стороны полицейских о том, что женщинам не стоит участвовать в акциях, и советах, что муж должен «дать за такое ремня». В материалах уголовных дел после протестов в Ингушетии само присутствие женщины на акции трактуется как провокация участников-мужчин, которые якобы вынуждены ее защищать и, как следствие, применять силу к полицейским.

При этом давление на участников акций в форме угрозы изнасилования или угрозы лишения родительских прав используют в отношении как женщин, так и мужчин.

Принуждение к участию в провластных акциях

В России регулярно фиксируются случаи принуждения к участию в официальных и провластных акциях, в том числе под угрозой отчисления из вуза или увольнения с работы. В группе риска, в первую очередь, студенты и бюджетники, часто — учителя, среди которых большинство женщины. Российское законодательство предусматривает уголовную ответственность за принуждение к участию в акциях (статья 149 УК, наказание до трех лет лишения свободы), однако на практике эта статья не применяется. Вот несколько примеров:

Согласование публичных мероприятий

Законно провести массовую акцию без согласия властей в России нельзя. При этом процедура согласования запутанная и непрозрачная для организаторов вне зависимости от пола. Вот главные проблемы:

1) жесткие сроки согласования акций и запрет на спонтанные мероприятия, даже с небольшим числом участников;

2) широкие полномочия властей на практике приводят к произвольным отказам, уполномоченные органы часто предлагают неадекватную по месту и срокам альтернативу;

3) суды придерживаются формального подхода, не оценивая аргументы организаторов;

4) непрозрачность системы: власти не публикуют статистику по согласиям и отказам, что лишь способствует злоупотреблениям.

Всё это создаёт условия для использования процедуры согласования как инструмента цензуры нежелательных для властей акций. Среди таких мероприятий могут оказаться и посвященные защите прав женщин, или организованные женщинами.

Ограничение распространения информации об акциях

Распространение информации о несогласованных акциях онлайн грозит блокировкой интернет-ресурса без решения суда. Для граждан предусмотрена административная ответственность, а за неоднократное информирование — до пяти лет лишения свободы.

Нападения на участниц акций

Участницы акций периодически сталкиваются с нападениями, полиция в таких случаях может наблюдать за происходящим и не вмешиваться.

Пресечение акций и массовые задержания

Распространенной практикой является пресечение мирных акций, прежде всего не согласованных с властями, и задержание их участников. Задержания на мирных акциях в России за последние годы исчисляются тысячами. По данным ОВД-Инфо, с 2013 по 2019 год в двух крупнейших городах России, Москве и Санкт-Петербурге, задержали не менее 17 079 участников 1 426 акций.

Среди задержанных на акции 9 сентября 2018 года в Санкт-Петербурге было не менее 157 женщин, 12 июня 2017 года в Санкт-Петербурге — не менее 127, 27 июля 2019 года в Москве — не менее 92.

Задержаниями сопровождаются и акции в защиту прав женщин, гендерного равенства и солидарности женщин с жертвами политических преследований и террористических атак. По оценкам ОВД-Инфо, с 2013 до конца 2019 года в Москве и Санкт-Петербурге на 25 таких акциях были задержаны не менее 105 человек.

Таблица задержаний на публичных мероприятиях в Москве и Санкт-Петербурге

Задержания продолжаются и в 2020 году.

В других регионах тоже не обходится без задержаний на подобных акциях.

При этом в целом женщин на массовых акциях задерживают реже, чем мужчин. Во время самых массовых с 2011 года задержаний летом 2019 года в Москве доля женщин среди участников акций составляла около 40%, при этом среди задержанных их было, по оценкам ОВД-Инфо, не больше 30%, а с большой вероятностью менее 10%.

В то же время результаты исследования санкт-петербургской ЛГБТ-инициативной группы «Выход» за 2019 год свидетельствуют о большей доли женщин среди людей, принимавших участие в ЛГБТ-акциях, а также пострадавших при проведении ЛГБТ-акций (в обоих случаях доля женщин составила 57%). Особенно высоки риски для трансгендерных людей, их доля среди пострадавших во время акции заметно выше, чем среди участников (23% в сравнении с 19%), отмечается в докладе «Выхода».

Задержания могут носить абсолютно случайный характер, причину полицейские не объясняют.

Задержания на одиночных пикетах

Согласно российскому законодательству, одиночный пикет — это единственная форма акции, о которой не нужно заранее предупреждать власти. Однако каждая третья акция, на которой задерживают участников в Москве и Санкт-Петербурге начиная с 2013 года, — именно одиночные пикеты. Нередко полиция на таких акциях задерживает женщин.

В некоторых случаях основанием для пресечения акции становится подозрение, что несколько одиночных пикетов представляют собой единое мероприятие.

Иногда к задержаниям приводит вмешательство провокаторов.

С 2016 года закон требует подавать уведомление даже об одиночном пикете, если в нем используется «быстровозводимая сборно-разборная конструкция».

В марте–июне 2020 года многочисленные задержания во время одиночных пикетов проходили со ссылкой на ограничительные меры, введенные для борьбы с распространением COVID-19.

Применение силы к задержанным

К женщинам, участвующим в акциях, сотрудники правоохранительных органов применяют силу при задержании, а также по дороге в отделение и в самом ОВД. Жалобы на агрессивное поведение полиции часто остаются без ответа. Вот несколько примеров.

Применение силы при задержании:

Применение силы в автозаке:

Применение силы в отделе полиции:

Подвергаются избиениям и освещающие акции журналистки.

Давление на задержанных и нарушение их прав

Задержанные на акциях сталкиваются с нарушением своих прав и жестоким обращением. ОВД-Инфо часто получает информацию о том, что у задержанных забирают телефоны (что лишает возможности попросить о помощи и связаться с юристами), а также фотографируют и берут отпечатки пальцев, нередко с помощью угроз. Срок задержания часто значительно превышает установленные законом три часа; в некоторых случаях задержанным не дают еды и воды, не выпускают в туалет, не передают еду и лекарства от тех, кто приехал их поддержать. Кроме того, в отдел полиции зачастую не пускают адвокатов. Жертвами таких действий становятся в том числе женщины.

Зафиксированы случаи принудительной психиатрической госпитализации задержанных (как правило, если человек активно выражает недовольство действиями полиции, настойчиво требует соблюдения своих прав или отказывается называться).

Российское законодательство об административных правонарушениях предусматривает дополнительные гарантии для беременных женщин и женщин, у которых есть дети в возрасте до 14 лет: их нельзя арестовать. Вместе с тем, законодательство не запрещает задерживать их до 48 часов без постановления суда. В декабре 2015 года Конституционный суд РФ не усмотрел в этом проблемы. На практике длительное задержание применяется и к участницам публичных мероприятий.

После протестов против недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму в 2019 году в Госдуме зазвучали предложения о снятии ограничения на арест женщин с малолетними детьми. Поводом послужила ситуация с Любовью Соболь, которая активно участвовала в протестах после того, как ее кандидатуру не зарегистрировал Мосгоризбирком. Как мать маленького ребенка Соболь не могли арестовать, но оштрафовали в общей сложности более чем на 1,5 млн рублей.

Административное преследование

Следствием многочисленных задержаний становится массовое административное преследование участников мирных акций. Чаще всего применяется административная статья о нарушении порядка проведения публичного мероприятия (ст. 20.2 КоАП), по которой суды назначают крупные штрафы и аресты на срок до 30 суток, а также обязательные работы.

В 2019 году средний штраф, наложенный по статье КоАП 20.2, составил более 16 тыс. рублей, в общей сложности за один год суды наложили штрафов почти на 60 млн рублей.

Судя по данным с официальных сайтов, в 2019 году российские суды рассмотрели не менее 685 дел по статье 20.2 КоАП, ответчиками по которым были женщины, и 3823, где ответчиками были мужчины. Из этих дел в 120 случаях (17%) женщинам вменяли организацию акций и в 512 случаях (75%) — участие в акциях. Еще 53 дела (8%) возбуждены по факту «повторных» нарушений и предполагают штраф до 300 тыс. рублей) и до 30 суток ареста.

Наказание за «повторное» нарушение, а также наказание в виде ареста для организаторов и участников акций было введено в середине 2014 года и активно применяется с 2015 года.

Угрозы, отчисления и другие способы внесудебного давления

Задержания и административное преследование являются наиболее массовыми и широко распространенными инструментами давления на участников публичных мероприятий. Однако к женщинам-участницам акций применяются и другие методы, с которыми сталкиваются политические активисты в целом, такие как вызовы на беседу в полицию, слежка, давление и угрозы.

В качестве дополнительной меры давления на участниц протестных акций используются угрозы лишения родительских прав.

Подобная мера давления используется также в отношении мужчин и семей:

Нередки случаи отчисления и угрозы отчислением студенток, занимающихся сбором подписей в поддержку политзаключенных или организацией акций — формально за неуспеваемость. Иногда от учащихся вузов требуют отказаться от участия в протестных митингах под угрозой отчисления.

Ряд методов давления распространяется исключительно на мужчин. Это, например, вызов в военкомат и большие риски попасть в армию при отчислении из вуза — потеряется студенческая отсрочка.

Уголовное преследование участниц мирных акций

За 2015–2020 годы, по данным ОВД-Инфо, в отношении женщин в России возбудили не менее 8 уголовных дел после протестных акций.

Таблица уголовных дел в отношении женщин после публичных мероприятий в России с 2015 года.

По данным «Базы политпрессинга», где собирается информация о политически мотивированных уголовных делах, с 2015 года авторитетные правозащитные организации признали политически мотивированным уголовное преследование в отношении трех участниц акций в России и 109 таких дел в отношении мужчин.

В 2014 году в российском Уголовном кодексе появилась статья 212.1, криминализующая участие в мирных, но не согласованных с властями протестных акциях. За «неоднократные» нарушения на публичных мероприятиях, даже если акции носили абсолютно мирный характер, стало возможным наказание до пяти лет лишения свободы.

В 2017 и в 2020 годах перед Конституционным судом ставился вопрос о конституционности столь суровой ответственности за участие в мирных акциях, но оба раза статья не была признана противоречащей Конституции.

Также за последние 10 лет участниц протестов в России обвиняли в организации массовых беспорядков или участии в них, в хулиганстве, в применении насилия и оскорблении по отношению к сотрудникам правоохранительных органов и представителей власти, в организации экстремистского сообщества, а также в публичных призывах к нарушению территориальной целостности РФ.

Одно из ключевых политических дел последнего десятилетия — так называемое «Болотное дело» о протестах в центре Москвы 6 мая 2012 года накануне инаугурации Владимира Путина на третий президентский срок. Среди его фигурантов — 6 женщин и 30 мужчин.

Всего на 1 мая 2020 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы России содержались 511 030 человек, из них 41 376 женщин. Согласно исследованию Института проблем правоприменения, при прочих равных у женщин в полтора раза меньше шансов быть приговоренными российскими судами к реальному лишению свободы, а также на 18% больше шансов на оправдание. Российское законодательство не предусматривает пожизненного лишения свободы для женщин, их не помещают в колонии строгого и особого режимов.

Эксплуатация гендерных ролей

При задержании, в отделениях полиции, при оценке действий в материалах уголовного дела участницы протестных акций сталкиваются с проявлениями сексизма.

Ограничение свободы собраний и несовершеннолетние

Действующий в России Закон о митингах не ограничивает возраст участников публичных мероприятий, но ограничивает возраст организаторов: митинги можно организовывать с 16 лет, а демонстрации и пикеты — только с 18.

В результате такого регулирования неясно, могут ли несовершеннолетние проводить одиночные пикеты: в законе не определено, считается ли одиночный пикетчик участником или организатором акции. Между тем одиночный пикет, согласно российскому законодательству, единственная форма акции, не требующая предварительного согласования с властями, и, следовательно, единственная возможность провести спонтанную акцию. В некоторых случаях полиция трактует закон таким образом, что проводить одиночный пикет разрешено только с 18 лет.

Несовершеннолетние сталкиваются с дополнительными методами давления в связи с участием в протестах.

Нередки случаи давления на оппозиционно настроенных учениц в школах.

К ответственности за участие несовершеннолетних в акциях иногда привлекают их родителей:

Родители несовершеннолетних участников протестных акций сталкиваются с угрозами лишения родительских прав:

В 2018 году было введено наказание за «вовлечение несовершеннолетнего» в участие в «несанкционированных» акциях — за это предусмотрен штраф от 30 до 50 тыс. рублей, обязательные работы на срок до 100 часов или арест до 15 суток. Что подразумевается под «вовлечением», в статье КоАП не разъясняется.

Тенденция ограничения участия несовершеннолетних в публичных мероприятиях проявилась в 2019 году, когда из-за присутствия ребенка на несогласованной протестной акции на его родителей завели уголовное дело:

Российское законодательство всячески «оберегает» детей не только от присутствия на акции, но даже от наблюдения за ней со стороны. По данным на май 2017 года, запрет на проведение митингах на территории или рядом с образовательными учреждениями действовал в 64 регионах России, у детских площадок — в 40 регионах, у «детских организаций» — в 33 регионах. В ряде субъектов РФ запрещают проводить акции в местах — а иногда и вокруг таких мест, — где в это время проводятся (или даже где запланированы) «мероприятия с участием детей».

Запрет «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних, изобретение 2013 года, регулярно становится основанием для пресечения акций на ЛГБТ тематику, где бы они ни проводились, но особенно — если рядом находятся детские библиотеки, школы и другие учреждения, связанные с детьми. В 2014 году Конституционный суд подчеркнул, что запрет на «пропаганду» не должен препятствовать проведению публичных мероприятий, однако практика отказов в согласовании сохранилась.

Материалы по теме

С более подробной информацией о проблемах со свободой собраний в России можно ознакомиться в следующих докладах ОВД-Инфо на русском и английском языках:

Доклады